501

Новый рейтинг военного влияния государств

Центр политической информации (ЦПИ) разработал новый рейтинг военного влияния государств, который включает более широкий анализ показателей, нежели просто количественное и качественное состояние вооруженных сил той или иной страны.

Полная версия видеоконференции

Об этом на онлайн-конференции «АиФ» журналистам аккредитовавшихся изданий рассказали:

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации, автор доклада;

Алексей Мартынов, политолог,  директор неправительственной организации «Международный институт новейших государств»;

Павел Данилин, директор Центра политического анализа.

«Мы учли эффективность затрат государств на вооруженные силы, способность применять „мягкую силу“, экономику и объем собственных природных ресурсов, качество и стабильность управления, наличие военных союзов и многое другое, что не входит в большинство действующих рейтингов», — отметил Алексей Мухин.

По его словам, комплексный анализ «военной или национальной мощи» меняет привычную расстановку первой тройки государств, — Россия, США и Китай — хотя все три участника в ней по-прежнему присутствуют.

«Все рейтинги и оценки военной/национальной мощи являются условными и дискуссионными. Действительный потенциал может показать только реальный конфликт, и на его исход влияет множество факторов», — считает Мухин.

Полный текст исследования доступен на сайте ЦИП[1]. Ниже — его краткое содержание и собственно рейтинг.

Недостатки существующих рейтингов

Оценки большинства действующих рейтингов сводятся к сравнению количественных / материальных показателей. Уже эти оценки чаще всего выводят Россию на 2 место в мире после США.

При этом, как правило, не учитываются многие критерии, например, наличие ядерного оружия, качественные показатели военного и политического руководства страны, т. н. «мягкая сила» и т. п.

Плюс не учитываются санкции и систематическое проявление недобросовестной конкуренции со стороны США на мировом рынке вооружений. Следствие этого — недооценка оборонного потенциала России.

Малоизученным остается фактор неопределенности (т. н. «черные лебеди»), который может в одночасье перевернуть любые выводы, основанные на количественных показателях.

Текущий уровень оборонного потенциала РФ полностью отвечает тем целям и задачам, которые закреплены в российской «Стратегии национальной безопасности» и «Военной доктрине».

Сравнительный анализ / неучтенные преимущества (потенциала РФ)

Сравнение с советскими показателями не совсем корректно. Текущий уровень сил РФ уступает количественно, но исторический опыт СССР показал, что чрезмерное перенапряжение ресурсов приводит к разбалансировке всей системы госуправления и социально-экономических отношений в обществе.

ИМИДЖ: Последние качественные изменения в Российской армии не только были поддержаны обществом, но и стали предметом национальной гордости (престиж армии, социология).

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ: Текущая смешанная система комплектования отвечает возросшим требованиям к подготовке личного состава (+ лучшие возможности мобилизации). Общая численность личного состава подобрана оптимально исходя из потребностей в текущих служебно-боевых задачах.

Возрос уровень довоенной подготовки граждан — усиление патриотизма и ответственности перед Родиной среди молодежи.

УПРАВЛЕНИЕ: Способность государства создавать сложные и одновременно высокоэффективные системы управления военной инфраструктурой — один из неучтенных показателей военной мощи.

В РФ: повышение уровня управляемости через создание Национального центра управления обороной (НЦУО РФ). Внедрение решений в области управления, в том числе основанных на применении искусственного интеллекта (ИИ).

Наращивание объемов ВОЕННЫХ РАСХОДОВ автоматически не означает достижения военного превосходства.

Текущий уровень государственных трат РФ на оборону является оптимальным, а его снижение в основном вызвано выполнением программы Гособоронзаказа до 2020 года. Контраст: Саудовская Аравия тратит на оборону больше (3-я в мире по тратам), но фактически вынуждена закупать американское вооружение для подтверждения своей лояльности. +Неудачи КСА на Ближнем Востоке.

Немногие страны-лидеры рейтингов способны самостоятельно проецировать военную силу за пределы своих границ. Сирийская кампания. Гуманитарные миссии («мягкая сила»).

ВООРУЖЕНИЯ: Недооценен фактор ядерного потенциала. Российская ядерная триада по-прежнему является гарантом не только безопасности нашего государства, но и сохранения стабильности в глобальном масштабе. В тактическом ядерном оружии (ТЯО) РФ превосходит США. Отсюда беспокойство США и попытки изменить ситуацию. Наличие ТЯО позволяет России минимизировать затраты на обычные вооружения.

Россия является одной из немногих стран, которая может самостоятельно осуществлять все производственные процессы и имеет существенные запасы необходимого сырья для производства ЯО.

Только две страны в мире — Россия и США — обладают полноценной стратегической системой ПРО.

Только ограниченное количество стран, среди которых и Россия, имеют возможность разрабатывать, производить и эффективно применять современное ракетное вооружение.

Россия — первая страна мира, успешно испытавшая гиперзвуковое оружие.

ДОПФАКТОРЫ ДЛЯ РФ: высокий уровень стабильности состояния политических институтов государства; способность и возможности государства формировать военные союзы (ОДКБ — успешный проект, несмотря на сложности); консенсусность и учет мнений союзников (отличие от США, диктующих условия); последовательность в защите интересов — своих и союзников (как следствие, рост привлекательности РФ как поставщика и партнера).

РЕЙТИНГ ВОЕННОГО ВЛИЯНИЯ СТРАН. Уровень военного влияния учитывает не только оборонный потенциал, но и другие факторы. Исходя из этого рейтинг 15 сильнейших в этом отношении государств выглядит следующим образом.

1

 

Россия

Стабильность политических и военных институтов. Паритет с передовыми мировыми державами. Участие в разрешении большинства мировых вооруженных конфликтов. Эффективно реализует гуманитарные и миротворческие миссии. Способна создавать и поддерживать полноценные военные союзы различных форматов.

В разрешении конфликтов исходит из позиции невмешательства во внутренние дела государств, поддерживая законно избранные правительства. Внедряет эффективные и гибкие финансовые инструменты поддержания национальной мощи, гарантирующие сохранение внешнего влияния и сохранение внутренней обороноспособности.

2

 

США

Несогласованность действий в высших звеньях государственного и военного управления. Оборонный потенциал гарантирует полную защиту территории с возможностью проецировать военно-политическую силу на нескольких направлениях сразу.

Гуманитарные и миротворческие миссии — с разной степенью успешности. В ВТС с союзниками и партнерами нередко пользуется механизмами давления. Высокий уровень трат на военные нужды. Эффективность распределения ресурсов подвергается сомнению: значимая часть средств направляется на содержание большого количества военных баз за рубежом и ведение нескольких военных кампаний.

3

 

Китай

Стабильность политических и военных институтов, демонстрирующих способность к защите интересов на международной арене, но не всегда готовых к активным действиям. Развивает качественный и сохраняет количественный потенциал вооруженных сил. Имеется возможность проецировать военно-политическую силу, но нет реального опыта для этого. Готовность жертвовать собственными ресурсами для поддержания региональной и глобальной безопасности не очевидна.

В ВТС с партнерами в качестве импортера вооружений нередко пользуется механизмами нелегального копирования технологий, что осложняет сотрудничество. За последние несколько десятилетий КНР не вступала в прямой или опосредованный  вооруженный конфликт. Сохраняет высокий уровень трат на военные нужды.

4

 

5

Франция

 

Велико-британия

 

Обладают относительной стабильностью политических и военных институтов. Активно развивают качественный потенциал вооруженных сил. Имеют возможность проецировать военно-политическую силу в ограниченном масштабе и зачастую действуют в качестве вспомогательных сил США. Принимают ограниченное участие в миротворческих миссиях. В разрешении конфликтов исходят из позиции активного вмешательства во внутренние дела государств. Положительные итоги участия в последних вооруженных конфликтах не очевидны. Имеют относительно высокие траты на оборонные нужды.

6

7

 

Индия

Пакистан

Больше сосредоточены на решении внутренних проблем и разрешении двусторонних пограничных конфликтов. Обладают значительными количественными военными и людскими  ресурсами, а также имеют ядерный потенциал, способный гарантировать защиту территории. Во внешней политике больше занимают пассивную позицию.

Возможности для ограниченной проекции военно-политической силы, но нет реального опыта.

8

9

10

 

Турция

Иран

Израиль

Сохраняют количественный и развивают качественный уровень оборонного потенциала. Ограничиваются интересами внутри своего региона, но могут занимать активную позицию в международных делах. Имеют определенный потенциал для распространения «мягкой силы» на соседние страны, участвуют в формировании коалиций. Имеют сбалансированный военный бюджет. Оборонный потенциал Турции и Ирана больше сосредоточен на количественных показателях, а Израиля — на качественных.

11

12

Южная Корея

Япония

 

Имеют высокий уровень оборонных трат. Ограничиваются интересами внутри своего региона, но также могут занимать активную позицию в международных делах. Участвуют в формировании коалиций, но в основном рассчитывают на союзническую помощь США. Имеется ограниченный потенциал для проекции военно-политической силы в регионе, но нет реального опыта для этого.

 

13

14

15

 

Италия

Германия

Польша

Проявляют стремление к увеличению качественных показателей оборонного потенциала, формируют свою оборонную политику исходя из союзнических обязательств в рамках НАТО, но при этом Италия имеет и развивает свои военно-политические интересы за пределами Европы. Периодически принимают участие в разрешении некоторых вооруженных конфликтов в качестве политико-дипломатической и миротворческой силы.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах