aif.ru counter
26.08.2015 00:03
2008

Заложники Киева. Политзаключённых будут обменивать?

Надо понимать, что на скамье подсудимых не бойцы «Правого сектора» и не футбольные фаны, которые вместе с радикалами заживо жгли людей в Одессе. Судят представителей «Антимайдана». «Надежды на правосудие нет - судьи запуганы, могу предположить, что на них осуществляется давление. Поэтому мои подзащитные хотят идти по обмену. В противном случае их посадят в тюрьму, и надолго», - сказал «АиФ» Кирилл Шевчук, адвокат. По его словам, только в Одесском СИЗО сейчас сидит 70-100 политзаключённых. В список по обмену пока включили 10 антимайдановцев. Но вероятность обменять их невысока - Киев, несмотря на минские договорённости, практически прекратил обмен.

«Брили» асфальтом

Опыт обмена политзаключённых у ополченцев есть. В декабре 2014 г. так удалось спасти харьковского учёного, который полгода просидел в СИЗО. У проректора Международного Славянского университета Алексея Самойлова, обвинённого в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, при обыске в квартире «нашли» тротил. При этом на его маленькую внучку наводили автоматы, самого хозяина избили. Он не ходил на акции протеста и не захватывал обладминистрацию. Он лишь позволял себе «неправильно» высказываться о новой власти. Об аде в изоляторе СБУ Самойлов старается не вспоминать. «Было всякое: и прижигание сигаретами, и «бритьё» асфальтом. Били по голове, руками и ногами». Довелось ему и с уголовниками в камере посидеть, и в одиночке два месяца гадать о своей судьбе. В сентябре 2014-го дело против Самойлова приостановили ввиду недостаточности доказательств. Якобы выпустили и тут же объявили в розыск. «Домой ко мне приходят письма, повестки. А я в это время сижу в СИЗО, в камере № 6…» - рассказывает Самойлов. Его тесть, академик Раковский, не пережил этого ужаса. При этом о происходящем знали представители ОБСЕ. «Первый раз ОБСЕ приехали дней через 10 после моего задержания. Я ещё был весь фиолетово-сине-жёлто-зелёный, - вспоминает учёный. - С одним обээсешником, Гюнтером, мы виделись за год до этих событий, на конференции, где я говорил, что у нас угроза фашистско-нацистского путча очень близка… Он тогда не верил. А в полтавском СИЗО, в кабинете, куда меня привели из камеры, признал, что я был прав...»

Европа не поможет

Журналиста из Ивано-Франковска Руслана Коцабу за отказ от мобилизации обвиняют в гос­измене и шпионаже. Он посмел записать видеообращение к Порошенко: «Не надо присылать мне повестку о мобилизации, мне проще от 2 до 5 лет отсидеть в тюрьме, чем я буду сейчас идти на гражданскую войну, убивать или помогать убивать своих соотечественников». Теперь Руслан может сесть на 15 лет. Он не «сепаратист» - он правдолюб. Сказал, что видел: в ЛНР нет российских войск, а удары по городам Донбасса наносят украинские войска. 4 года назад Коцаба обратился к генпрокурору с требованием возбудить уголовное дело за оскорбление национальных символов президентом Януковичем, но тогда его не то что не посадили, даже «на карандаш» не взяли.

Руслан Коцаба
Руслан Коцаба. Фото: Скриншот видео Youtube

Ещё один журналист, одессит Артём Бузила, сидит с апреля. Фактически тоже за инакомыслие, но инкриминируют ему посягательство на территориальную целостность. Срок - от 5 до 15 лет. Арестована журналистка Елена Глищинская. Мать двоих детей обвиняют в сепаратизме, но она вину не признаёт и пишет из СИЗО письма в ОБСЕ.

Артём Бузила
Артём Бузила. Фото: Скриншот видео Youtube

Но надеяться на гуманизм Европы не стоит. Это поняла 34-летняя Татьяна Иматова. Её хотят выслать вместе с 8-летним сыном Давидом из Финляндии в Киев. А ведь в Хельсинки у Татьяны уже более 10 лет живут родители. Семье из Донецка отказали в убежище, решив, что на их родине войны нет. Мол, если там стреляют, езжайте в Киев. При этом проигнорировав, что муж Татьяны ополченец, а в их родном селе - единственном месте, куда Таня может вернуться, сейчас заправляет «Правый сектор». «Я и сама бы пошла в ополчение, если бы не малыш!  - признаётся Татьяна. - Нельзя допустить, чтобы бандиты правили нашей страной. Столько горя принесла моей земле хунта!» Татьяна решила обжаловать решение Верховного суда Финляндии в Европейском суде по правам человека. Пока длится тяжба, её не депортируют. А если Европа всё-таки выдаст Киеву семью ополченца, будет у украинских властей двумя заложниками больше.

Татьяна Иматова с сыном
Татьяна Иматова с сыном. Фото: Скриншот видео Youtube

А что же обмен? «Всех на всех», как договаривались в Минске в феврале, так и не обменяли. Может, благодаря этому 16-летний Максим Шепелев недавно оказался дома. Взяли парня в мае. «Дома сидел, плохо стало, на уроки в школу не пошёл. Просыпаюсь, а у меня в комнате три здоровых дядьки с автоматами стоят, забрали, отвезли», - рассказывает Максим. Его задержали за то, что он сообщал ополчению места дислокации украинских подразделений. 10 июля обменяли на пленных в ЛНР. Сейчас Максим планирует окончить школу и пойти «учиться на военного».

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество