aif.ru counter
11.03.2013 16:30
461

Руководитель театра Моссовета: Я против мата на сцене

Павел Хомский. Фото: РИА Новости

Игра в любовь — самая азартная

«АиФ.ru»: — Павел Осипович, совсем недавно театр отметил юбилей, какими спектаклями порадуете зрителей в честь такой замечательной даты?

П.Х.: — Навстречу юбилею мы выпустили спектакль «Р.Р.Р.» — «Родион Романович Раскольников», и сейчас репетируем музыкальный спектакль «Опасные связи» по одноименному роману Шодерло де Лакло, который также выйдет в этом юбилейном году. На «Сцене под крышей» молодой режиссер Суворов репетирует «Машеньку» Набокова. Сергей Юрский репетирует пьесу о Марке Шагале. Вот такая у нас программа.

Спектакль Р.Р.Р. в театре имени Моссовета. Режиссер - Юрий Еремин Спектакль «Р.Р.Р.» в театре имени Моссовета. Режиссер - Юрий Еремин. Фото www.russianlook.com

«АиФ.ru»: — Расскажите немного про «Опасные связи», насколько это произведение 18 века актуально сегодня?

П.Х.: — Это очень известный роман. Шодерло де Лакло — не профессиональный писатель, он — военный человек, был генералом у Бонапарта. Как Грибоедов в свое время сочинил гениальное сочинение, так и Шодерло де Лакло написал один роман, который его прославил. Это роман о людях, которые профессионально занимаются любовью, для которых любовь — игра, забава, наслаждение, удовольствие. Истинная любовь наказывает тех, кто пытается играть с любовью в эти игры, они неизбежно должны быть наказаны. Спектакль музыкальный. Композитор Глеб Матвейчук, автор либретто Карен Кавалерян. Что касается актуальности, то такие люди, как в романе «Опасные связи» существуют во все времена. Игра в любовь — это самая азартная, самая увлекательная игра. Единственное «но» — конец может быть печальным.

«АиФ.ru»: — Какие заветы Юрия Завадского вы до сих пор сохраняете и легко ли вам это делать в современных условиях?

П.Х.: — Если говорить о традициях, идущих от Юрия Александровича Завадского, то это, во-первых, внутренняя интеллигентность. Кругом достаточно часто происходят скандалы в театральной среде, но у нас никаких серьезных скандалов и внутренних расколов, слава Богу, не было. Эта интеллигентность и внутренняя атмосфера, которая не позволяет переступать определенную грань, это не значит, что все ходят с распростертыми объятиями и любят друг друга, но есть некий уровень отношений, доброжелательных, прежде всего. Мы стараемся к любой сложной ситуации, а они непременно возникают, потому что актеры — люди ранимые, с достаточно сложными характерами, относиться деликатно и осторожно.

«АиФ.ru»: — Павел Осипович, что вас может заставить кричать на репетиции или вы предпочитаете не использовать такого радикального метода общения с актерами?

П.Х.: — Я предпочитаю не использовать такой метод, но иногда возникают ситуации, когда просто необходимо крикнуть. Иногда это бывает из-за того, что нужно просто перекричать тот шум, который возникает по каким-то техническим причинам, но главным образом меня выводит из нормального состояния непрофессиональное отношение к делу. Оно может быть у актера, у технического работника. Это бывает редко, потому что мне несвойственно кричать на репетициях, но, к сожалению, бывает.

Театр-праздник

«АиФ.ru»: — Что должно быть в актере, чтобы он стал частью вашей команды?

П.Х.: — Мы смотрим, какова индивидуальность, обладает ли заразительностью этот актер. Есть люди, которые не состоялись в актерстве, потому что нет у них такого качества «заразительность». Это очень важное качество для актера. Кроме того, мы стараемся проверить актера с точки зрения того, как он поет, как двигается, потому что наш театр, по заветам Завадского, театр разнообразного репертуара. Завадский — ученик Вахтангова, поэтому идея театра-праздника через Вахтангова, а потом через Завадского перешла к нам.

Юрий Завадский и Николай Мордвинов на репетиции в театре имени Моссовета, 1965 год Юрий Завадский и Николай Мордвинов на репетиции в театре имени Моссовета, 1965 год. Фото РИА Новости

«АиФ.ru»: — Как преподаватель ГИТИСа скажите, чего не хватает современному поколению актеров в первую очередь?

П.Х.: — Каждые четыре года набор и каждые четыре года студенты чем-то отличаются. К сожалению, прежде всего они отличаются тем, что очень мало читают. Увлечение компьютерами, компьютерными играми отвлекает от книги. Это очень серьезно, потому что книга развивает фантазию, воображение, а воображение — это одна из составляющих актерской профессии. У человека, который много читает, фантазия развивается, а у человека, который не читает, только смотрит картинки из интернета или сидит у телевизора часами, воображение спит. Когда такой молодой человек приходит в театральное училище, то сразу обнаруживается отсутствие воображения, его приходится развивать искусственно, давать специальные задания, придумывать упражнения, которые развивали бы воображение. Сейчас, к сожалению, мы сталкиваемся с массой молодых людей, которые не знают элементарных произведений мировой литературы, или знают их в пересказе или искаженных телевизионных вариантах.

«АиФ.ru»: — Сейчас все активно обсуждают перенос времени спектаклей с 19:00 на 20:00, как вы относитесь к этой инициативе?

П.Х.: — Я — противник этого переноса. Я считаю, что это неудобно для зрителей, прежде всего. Когда Москва была в рамках Садового кольца, это была одна ситуация, можно было за 10-15 минут добраться даже из отдаленного района в театр. Сейчас огромные спальные районы, куда добираться нужно 1-1,5 часа, и перенос с 19 часов на 20 часов практически отрежет для какой-то части зрителей возможность бывать в театре, который находится в центре. Есть театры и на периферии, но их мало и это не ведущие театры. Все ведущие, основные театры сосредоточены в центре Москвы. Поэтому мне кажется, что это неразумный переход.

«АиФ.ru»: — Павел Осипович, когда вы только начинали работать, в театре была жесткая цензура, сегодня она отсутствует, так ли это хорошо, ведь согласитесь есть вещи, которые не должны звучать со сцены?

П.Х.: — Сейчас нет такого инструмента цензуры, который был в советское время. Существовал Главлит, который либо давал разрешение, либо не давал разрешение. Большинство режиссеров сталкивались с этим. Сегодня театр сам решает, что он считает возможным выпустить, а что считает нужным доработать.

Я против использования ненормативной лексики, хотя на этот счет существуют разные мнения: что это какая-то ветвь русского языка и без нее язык обеднеет. Но мне кажется, что это не для театральных подмостков. Я бы не разрешал пользоваться ненормативной лексикой, потому что сейчас в целом ряде театров идут спектакли, где широко используется такая лексика. У нас в театре этого нет, и надеюсь, что пока я работаю, этого не будет.

Онлайн-конференцию с участием Павла Хомского вы можете посмотреть здесь >>

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество