7232

Игра на выбывание. Какими препаратами лечат коронавирус?

Известно, что COVID-19 первое время протекает как обычная респираторная инфекция: с лихорадкой, слабостью и болью в горле. У 60% пациентов отмечается сухой кашель. Каждый третий жалуется на боль в мышцах. Врачи считают, что такие симптомы говорят о легкой форме болезни, и назначают симптоматическое лечение (которое избавляет от симптомов, но не воздействует на причину болезни): постельный режим, обильное питье, при необходимости — жаропонижающие и отхаркивающие средства. 

В тех случаях, когда лихорадка держится более 5-7 дней и возникают проблемы с дыханием, требуются более серьезные средства. Сейчас в мире исследуются десятки потенциальных препаратов против COVID-19. Но все они, прежде чем начнут применяться массово, должны пройти клинические исследования на пациентах с коронавирусом. 

Было — стало

В такой нестандартной ситуации врачи стали искать средство против новой напасти среди препаратов, созданных для борьбы с другими заболеваниями. И прежде всего в дело пустили противовирусные лекарства. 

Одним из первых испытания прошел умифеновир («Арбидол»), который «в мирной жизни» используется для лечения гриппа. Это было смелым решением, учитывая, что ВОЗ так и не признала «Арбидол» из-за недостатка данных о его эффективности и безопасности. Позднее исследование китайских врачей показало, что он не улучшает состояние пациентов с коронавирусом, а вызывает побочные эффекты, которые осложняют и без того их нелегкое состояние: тошноту, диарею, потерю аппетита. 

Большие надежды возлагались на лопинавир — препарат, применяемый для лечения больных с ВИЧ. Но исследования также показали, что разницы в течении заболевания у тех пациентов, которые получали лопинавир, и тех, кто его не получал, нет. Клинические испытания показали, что выздоровление пациентов с COVID-19 ускоряет ремдезивир (лекарство от лихорадки Эбола и вируса Марбурга), и теперь он включен в терапию пациентов с тяжелой формой заболевания. Хотя он не снижает смертность от коронавируса, а его эффективность при массовом применении мало изучена, сегодня ремдезивир рассматривается как один из наиболее перспективных препаратов.

С легкой руки президента США главным спасителем человечества от коронавируса был объявлен гидроксихлорохин (это производная одного из старейший препаратов от малярии — хлорохина, разработанного еще в 1934 году). Однако после того, как в Бразилии во время клинических испытаний хлорохина скончались 11 пациентов, восторгов поубавилось. Тем не менее из-за большого общественного резонанса хлорохин был включен ВОЗ в программу SOLIDARITY (общемировое исследование наиболее многообещающих препаратов от коронавирусной инфекции).

В России пациентам с легкой формой коронавируса рекомендован лопинавир/ритонавир (средство для терапии ВИЧ). Не все врачи согласны с такой установкой, поскольку еще китайские исследования не показали заметных улучшений в состоянии пациентов с коронавирусом на фоне его применения.

Поможет ли гепарин?

Нужно сказать, что Минздрав шесть раз обновлял методические рекомендации (протоколы лечения пациентов с COVID-19). После очередного апгрейда в них были включены антикоагулянты (препараты, разжижающие кровь). Как они могут помочь при вирусной инфекции? 

«Патологоанатомы выяснили, что непосредственной причиной смерти пациентов с коронавирусом служит диффузное поражение мелких сосудов легких, которые оказываются забиты тромбами, — поясняет пульмонолог, кандидат медицинских наук Игорь Манников. — Это приводит к кислородному голоданию, которое повреждает жизненно важные органы (сердце, мозг, почки, печень и т. д.). Для предотвращения тромбообразования пациентам стали давать антикоагулянты, в частности, гепарины. Это лекарство растворяет тромбы и уменьшает воспаление». 

Похоже, что последняя рекомендация также будет отредактирована. Китайские исследователи установили, что у больных с COVID-19 вырабатываются антитела, соединяющиеся с молекулами гепарина. Этот комплекс повреждает клетки-тромбоциты, что приводит к их массовой гибели (тромбоцитной недостаточности), которая, в свою очередь, провоцирует образование новых тромбов и может привести к гибели пациентов. 

По сообщениям китайских специалистов, такие осложнения возникают у 40% больных с тяжелой формой COVID-19. Скорее всего, уже в ближайшее время для разжижения крови будет рекомендовано использовать другие антикоагулянты. 

Обмен антителами

Единственный способ воздействовать непосредственно на коронавирус — это переливание плазмы крови выздоровевших больных. Однако и его нельзя считать панацеей. Известны случаи, когда переливание не спасало тяжелых пациентов от гибели. Рандомизированных контролируемых испытаний пока не проведено. Как долго в крови людей сохраняются антитела к COVID-19, медики не знают, а выбрать походящих доноров затруднительно: у пациентов, перенесших вирус в легкой форме, антител недостаточно. 

Сейчас врачи пытаются понять, на каком этапе болезни и в какой дозе стоит применять плазму. Но большинство пациентов, получивших биоматериал, все же выздоравливают. А это стимулирует к продолжению исследований. 

Так чем же лечат пациентов? 

«Официально зарегистрированных препаратов для лечения COVID-19 нет, — поясняет врач-генетик медицинского центра „Атлас“ Александр Резник. — По состоянию на 4 мая есть данные о 1161 клиническом исследовании на эту тему, но ни одно из них не отвечает на вопрос о том, какой препарат самый действенный и эффективный. Несмотря на это, в документах ВОЗ подробно расписаны схемы терапии, в том числе интенсивной, для пациентов с COVID-19. 

Люди могут следить за информацией о потенциально эффективных лекарствах, но принимать их самостоятельно не рекомендуется. Лечение новой инфекции стоит в полной мере делегировать врачам, поскольку только лечащий врач видит полную картину заболевания».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество