126

Степановна

«АиФ. На даче» № 21. Почему сажать чеснок лучше позже, чем раньше 12/11/2010

Дорога к даче – разбитая бетонка. Машины ползут медленно, пешеходы топают по краю. Не скажу, чтобы много их было – все-таки шесть километров от Тарусы. Да еще поклажа…

Впереди женская фигура. Две сумки, какой-то инструмент. Притормаживаю. Так и есть: баба Тоня!

– Хорошо, ты мне попалась, – радуется она. – Дел на участке много. Сейчас, думаю, добегу, отдохну чуть, и за работу. А теперь и отдыхать не надо.

Недавно она добиралась сюда на мотоцикле. В коляске, что ли?

– Нет, коляски не было, парень притормозил, ну вот как ты, садись, говорит, бабушка. Я села сзади, обхватила его. Сумки куда? В руке держала.

Не успеваю удивиться безрассудству мотоциклиста, как Антонина Степановна продолжает:

– Хочу почистить бочку летнего душа, листьев много туда нападало. Высоко, говоришь? Да у меня стремянка есть, достану.

В руках у моей пассажирки наволочка.

– Вот спорыш везу. За забором, в проулке, водопроводная труба торчит, вид портит. Хочу эту травку посадить, чтобы красиво было.

Прошлым летом баба Тоня мостила тротуарной плиткой дорожки на участке. Каждая плитка весом больше пуда. Не уверена, что мне такую поднять. Ну конечно, тяжеловато, соглашается Степановна. Но не все же время поднимаешь. Сначала подушку из песка делаешь, это нетрудно.

Она все рвется делать сама, и это не от бедности – ее дети вполне в состоянии нанять работников. Только к шабашникам у нее доверия нет.

– Халтурщики! Фундамент бани как попало сляпали, им лишь бы побыстрее. Сама до ума доводила.

Раньше у бабы Тони был другой участок, в том же садовом товариществе, только ближе к лесу.

– Я там первый свой домик сгундорила. Что значит сгундорила? Ну, построила из щепок. Лесхоз сказал: берите, что бросовое найдете. Я в лесу сушняк насобирала, наняла армейский грузовик, перевезла. Стены, фронтон делала сама. Крышу крыть внук помогал. Балкончик у меня был красивый, я его оградку из кеглей сделала. В профтехучилище кегли выбросили, а я подобрала – белая, желтая, синяя.

Тогда из всех соседей Степановна построилась первой.

Сейчас на ее шесть соток вполне можно водить экскурсии. Вынутая при рытье колодца земля стала роскошной клумбой с кипарисом в центре, веранду оплел посаженный ее руками виноград, компостная куча замаскирована так, что не вдруг отыщешь, а вылизанные грядки не мешают носиться по участку правнукам. Гвоздь программы – пруд с фонтанчиком, который Степановна с дочерью Людмилой устроили под самый занавес сезона.

– Журчит, как ручеек, — радуется баба Тоня. – Правда, хорошо? Тебе нравится?

– Прежняя хозяйка не узнала бы, – итожит она годы труда и вспоминает, сколько пустых бутылок вывезла отсюда.

Наблюдать, как Степановна колет дрова, удовольствие.

– Хочешь, и тебя научу? Главное – найти на полене трещинку. По ней и бей.

С поленницей (по выражению хозяйки – дровником) соседствует ладная баня. К бане у бабы Тони трепетное отношение с тех пор, как пятилетней попала с родного Алтая в дикий Нарымский край.

– Там и вши, и комары, и мошки злые, без бани никак нельзя. Топили по-черному, все в саже были. Это здесь баня белая. Цивилизация!

К цивилизации ее привез немощный пароход, носивший гордое имя классика политэкономии. Целый месяц тащился он вверх по Оби.

– На том «Карле Марксе» замучилась на палубе. Блохи напали. Заболела, пока доехала.

Было ей в то время 20 лет. Тогда же она впервые увидела автомобиль и поезд.

Она до сих пор удивляется, что выжила, ведь должна была в восемь лет умереть от дизентерии. И по-прежнему радуется, что случай спас мать, когда энкавэдэшник навел наган на многодетную крестьянку, намертво вцепившуюся в самовар.

– Скажи, за что нас сослали? Папа был ни нашим, ни вашим, в политике участвовать не хотел, хотел только работать, мама неграмотная. Как вспомню…

Но мрачные воспоминания посещают ее редко, она предпочитает другие темы:

– Осень какая хорошая! В качалке лежу, смотрю в небо. Там самолеты летят, народу в них много, кто куда!

Спросила ее однажды, для чего ей, живущей в квартире со всеми удобствами возле большого леса, нужна дача. Степановна удивилась:

– Ну как для чего? Чтобы быть на свежем воздухе и что-то делать, если охота есть.

Отсутствия такой охоты я не замечала у нее ни разу.

На следующий дачный сезон у бабы Тони обширные планы: поправить водостоки, покрасить забор и беседку – белая беседка уж больно красиво смотрится.

– Зимой тоже ездить надо. Сосед раз в неделю свою дачу навещает, и я с ним. Дело всегда найдется. Людмила с подругами попариться приедет, внуки гостей привезут. Надо же баню истопить, порядок потом навести.

В сарае Степановны дожидается своего часа совковая лопата. Нестарые соседи пробивают в снегу узкие, лишь бы протиснуться, тропки. К бабе Тоне можно заехать на машине.

В октябре Антонине Степановне Чуйковой исполнилось 85 лет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество