aif.ru counter
24.11.2015 08:00
24513

Донецк. Жизнь вне войны

Донецк, километр до зоны соприкосновения
Донецк, километр до зоны соприкосновения © / Екатерина Ларинина / АиФ

Донецк и прилегающие города и сёла вот уже полтора года живут в условиях практически непрекращающейся даже во время перемирия войны. Киев продолжает настаивать на том, что на Юго-Востоке Украины он проводит антитеррористическую операцию, представители ДНР постоянно заявляют о том, что ВСУ обстреливают дома мирных граждан и объекты экономической и социальной инфраструктуры. Объявив мятежным территориям Донбасса продовольственную и экономическую блокаду, киевская власть готова забыть о том, что там всё ещё живут люди, дети, пенсионеры, которые имеют украинские паспорта и всё ещё формально являются гражданами Украины.

Год назад на Донбассе прошли местные выборы, и началось строительство государства. Как живут мирные граждане в молодой республике в условиях военного положения, выяснял АиФ.ru, отправившись в Донецк.

«Дорога жизни»

Якобы прозрачная граница между Россией и ДНР имеет стандартные пропускные пункты, две таможни и нейтральную зону.

Люди по обе стороны сильно отличаются. После прохода классического, мирного, российского пропускного пункта попадаешь на территорию, где сразу наступает ощущение близкой войны. Здесь встречают суровые бородатые мужики с автоматами, на ближайших зданиях ещё видны следы от снарядов. Летом 2014 года бои вплотную поступали к российско-украинской границе.

 - Впервые к нам? - спрашивает через окошко сотрудник паспортного контроля.

 - Да.

 - Хм, - ухмыляется он. – Добро пожаловать!

На пропускном пункте Успенка своей очереди ждут десятки машин в обоих направлениях. Кто-то едет к родным в Россию и за покупками, кто-то – возвращается домой, дождавшись очередного шаткого мира. В очереди стоит совсем молодая девушка с ребенком на руках. С собой у нее сумки, тюки с вещами, пакеты с детскими и игрушками, коляска и маленький матрасик сверху. Она едет домой.

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Трасса Донецк – Успенка сегодня, пожалуй, самая востребованная в ДНР. Дончане называют её «дорогой жизни», которая связывает их полуразрушенный войной мир со вневоенной цивилизацией. Ежедневно по этой трассе проходят тысячи машин и десятки фур в обоих направлениях. Везут продукты, лекарства, сейчас ещё и стройматериалы. С осени здесь идут масштабные работы по ремонту и расширению дороги. На проведение работ, согласно данным республиканского Минтранса, выделено более 64 млн. руб.

«С голоду пока не умираем»

Молодой человек по имени Андрей – один из тех водителей, которые возят людей из аэропорта Ростова-на-Дону в Донецк и обратно. Пассажиров «набирает» по объявлению в Интернете. Таких водителей здесь много, и спрос на них есть. В условиях войны и разрушения абсолютного большинства крупных предприятий средняя зарплата держится на уровне 8-10 тыс. руб. Кто-то «барыжит» бензином на разлив из канистр (на немногих заправках просят от 46 до 58 руб. за литр), кто-то занимается обналичиванием денег за проценты в условиях практически полного отсутствия системы банковских услуг. Андрей такие подработки совмещает.

 - Люди, которые меня уже хорошо знают и доверяют, дают мне свои банковские карты и пин-коды, чтобы я снял им деньги в Ростове. Я беру с них символические 3% от суммы. Кто-то делает это за 10%, - рассказывает Андрей.

Объявление про обналичивание.
Объявление про обналичивание. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Республика с осени этого года полностью перешла на расчёты в российских рублях. В условиях экономической блокады Киевом украинских денежных знаков здесь попросту не хватает. Кроме того, основные торговые связи ДНР сегодня имеет всё-таки с Россией, поэтому и использование российского рубля выгодно с практической точки зрения. Экономическая интеграция происходит, но вопрос о вхождении республик Донбасса в состав России официально не стоит.

Перевозчики стараются взять побольше пассажиров. Со мной едут две женщины – одна из Макеевки, вторая – из Донецка.

 - Шахтеры зарплату получили, это слёзы, а не деньги, - говорит одна из них. К тому же, отопление еще не везде дали, да газ не везде восстановили, сетует она. - Когда же это всё кончится?! Надоело уже! Интересно, а если ДНР проиграет, нас заставят заново платить за ЖКХ, но уже Киеву?

- Вы бы хотели опять стать частью Украины ради того, чтобы наладилось экономическое положение? – На территории ДНР я впервые, поэтому вопрос звучит неуверенно.

 - Нет, конечно! После того, что они с нами тут делали…

 - Мы – это Россия! Говорят, скоро можно будет получить российский паспорт. Но мы понимаем, что мы-то России не нужны, у неё и своих забот сейчас хватает. Ничего, мы подождём, - добавляет вторая попутчица.

Уже потом источник в администрации ДНР пояснит, что вопрос с российской паспортизацией «откладывается на неопределенный срок».

Все, что осталось от Саур-Могилы.
Все, что осталось от Саур-Могилы. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

На этот же вопрос про «часть Украины» потом ответ будет везде один.

 - С голоду пока не умираем. Руки есть, голова тоже, заработаем, прорвёмся. А вы съездите лучше в Степановку и на Саур-Могилу, пообщайтесь там с людьми, вам сразу многое станет понятно, - говорит водитель.

«Я не пойду к ним на поклон после того, что они сделали с нами в Славянске»

Донецк
 Донецк. Парк кованых фигур. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Донецк безумно красив. Днём у непосвященного человека даже не появится мысль о том, что ещё недавно здесь была война. В солнечных ухоженных парках гуляют мамочки с ребятишками, на скамейках обсуждают последние новости старушки. Над областной администрацией два флага – ДНР и российский. Даже номера на машинах свои, республиканские. Правда дальше границ республики с ними не уедешь, без признания независимости ДНР и номера не имеют юридической силы.

С заходом солнца город больше напоминает кадры фильма про апокалипсис – ни машин, ни людей. С трудом нахожу в 9 вечера работающее кафе. Внутри – ни души. Официант поясняет:

 - Комендантский час скоро, магазины работают до 19:00, один ночной клуб недавно опять открылся, и всё.

На самом деле комендантский час начинается в 23:00, но уже задолго до него людей на улице встретить практически невозможно.  После 23.00 перестают работать практически все такси.

 Пенсионер Олег и голуби. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Днем город снова оживает. Пенсионер Олег ежедневно приходит кормить голубей в сквер за зданием областной администрации. Рассказывает о том, как люди стихийно собирались здесь весной 2014 года, как оружие в руки брали все, кто был способен его держать. С удовольствием пересказывает неприличные анекдоты про Порошенко, Тимошенко и Яценюка.

 - Вы пенсию получаете?

 - Да получаю. От ДНР. Но она всего 1 тыс. рублей. Украинская пенсия от 2,5-3,5 тыс. грн (около 5-7 тыс. рублей по местному курсу).

В условиях достаточно высоких цен на продукты эти деньги мизерные. Доступен разве что проезд в общественном транспорте – 3 руб. А ведь ещё надо покупать питьевую воду. Она продаётся на разлив, 1 руб. 80 коп. за литр. Употреблять воду из-под крана строжайше запрещено в связи с невозможностью очистки канализации. Это и мало кто будет делать – она ужасно пахнет.  

Правда, при этом коммунальные услуги за два года не выросли не на копейку. «Коммуналку» люди платят в отделениях Донецкого республиканского банка. Здесь же получают пенсию и социальные пособия. Вместо рекламы на местных телеканалах идут социальные объявления: «С 25 по 5 число не производятся выплаты пенсий и социальных пособий. Это время отведено на то, чтобы без очередей оплачивать ЖКХ». Здесь же размещается информация с адресами социальных столовых, районных центров занятости и контактными данными представителей власти на местах. Иногда проскакивает реклама книги бывшего «народного губернатора» Павла Губарева.

Многие пенсионеры из-за недостатка средств стараются оформить ещё и украинскую пенсию. Но для этого человеку нужно лично приехать на территорию, контролируемую Киевом, и оформить соответствующие бумаги. Правда, возможность переехать «на ту сторону» есть не у всех пожилых людей. Но даже если это удается, необходимо будет лично регулярно появляться в украинских органах соцзащиты, подтверждая проживание не на «оккупированных территориях». Логика Киева проста: он отказался от социальной защиты граждан Украины, проживающих в подконтрольных ДНР и ЛНР городах, из соображений «мы не будем финансировать террористов, кому надо – пусть бегут к нам». Таким образом в террористы «по умолчанию» зачислена практически все пенсионеры Луганской и Донецкой областей.

Кормящий голубей Олег, автор анекдотов про Порошенко, украинскую пенсию не оформляет сознательно.

 - Я не пойду к ним на поклон поле того, что они сделали с нами в Славянске, не хочу унижаться. Пойдемте лучше, я вам город покажу.

Работникам культуры - по 20 лет строгого режима

Олег показывает парк кованых фигур, «Донбасс-арену», пункт выдачи гуманитарной помощи благотворительного фонда Рината Ахметова. Недалеко - продуктовый супермаркет. Ассортимент в нем мало отличается от московского, продавцы говорят, что на витринах – около 6 тысяч наименований товаров. Но на большинство продуктов цены сопоставимы с московскими. При огромной разнице в доходах.

 Воронка от мины. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Коммунальные службы убирали город и старались содержать его в чистоте даже во время обстрелов. Но следы войны невозможно не заметить: дома испещрены выбоинами от осколков, а кое-где на тротуарах ещё сохранились воронки от разорвавшихся мин. В центре города стоят «главные объекты сепаратистов», по которым прошлым летом вёлся прицельный огонь артиллерии. Это разрушенный Дворец культуры «Юность», над входом в который прибита вывеска «Мы работаем». И смайлик. Чуть дальше – Донецкий краеведческий музей. Он тоже не прекращал свою работу даже в самые страшные дни. Летом 2014 года в него прилетело сразу несколько «градов». За ним – школа-интернат. После обстрелов лета 2014 года он закрылся.

 Дворец культуры Юность. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Перекрытия кровли и пола музея обрушились в помещение фондохранилища, где хранилась большая археологическая коллекция. Так экспонаты пришлось раскапывать еще раз – уже в самом музее. Что-то удалось спасти, но безвозвратно погибло порядка 10% всех экспонатов.

- Когда поступило сообщение о том, что разбит краеведческий музей, очень многие из жителей пришли помогать его восстанавливать и разгребать завалы. Волонтеры убирали весь этот строительный мусор, выносили битые стекла, кирпичи, затем помогали пленкой затягивать все пробитые окна. Огромное им спасибо за это, - рассказала заместитель генерального директора музея Татьяна Койнаш.

По её словам, сотрудники музея не получали зарплату от Киева с июля 2014 года. Прошлой осенью материальная помощь начала поступать из бюджета ДНР. В апреле музей прошел перерегистрацию в республиканском Министерстве культуры, с тех пор его работники регулярно получают заработную плату. Помогает и московский Государственный исторический музей.

 Краеведческий музей. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Для Киева все эти люди, спасавшие и сохранявшие музейные ценности своими силами и на голом энтузиазме, также считаются сепаратистами и террористами. Согласно украинскому законодательству, им грозит наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет строгого режима. Украинский Минкульт официально заявил, что в Донецке «сами разбомбили музей, чтобы вывести экспонаты в Россию». После того как в музее создали создали мини-диораму, посвященная легендарным событиям на Саур-Могиле летом 2014 года, руководству стали грозить сроком до 20 лет строгого режима.

Город, которого нет

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

На северо-западе города, не более 6 км от центра, расположен Киевский район Донецка. Про иронии судьбы именно он является ближайшим к зоне соприкосновения, а значит и к территории, контролируемой Киевом. Здесь уже хорошо слышны автоматные очереди и залпы артиллерии. В районе знают, что отвод вооружений и официальное объявление перемирия по факту ещё не означают конец войны. Выезжая на перегороженный бетонными блоками проспект, попадаешь в постапокалиптический пейзаж, похожий на чернобыльскую Припять. Здесь и днём сложно встретить людей. Вдоль пустынных улиц - пятиэтажные и девятиэтажные дома с темными разбитыми окнами, выгоревшие остановки общественного транспорта и магазины. Стекло вообще самый востребованный товар на территории всей республики.

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

 - Здесь должно быть много мародеров, целые жилые микрорайоны же стоят брошенными? – спрашиваю попутчиков.

 - Первое время, конечно, такие прецеденты были. Но потом стали расстреливать на месте, если поймают за руку, без суда. Это сильно подействовало. На войне, как на войне.

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

В одной из пятиэтажек из всех жильцов осталось три пенсионера. По соседству с ними – необычайное скопление людей, у подъезда стоят 6-7 человек. По местным меркам практически стихийный митинг. Эти люди вернулись в свои квартиры и самостоятельно пытаются запустить отопление. Из-за долгого простоя системы трубы постоянно прорывает. Коммунальщики не сдаются, ремонтируют и запускают снова.

При вопросе «как тут жить», местные жители, кажется, ищут ответ и сами для себя.

 - Ни газа, ни воды. Вон и отопление запустить не можем. Да и как вы представляете, что дети будут здесь ходить в школу? Тут же стреляют постоянно. Вон мина недавно опять прилетела.

Татьяна Федоровна, жительница мкр Путиловка г.Донецка.
Татьяна Федоровна, жительница мкр Путиловка г.Донецка. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Татьяна Федоровна сюда тоже вернулась не на совсем. Живет она у сына в центре Донецка.

- Нашей Путиловке досталось от укрофашистов больше всех после микрорайона Октябрьский. Здесь нет дома, который бы не пострадал от боевых действий. Люди покинули микрорайон, потому что здесь практически невозможно жить. Отключены газ, вода, свет только недавно появился. А людям, конечно, хотелось бы вернуться в свои дома и жить, как прежде. Надеемся только на россиян, которые нам помогают. Спасибо им за то, что не оставляют нас!

Схожая ситуация практически во всех населенных пунктах, расположенных в непосредственной близости от зоны соприкосновения. В небольшом селе в пригороде Горловки оставшиеся 18 стариков до сих пор приходят ночевать в подвал местной школы, прячась от обстрелов. Здесь они оборудовали себе кухню, спальные места, сложили печку.

«Мама Валя».
«Мама Валя». Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Негласного лидера этой «школьной коммуны» называют «мама Валя». Она уверена: школа спасла им жизнь.

 - Мы зиму перезимовали и никто не заболел. Или дух у нас такой сильный – выдержали всё, друг друга поддерживали. Главное, мы живы, мы вместе, никто не сломался. А семьи наши сейчас рвутся в Горловку, но мы говорим, что пока нельзя приехать. Полтора года мы не видим никого из своих родных. Вы не смотрите, что здесь комфорта нет, уюта нет, это не главное.

По словам местных обитателей, с российскими гуманитарными конвоями сейчас приходят стекло, цемент, шифер. Постепенно люди начинают восстанавливать свои дома. Студенты из Донецка хотели приехать на помощь. Но старики просят их этого не делать – боятся за молодёжь. Да и сапёры здесь еще не все обезвредили.

Школа в Горловке.
Школа в Горловке. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Дайте нам год без войны, и мы вам покажем, на что способны!

Коммунальные службы работают практически в авральном режиме. Идет активное восстановление городов и населенных пунктов к зиме. С началом военных действий первыми подвергались обстрелам именно объекты инфраструктуры и социальной сферы. Вопреки всем заявлениям Киева об «исключительно антитеррористической операции».

    В Киевском районе первые мины и ракеты со стороны Киева прилетели в районную поликлинику. Всего на территории республики за время войны было разрушено больше полутора тысяч школ, больниц, котельных и детских садов. Многоквартирных домов – больше четырех тысяч, частных – больше 15 тысяч.

Согласно данным правительства ДНР, пока восстановить удалось около 29 объектов здравоохранения, 160 школ и детских садов. Жилые дома восстанавливают, но объем работ пока слишком большой, прогнозов стараются не давать. Ряд населенных пунктов ещё даже не разминирован. Оценить количество неразорвавшихся снарядов на пахотных полях, улицах, в жилых домах и огородах не представляется возможным. Все сопровождающие настойчиво рекомендуют внимательно смотреть под ноги.

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Глава республики Александр Захарченко уверяет: «дайте год без войны, и увидите, на что мы способны». Деньги у ДНР появились после восстановления и запуска шахт, налаживания торговли углём с Россией и Украиной. Львиная доля получаемых доходов направляется пока на ликвидацию последствий обстрелов.

Изображение Александра Захарченко на доме.
Изображение Александра Захарченко на доме. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

Но требуемого года у властей ДНР, похоже, нет. Эскалация конфликта вдоль линии соприкосновения может начаться в любой момент. Об этом говорят данные донецких военных, которые в последнее время всё чаще фиксируют передвижение тяжелой украинской техники вдоль линии фронта. Указатели «Убежище» на домах и тротуарах в  городе закрашивать пока не спешат.

Продолжение следует.

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество