Примерное время чтения: 22 минуты
16227

Дмитрий «Гоблин» Пучков: творческая «элита» учила нас ненавидеть страну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «Николаич, я тебя не брошу». История двух лётчиков, которые выжили в окружении ВСУ 14/12/2022
Писатель, публицист Дмитрий Пучков.
Писатель, публицист Дмитрий Пучков. / Максим Блинов / РИА

Владимир Шушкин, aif.ru: Дмитрий Юрьевич, вы всегда говорили, что «наша культурная элита» — часто не совсем культурная, а тут еще выяснилось, что во многом не «наша». Как вы отреагировали, когда артисты начали менять ориентиры?

Дмитрий «Гоблин» Пучков: Мне кажется, они своих устремлений никогда не скрывали. Если для них главный ориентир — США, это для них «сияющий град на холме», и все их ориентиры — финансовые, культурные — там, что другого от них можно ждать? Ничего.

Я неплохо помню, когда к руководству нашим Министерством культуры пришёл Мединский и сказал, что отныне государство будет платить только за то, что его, государство, интересует и устраивает. Какой дикий вой поднялся! Гражданин Звягинцев выступал с рассказами, что «налоги — это  наши деньги». Полёт государственной мысли просто вот великолепный. Мол, почему это мы должны чему-то соответствовать, если мы хотим по-другому. Мы, творцы, будем снимать про то, что нам интересно.

Началась СВО, и все эти прекраснодушные убежали за границу. Почему? А потому что это вы их воспитывали, Соловьевы, Панфиловы. Это вы их так воспитали, что «страна ваша – дрянь, что служить ей не надо ни под каким соусом, а если возникла беда какая-то - надо бежать из неё без оглядки вообще, кормиться мы будем продолжать здесь, но жить будем в Тбилиси, в Бишкеке, в Алмате. А здесь только деньги зарабатывать».

Аберрации сознания у нашей так называемой «интеллигенции» просто чудовищные. Тебе никто не запрещает снимать то, что хочешь, только на свои. Иди найди, кто тебе денег на это даст, или собери с людей, может, они захотят тебе денег дать. Вот мы как-то собирали деньги на художественный фильм «28 панфиловцев», народ активно деньги сдавал, мы рекорд поставили в то время. Отличный фильм получился.

Но нет. Вы же деньги воруете просто, вы их просто воруете. Каким образом? Рассказываете, есть гениальный оператор, например, он должен получать, условно, 3000 долларов за рабочую смену. Почему? А потому что он гениальный. И вот пока мы этот шлак снимаем, вот мы с этого наживаемся. Как фильм потом в прокате выступит — им вообще не интересно. А что вы снимаете вообще, зачем? А для того чтобы на Запад отправить. И на Западе это будет отмечено.

 Как «Иван Денисович»?

— Да. По поводу «Ивана Денисовича» у меня цензурных слов просто нет. Надо 160 миллионов потратить, в прокате собрать всего шесть, зато в Венеции немедленно премию получить. А кто снимает-то эту прелесть? Небезызвестный Глеб Панфилов. Вот при советской власти ты что снимал-то, Панфилов? Ну как сейчас помню, художественный фильм «Начало» с Чуриковой в главной роли, где она там то полоумная вот эта работница советская, то Жанна д'Арк. Такой настолько чудовищный контраст, я, конечно, молодой был, но тогда это по мозгам било. Моё почтение, это на века вообще кино. И что ж ты, гражданин Панфилов, всё предал и продал, чему служил? Да, конечно. А за что? А за деньги. Чтобы сытно жрать, сладко спать, призы получать — это деньги, это в первую очередь деньги. «Меня присмотрят, пригреют на Западе, потому что там сияющий град на холме». Перед самим собой-то не стыдно? Оказывается, нет.

Вот любят говорить: знаете, я думал, он хороший, а он оказался вот какой. А я вам, как бывший оперуполномоченный, скажу: а ты всегда такой был. А здесь просто появилась возможность проявиться. Это не касательно кого-то лично, это все такие оказались.

Вот вылупился случайно Алексей Октябринович Балабанов, этот почему-то не врал. А чем занимался Балабанов? Он кино снимал фактически на свои деньги. Посмотрите какого-нибудь «Брата» — там всё вокруг его квартиры снято за три копейки, а какой след оставило, а как людей впечатлило! А заработал Балабанов что-нибудь с этого? А ему не надо было. Он что-то хотел сказать и сказал. Или посмотрите художественный фильм «Война» — тоже, что ли, за деньги снимал, чтобы на фестивалях побеждать? Нет, плевал он на это. Как настоящему творцу, ему есть вот что показать со стороны, как мы, обыватели, не видим, а он повернул — мама дорогая, оказывается, какие вопросы-то и проблемы ребром поставил.

Достаточно посмотреть на Украину, я оттуда родом, в общем-то, неплохо знаю, что там такое и что там за люди живут. Ну вот, за 30 лет общество искусно свели с ума, очень ловко, очень умело свели с ума. Были выбраны все замечательные приёмы психологические.

Это, конечно, печально, но 30 лет просто ушли в никуда. Режиссёру Соловьёву вопрос задавали в интервью: а чем вы там вообще во ВГИКе занимались? «А я воспитываю нонконформистов». А ты не пробовал их учить кино снимать? А твой нонконформизм — это про что, дорогой? Разреши поинтересоваться. Ты вот эти вот помои детям в голову заливаешь, гнилую политику им втюхиваешь, свои политические предпочтения. И вот началась СВО, и все эти прекраснодушные убежали за границу. Почему? А потому что это вы их воспитывали, Соловьевы, Панфиловы. Это вы их так воспитали, что «страна ваша — дрянь, что служить ей не надо ни под каким соусом, а если возникла беда какая-то — надо бежать из неё без оглядки вообще, кормиться мы будем продолжать здесь, но жить будем в Тбилиси, в Бишкеке, в Алмате. А здесь только деньги зарабатывать». Ну спасибо.

Остаётся один вопрос: а государство-то зачем всё это спонсировало? Оно для себя в этом видит какую-то пользу? Вот в подобных вещах. Я считаю, нет, никакой пользы в этом нет. Кто за этим следит, как за этим следит — это же не какие-то там шутки, не, так сказать, возможность дать этим людям самовыразиться, они такие вот невероятные таланты. Вы не таланты, вы обслуживатели чужой политической воли.

То, что ты при этом там умеешь камеры ставить и сценарии строить — это ремесленные навыки, которым можно научить. Как в известной присказке: если хорошенько бить, даже зайца можно научить спички зажигать. И ничего тут оригинального-то нет. А смыслы-то вы какие в жизнь заносите? Как в художественном фильме «Девятаев», что надо простить изменника Родины? Так мне Тимур Бекмамбетов рассказал. Надо научиться прощать. Кого, эсэсовца прощать? Предателя Родины? Изменника? Этого, что ли, прощать, вы в своём уме, вы что такое говорите? А кто это у вас смотрит, прежде чем выпустить на экраны? Или там как какой-нибудь «Т-34»: я тут эсэсовцу руку пожал бы, не то пожать, не то спасти. И вот в предыдущем кадре эсэсовец женщине, которую ты любишь, пистолет к башке приставлял, а тут ты ему руку подаешь. Ну вот, как-то так у нас ситуация в кино складывается.
Народ, кстати, местами не сильно догоняет, что все вот эти вот заградотряды НКВД, все вот эти упыри-энкавэдэшники, все эти «Иваны Денисовичи», они идеологически направлены ровно на одно: государственное власть в России - это невыносимая мерзость, неважно когда.

— У существенной части этих людей, которые уехали и поливают теперь помоями нас всех здесь, в какой-то момент деньги всё равно кончатся. Вернутся, и воспитанное ими общество поймёт и простит? Или уже нет?

— А никто у этого общества не спрашивает, это ключевое. То есть достаточно посмотреть на Украину, я оттуда родом, в общем-то, неплохо знаю, что там такое и что там за люди живут. Ну вот, за 30 лет общество искусно свели с ума, очень ловко, очень умело свели с ума. Были выбраны все замечательные приёмы психологические. Ну это же как это, как топор — можно избу срубить, а можно башку отрубать, как используешь. Ну, и вот это вот для переформатирования сознания используется американцами очень успешно. Натренировались на Южной Америке столетия, как там народ с ума сводить. Научились, всю страну под названием Украина тоже свели с ума. Когда-то можно было говорить, что мы один народ, можно. Теперь — нет, даже русские, живущие там этнические русские, и те сведены с ума, и те жаждут победы Украины над нами. Что за этим последует? За этим последует фильтрация, в ходе которых таких, как я, убьют сразу, ни о чём не рассуждая. Остальных неблагонадёжных в загонят в концлагеря, там проведут соответствующую работу, это зверьё нацистское. Они ж это, воевать-то не способны, именно как война, а вот сторожить концлагеря и заниматься карательными акциями как Хатынь.

Если посмотреть на страны что расположены у нас вдоль границ, им в два шага объясняют: первое: все ваши беды, они строго от коммунизма, исходившего из Российской Федерации. Вот это к вам коммунисты пришли, и поэтому вы так плохо живёте. Это первый шаг. А второй шаг, обратите внимание, все коммуняки эти, они были русские, и вам надо их ненавидеть и с них всякое требовать. И вот конфликт уже переведен в этническую плоскость искусственным путём.

Всё было отдано на откуп каким-то, мягко говоря, мутным персонажам. И они люди достаточно циничные и неплохо понимают, что они вот с этих баранов они могут стричь бабки, чем они, собственно, и заняты.

А внутри российского общества лично мне предлагают остро ненавидеть моего отца-коммуниста, который служил в Советской Армии всю жизнь верой и правдой. Народ, кстати, местами не сильно догоняет, что все вот эти вот заградотряды НКВД, все вот эти упыри-энкавэдэшники, все эти «Иваны Денисовичи», они идеологически направлены ровно на одно: государственная власть в России — это невыносимая мерзость, неважно когда. Иван Грозный — опричники, Пётр I — этот вообще сумасшедший, у вас кривая империя какая-то, вы все уроды, государство у вас уродское, его просто не должно быть, этого государства. Они не понимают, что оно направлено вот на это, а там понимают.

А что касательно тех, кто уехал и вернётся, ну если… если не успел себя как следует запятнать… Вот такие как Макаревич вряд ли назад поедут. Они же в целом безумные абсолютно. Вы понимаете, если бы мы с вами там, нам по 16-17 лет, вот мы умеем достаточно неплохо бренчать на гитарах сильно выше среднего уровня и при этом способны сочинять некие стишки, это тоже талант. Еще надо поступить в МАРХИ (Макаревич окончил Московскиий архитектурный институт, где в то время его отец работал преподавателем, — Ред.), а это очень сложно было людям непричастным. И вот вы даёте подпольные концерты, вы воруете деньги у государства, вы не платите налоги, то есть вы воры и, видимо, ведёте образ жизни, в рамках которого положено ненавидеть государственную власть. И вот вдруг у тебя образуется какая-то странная картина в мозгу, что мало того, что мы хорошие песни поём, которые вся страна там подхватывает, поддерживает, вдруг ты начинаешь этих граждан, которые слушают твои песни, вдруг ты их начинаешь учить жить.

Тут хочется задать вопрос: а ты что умеешь-то вообще? Расскажи, ты в чём специалист? Песни хорошие, никто не спорит, ты в чём специалист-то? На основании чего ты нас поучаешь?

Вот свобода такое, диалектичное понятие: одна сторона – свобода, а другая сторона - вот такая вот идиотия. Процессом этим, с моей точки зрения, надо серьёзнейшим образом управлять, иначе процесс, как это и произошло, немедленно возглавят совершенно другие люди.

— Логика-то простая, если у меня собралась аудитория — значит, я профессор. А не наоборот. Самое удивительное, что никто же другой на эту аудиторию не вещает.

— Никто, да. Всё было отдано на откуп каким-то, мягко говоря, мутным персонажам. И они люди достаточно циничные и неплохо понимают, что они вот с этих баранов они могут стричь бабки, чем они, собственно, и заняты.

Так что артистов-то за язык тянул ахинею нести? «Злое государство меня не пускает. А я тут, такой замечательный цветок расцвёл, а эти псы меня никуда не пускают». Или там Кинчев, у него «Небо славян» в мозгу кипит, а не славян небо не кипит, нет? У нас, между прочим, такая, многонациональная страна. А если поинтересуешься историей, возьми какую-нибудь «Повесть временных лет», открой — из пяти племён, которые позвали, викингов, два условно славянскими можно назвать. Ничего у тебя в голове там не тикает, славянин?

— Сейчас мы предполагаем, что Голливуд опять расчехлит свои идеологические комбайны и начнется масса фильмов про то, как русские пьют кровь, десантируются на Аляске. А нам есть чем ответить этому или нет?

— Им это не интересно, нашим творцам. Они всей душой за сияющий град на холме. Раз туда впряглись американцы, они строго на их стороне, вот строжайшим образом. За нас? Да вы с ума сошли, кто там за нас? Мы же быдло тупое, понимаете, а они эльфы, они все за демократию и свободу. А что вы скажете о том, что на Украине запрещено говорить на русском языке? «Ну что вы такое говорите, все, кто хочет говорить на русском, говорит». Ну это пока, а так образование уже пресечено на русском языке, законы о том, чтобы ты сначала в госучреждениях говорил на украинском, а потом и на улицах разговаривать не будешь. С ними разговариваешь как с идиотами. «Никто не знал, что такое начнётся». Как это никто не знал? Тебе в 2004 году, а в 2014-м особенно громко говорили: всё это закончится гражданской войной внутри и войной с нами. «А я так не считаю». Ну ты дурак.

Вот свобода такое, диалектичное понятие: одна сторона — свобода, а другая сторона — вот такая вот идиотия. Процессом этим, с моей точки зрения, надо серьёзнейшим образом управлять, иначе процесс, как это и произошло, немедленно возглавят совершенно другие люди. Вот американцы открыто говорят, что они тратят по 5 миллиардов долларов в год на «окормление» аудитории внутри Российской Федерации, а мы?

Вы хоть одного нашего олигарха видели, чтобы он купил, условно, три вагона бронежилетов, шлемов там каких-нибудь передовых, вооружений, хотя бы квадрокоптеров для пацанов, которые там жизни отдают? А потому что деньги за кордоном лежат.

Ну, и там самый страшный вопрос: а кто нас после распада СССР волок в Америку? Вы что, не знали, кто это такие? Вот у меня в детстве была книжка, называлась: «Откуда исходит угроза миру?» Простая, незатейливая, большая. Разворачиваешь — вот Советский Союз весь обтыкан американскими военными базами. Это зачем? Как так получается, что военный бюджет Соединённых Штатов превосходит совокупный военный бюджет 10 стран, идущих следом, где там Индия, Китай, Россия, Великобритания, Германия, Франция... Вы за океаном сидите, а тратите деньги на содержание 830 военных баз? Это чудовищные деньги. А для того чтобы зарабатывать ещё больше денег. Как когда-то командор Перри приплыл к Японии: либо сейчас начинаем торговать, либо я Токио сотру с лица земли. Извините, сказали японцы, и с тех пор пребывают в зависимом положении экономическом. Это новая фаза колониализма.

— Ну и ответный вопрос: если НАТО — оборонительная организация, то в девяностые годы против кого защищались?

— Против нас, понятно. Вот, начались боевые действия, всё взяло и оголилось, гражданин Боррель публично сообщает, что всё европейское благосостояние основано на дешёвых российских ресурсах.

Да, у вас там высокие технологии, у вас не было десятков лет, просто вычеркнутых из жизни страны. Да, вы хорошо развились, никто не спорит. Но это капитализм, а у капитализма есть характерная черта: в нём время от времени происходят кризисы. Вот, случился очередной кризис, и в ходе кризиса уже выясняется, что дешёвые ресурсы уже не катят, в кризис это не спасёт. Значит, полагают они, ресурсы должны быть бесплатными, и им надо это организовать.

С одной стороны, это организуется идеологически. Вот некий гражданин Солженицын, который ярый поклонник власовцев, почитайте его книги, он поклонник бандеровцев, расписывает, как они «исключительно правильно себя в лагерях вели». Кавказцев, которые там перебегали на сторону Гитлера. Это к чему вообще было написано? А ровно к одному: «Сейчас у нас демократия, обратите внимание. А теперь давайте поговорим про преступления советской власти. Вы же понимаете, при коммунизме не было ничего, кроме репрессий». И переходим к самому главному: результаты Второй мировой достигнуты преступным путём. Что это значит? Это значит в первую очередь территориальный передел Российской Федерации, это ключевое. Вы же понимаете, что раз все это захвачено преступным путём — надо переподелить. Что вы говорите, денег у вас нет? Ну-ну-ну, у вас ресурсы есть, вы от этих ресурсов будете убраны, ресурсы будут переданы в управление внешним, так сказать, силам. А вам что достанется? Вам достанется платить и каяться.

Вот, вышла «Зулейха открывает глаза». Про что это произведение замечательное? Оно про то, как этнические русские убивали лучших этнических татар, просто ни за что, просто за то, что они татары, они взяли и убили. А кого не смогли убить, заморить в дороге, они их вывезли куда-то на Ангару, выбросили на чистый. А бабушка автора Гузели Яхиной оставила некоторые воспоминания. Кстати, в «Аргументах и фактах» читал, где бабушка рассказывала, что у них санаторий был, арбузы росли, шахтёры туда приезжали отдыхать, лечиться, всякое такое. А потом автор лжёшь цинично: условно «выехало 900 человек, доехало тридцать, всех убили большевики в пути. Кого не смогли убить — утопили вместе с баржей». Это зачем? А вот так, «вот сияющий град на холме, мы ему поклоняемся, молимся и всё делаем ради того, чтобы нас вот эти вот люди из сияющего града похвалили, признали за своих, дали денег. А то, что страна исчезнет — да плевать на неё, гори она там синим пламенем, это исчадие ада, эта Россия». Так они думают.

— На нас лилась эта пропаганда, которую вы очень красиво описали, но сейчас-то можем ли мы что-то создать в противовес ей?

— Безусловно, можем. Вопрос, хотим ли? Как говорил патентованная сволочь планетарного масштаба, советник госсекретаря Збигнев Бжезинский: если деньги вашей элиты лежат у нас, то, может быть, это наша элита, а не ваша? Если у тебя деньги лежат там, так значит, тебя уже пассатижами за причинное место держат. Вы хоть одного нашего олигарха видели, чтобы он купил, условно, три вагона бронежилетов, шлемов там каких-нибудь передовых, вооружений, хотя бы квадрокоптеров для пацанов, которые там жизни отдают? А потому что деньги за кордоном лежат.

Я неплохо помню девяностые годы, когда в ходе этой приватизации орали во все громкоговорители про то, что деньги и ресурсы надо передать эффективным собственникам, они всё сделают как надо. А что сделали? Какой-нибудь Волгоградский тракторный завод: всё разрушили, всё снесли, станки распилили, продали за кордон на металлолом. Дома жилые строят. Ну отлично, а где завод? Тебе завод дали в управление, ты его брал для того, чтобы выпускать трактора, чтобы на нем люди работали. Где?

Зайдут поляки в свой любимый город Лемберг (австрийское название Львова – Ред.) Где реституция имущества тут же начнётся: верните тем, кого вы отсюда изгнали. Дальше венгры, румыны. А что внутри там останется? Ничего. Работать негде.

Год-полтора назад я летал в Норильск. Ничего более гнетущего… я всякое посмотрел, но такого не видел нигде. Там как при Сталине это всё было построено, ровно такое же и есть. Пару цехов обшили сайдингом, и на этом закончили. Почему? «Потому что вот производство наше, а социалка вся — это ваше». И что получается, вы оттуда, значит, миллиарды наживаете, а люди, которые там работают, они у вас просто на зарплате, а живи где хочешь. Это где минус 60. Здесь вы орёте про ГУЛАГ, где положены миллионы жизней и всё построено на костях. Да, согласен, это кровь и кости наших предков, да. А ты что из этого делаешь? Пляшешь в Куршавеле, баб самолётами привозя? Спасибо, предки были бы благодарны. Почему советские колхозники могли подарить войскам танк, колонну танков, самолёты, на которых было написано, что это от колхозника Сидорова, на его лично заработанные деньги, а ты, заработав миллиарды на Российской Федерации, ты-то хоть один патрон отдал, я уж не говорю про танки? «Не-не-не, это нас не касается». Прекрасно получается.

— А вы помогаете?

— Да. Как только началось в четырнадцатом году. С одной стороны, детям, интернатам для детей, оставшихся без родителей, там без разницы, учебники, авторучки, гречневая каша. С другой стороны, Вооружённым силам. Бронежилеты, форма, шлемы. Да, почти 9 лет, загоняем всё время.

Людей надо воспитывать постоянно, людям врать уже нельзя. Вы тут какую-то чушь несёте, а ей пользуются там.

— Вот вы упомянули Бжезинского, у него есть программная книга «Великая шахматная доска». И если два ферзя — Россия и коллективный Запад — толкаются, то у Украины судьба пешки?

— Мне кажется, что ее просто не будет, вот не будет и всё. Они все передерутся там, как пауки в банке, потому что там ну одно дело — власть в Киеве, а другое дело совсем — власть на местах, где сидит в Днепропетровске какой-нибудь Коломойский и у него денег столько, что он совершенно спокойно сам решит свои вопросы. Зайдут поляки в свой любимый город Лемберг (австрийское название Львова — Ред.) Где реституция имущества тут же начнётся: верните тем, кого вы отсюда изгнали. Дальше венгры, румыны. А что внутри там останется? Ничего. Работать негде.

— Но ведь люди, выбирая Зеленского, пытались выбрать «президента мира».

— Понимаете, если, не дай Бог, заболел какой-то родственник, куда мы идем? Мы немедленно опрашиваем знакомых, где есть нормальные врачи, хорошие хирурги. Вы же не отдадите, родную мать оперировать второкурснику? Зеленский, например, он что, какой-то специалист в управлении? Я понимаю, если бы он вырос там от главы района, мэра города, это можно хотя бы понять. Как про какого-нибудь Рейгана, который — «о, актёришка в президенты». Там за плечами была большая политическая и административная карьера, он не актёришка.

А это кто? А вот это актёришка, давайте его назначим. Козла впереди пустили, как на мясокомбинате, козёл впереди идёт, а бараны боятся. Вот видят, что передний пошёл, они даже не понимают, что он козёл, и они за ним тихо-тихо на мясокомбинат заходят. А там их убивают.

— Так что делать предлагаете? На идеологическом направлении, конечно.

— Людей надо воспитывать постоянно, людям врать уже нельзя. Вы тут какую-то чушь несёте, а ей пользуются там. А вы своё-то что-нибудь пробовали говорить, нет? Что стране родной нужны патриоты, например. Вы попробуйте мне с детства объяснить, за что я страну родную должен уважать. Где мои пионеры-герои, где вообще герои, которые бились за мою страну?  Давай про моего деда расскажи, а Великая Отечественная война — это главное свершение всех народов с территории Советского Союза. А мне рассказывают исключительно про заградотряды. Давайте вспомним своих героев. Давайте работать научимся.

Я же работаю всю жизнь, треть жизни я провожу на работе, может, мне как-то профессиональный уровень повышать, больше денег зарабатывать? Может, надо вот это показывать в телевизоре? Не Моргенштерна и Даню Милохина, прости Господи, а нормальных пацанов и девчонок, которые учатся чему-то там.

Космодром Восточный.
Космодром Восточный. Фото: РИА

— Вот вы на «Восточном» были там, на космодроме, тоже светлое пятно или нет?

— Так точно, натурально потрясён. Я только на фотографиях такое видел, вот, космодром «Восточный», то есть там цеха 66 метров до потолка, где правильно кондиционированный и очищенный воздух. Ракеты там, на пузе лежащие, где там вот стыкуют эти ступени — я такого никогда не видел. Это же главная гордость, последняя, по-моему, гордость страны, космическая техника, что мы были первые, и сейчас я не могу сказать, что мы даже вторые, да? Так может, про это показывать? Вот там стол, с которого «Ангара» взлетать будет, там такие бандуры нечеловеческие, а всё наше, там же нет ничего иностранного вообще.

— Электроника, наверное.

— Ну да, это да. Свою надо было делать, не процессор «Эльбрус» на Тайване выпускать. Ну вот, навыпускались. Делай своё, а своё должно быть лучше и интереснее, чем то. И в кино то же самое. Покажите, пожалуйста, где какие-то детские фильмы выпускают, фильмы для юношества, фильмы для взрослых? Ничего нет. Как раньше было? Власть почему-то могла найти Василия Макаровича Шукшина — талантливейший писатель, талантливейший сценарист, режиссёр, актёр. Обучили специально, и вот Василий Макарович с двух рук рубил, отличные фильмы делал, прекрасные рассказы писал. А теперь кто? Десятиклассник, которого научили писать сценарии. Поэтому вот всё время получается какая-то дрянь, абсолютно бездарная тупая дрянь. И чтобы нормально всё было, их опять надо выращивать, их опять надо искать, опять надо учить, и только тогда будет. В общем, работы невпроворот впереди.

Оцените материал
Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах