7237

Доктор Франциско Харрисон: «Лучшее лечение COVID-19 — это профилактика»

Ирина Амэ / АиФ

Какова сейчас обстановка в европейских странах и как защититься от COVID-19, АиФ.ru узнал у доктора медицины, основателя международной компании по клиническим исследованиям Франциско Харрисона.

Как обстоят дела в Европе?

— Доктор Франциско, в России мы видим, что эпидемия коронавируса идёт на спад. А как обстоят дела в Европе? 

— В Европе ситуация очень неоднородная, она сильно отличается от страны к стране. Можно выделить три крупных региона. Первый — Средиземноморье, куда входят Италия, Испания и юг Франции. Там сейчас в разгаре туристический сезон. И мы установили, что главными носителями вируса, распространяющими заболевание с новой силой, являются молодые люди от 14 до 24 лет. Именно они активно перемещаются сейчас, тесно общаются друг с другом, посещая бары и дискотеки. 

Доктор медицины, автор более 60 научных публикаций  Франциско  Харрисон (Словакия).
Доктор медицины, автор более 60 научных публикаций  Франциско  Харрисон (Словакия). Фото: АиФ/ Ирина Амэ

Второй регион — страны Бенилюкса, север Франции, Германия, Польша. Там ситуация гораздо более стабильная, поскольку у их жителей другой менталитет. Люди, живущие в этой части Европы, более дисциплинированные, строго придерживаются правил, поэтому там вирус хоть и распространяется, но гораздо более низкими темпами. 

Особняком стоит Великобритания, где положение дел весьма непростое. Объяснить это можно тем, что на начальном этапе пандемии англичане недооценили угрозу и своевременно не приняли должных мер. В результате там оказалось слишком много тяжёлых пациентов, поступивших на госпитализацию (в этой стране самое большое количество «ковидных» коек в Европе). Тем не менее и в Великобритании дела улучшаются, так как государство, осознав серьёзность ситуации, всё-таки предприняло более строгие меры по сдерживанию вируса.

— Клинические рекомендации по лечению COVID-19 постоянно меняются. Почему это происходит и каким образом этот вирус лечат в Европе? 

— Когда меня спрашивают, какие новые препараты от COVID-19 появились, я вынужден отвечать, что никакие. Поскольку новых препаратов просто нет. И потому сейчас важно понимать, как существующие препараты могут помочь в борьбе с новым вирусом, чем мы сейчас и занимаемся. Это нормально, ведь аспирин, к примеру, известен уже свыше 100 лет, но по-прежнему широко и успешно используется при лечении разных заболеваний. 

Сегодня мы активно исследуем многие существующие препараты, проверяя, насколько эффективно они работают при COVID-19. И это одна из основных причин того, почему клинические рекомендации часто меняются, ведь пока ещё не выработано единой чёткой стратегии борьбы с новым вирусом. Одни лекарства выбывают из схем лечения, другие приходят им на смену. Так, из рекомендаций был исключён препарат гидроксихлорохин, не доказавший своей эффективности. 

На данный момент есть только два препарата, которые в клинических исследованиях продемонстрировали ту или иную эффективность: это ремдесивир, который известен уже 8 лет, и дексаметазон. 

Параллельно ведутся исследования других лекарств, например полиоксидония, и мы видим предварительные хорошие результаты.

Официальные клинические рекомендации на уровне государств поступят ещё нескоро, их выработка займёт какое-то время. А пока практически каждое медицинское учреждение вырабатывает свои схемы лечения, используя все упомянутые, а также другие препараты в разных комбинациях.

Российский вклад в борьбу с коронавирусом

— Вы знакомы с опытом наших врачей. Скажите, отличается ли тактика лечения COVID-19 в России от европейской? 

— Действительно, я принимал участие в качестве консультанта в двух российских исследованиях . В связи с этим я познакомился с тем, как лечат COVID-19 в России. Не могу сказать, что нашёл какие-то принципиальные отличия между вашими и европейскими протоколами лечения. 

— Российский полиоксидоний входит в клинические рекомендации Словакии по лечению COVID-19. Вы участвовали в международном исследовании этого препарата. Как оцениваете его потенциал для борьбы с COVID-19? 

— Сейчас действие этого препарата как раз изучается. Думаю, что прежде, чем мы полностью поймём, как он работает при этом всё ещё малоизученном заболевании, пройдёт немало времени. 

Но первый этап международных клинических исследований, доказавший безопасность полиоксидония, уже позади. Это очень важно, поскольку практически все используемые сегодня в лечении COVID-19 препараты (ремдесивир, интерферон и прочие) имеют одно общее свойство: они могут вызывать существенные побочные явления, что для пациентов в тяжёлом состоянии крайне опасно. 

Я был приятно удивлён тем, что, являясь иммуномодулятором, полиоксидоний не вызывает цитокиновый шторм или другие серьёзные побочные явления. Во всяком случае, имеющиеся на сегодняшний день данные позволяют так говорить. 

Компания-производитель предоставила отчёты по использованию этого препарата за последние 10 лет, где содержались доказательства его безопасности. Как только мы получили эти данные, сразу начали применять этот препарат у тяжёлых пациентов. Сейчас ведутся дальнейшие исследования, и пока их результаты нас обнадёживают, но, чтобы сделать окончательные выводы, надо дождаться сентября, когда закончится многоцентровое двойное слепое исследование с плацебо-контролем.

— Проверялась ли эффективность этого препарата для профилактики?

— Да, этот препарат можно применять для профилактики. И, хотя у нас пока нет результатов, которые бы подтверждали, что он способен предотвращать развитие тяжёлых форм заболевания, определённые предпосылки считать, что полиоксидоний может так работать, уже имеются. 

Это было бы отлично, ведь есть страны (например, в Африке и Латинской Америке), где системы здравоохранения не позволяют госпитализировать достаточное количество больных и лечить их должным образом в стационарах. 

— Одно из самых грозных осложнений COVID-19, о котором говорят сейчас наши врачи, — цитокиновый шторм, т. е. такая реакция иммунной системы организма, которая вызывает неконтролируемое воспаление и приводит к повреждению собственных тканей. Как вы на это смотрите? 

— Роль цитокинового шторма, вызывающего воспалительную реакцию со стороны иммунной системы организма, в развитии заболевания очень высока. Ещё 3 месяца назад мы об этом не знали. Раньше считали COVID-19 только респираторным заболеванием, но теперь ясно, что это патология, способная оказывать большое влияние на сердечно-сосудистую и другие системы человека. Есть, к примеру, многочисленные врачебные свидетельства того, что многие больные, среди которых имеются и молодые люди, в течение долгих недель и даже месяцев после выздоровления могут страдать серьёзными неврологическими нарушениями. 

Правила для каждого

— Какие меры профилактики коронавирусной инфекции, на ваш взгляд, наиболее эффективны? 

— Мой взгляд на COVID-19 таков: лучшее лечение — это профилактика. К сожалению, мы сегодня наблюдаем, что с течением времени люди перестают опасаться вируса. Или по-прежнему полагают, что COVID-19 опасен только для пожилых людей и совершенно не страшен молодым и здоровым. Это не так. 

Кроме того, распространена точка зрения, что сегодня заболевание проходит уже не в такой тяжёлой форме, как в начале пандемии. И это тоже заблуждение. Воздействие вируса не ослабло, он оказывает на организм такое же пагубное действие, как и раньше. Другое дело, что врачи уже научились с ним бороться. 

Повторяю, вирус по-прежнему активен. Поэтому заниматься профилактикой очень важно. Среди наиболее эффективных мер в первую очередь надо назвать социальное дистанцирование. Второе — ношение защитных масок. Поначалу врачи советовали носить их только заболевшим, чтобы не распространять вирус, но затем рекомендация изменилась. Теперь их советуют надевать всем, особенно при нахождении в замкнутых помещениях. Ведь эти средства защиты имеют ещё и психологический эффект. Люди в маске лишний раз не притрагиваются к своему лицу и вообще проявляют большую осторожность. На открытом воздухе надевать маски не нужно (конечно, при условии соблюдения социальной дистанции). Третья важная мера — регулярное мытьё рук, особенно после возвращения с улицы. 

Ну и, наконец, существует медикаментозная профилактика. Для этого можно использовать известные иммунномодулирующие препараты.. 

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

— Каков ваш прогноз: сможем ли вернуться к нормальной, «доковидной» жизни? Когда?

— Конечно, мы вернёмся к нормальной жизни. Другое дело, что может потребоваться больше времени, чем ожидалось. Я полагаю, на это уйдёт весь следующий год и половина 2022-го. По моей личной оценке, лишь к 2023 году мы сможем забыть про маски и дистанцию, не опасаясь заражения. 

Сейчас главные надежды связаны с появлением долгожданной вакцины, которая должна замедлить распространение заболевания. Но, даже если такая вакцина появится и окажется эффективной, останется вопрос о продолжительности её действия. Поэтому дополнительная поддержка иммунитета, в частности в виде употребления иммуномодулирующих препаратов (того же полиоксидония), будет оставаться актуальной.

Имеются противопоказания. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество