Примерное время чтения: 8 минут
1867

Владимир Машков: «Заветная мечта — привезти наши спектакли в Донецк»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. Модельная здешность. Как «переобувается» наш автопром? 24/08/2022 Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Актер театра и кино, художественный руководитель Московского театра Олега Табакова Владимир Машков перед началом встречи с актерами Донецкого государственного музыкально-драматического театра имени М. М. Бровуна на театральной площадке.
Актер театра и кино, художественный руководитель Московского театра Олега Табакова Владимир Машков перед началом встречи с актерами Донецкого государственного музыкально-драматического театра имени М. М. Бровуна на театральной площадке. / Сергей Батурин / РИА Новости

На несколько дней в середине августа центром жизни худрука Московского театра Олега Табакова Владимира Машкова стала самая необычная в стране сцена — сцена древнего античного театра в ­музее-заповеднике «Херсонес Таврический», на которую выходили актеры еще 2700 лет назад. С гастролями в Крым московский театр приехал впервые. Aif.ru не упустил возможность поговорить с Владимиром Машковым о стране, людях и — о космосе.

Понять и простить

Наталья Дрёмова, aif.ru: — Владимир Львович, вы привезли в Крым спектакль «Матросская Тишина». Для вас пьеса Александра Галича — это рассказ про трагедию отца, которого стесняется сын? Или это трагедия сына, который только после смерти отца понял, как много этот человек для него сделал?

— Это история про счастье. А счастье — когда тебя понимают. Это спектакль про путь, который проделывает каждый из нас, порой забывая, что никто не вечен. И про то, что порой мы забываем такие важнейшие вещи, как прощение, сострадание, понимание. Через эти столкновения сын и отец пришли к пониманию друг друга, мира, смысла жизни.

А смысл в том, что жизнь на тебе не заканчивается. Эту фразу сказал Олег Павлович Табаков. Она отображена на нашей скульптурной композиции «Атом солнца», которая находится возле театра на Сухаревской.

— В Крым с театром вы приехали впервые. А вот в Донецке уже успели побывать.

— Я много раз был в Донецке, Луганске, Лисичанске — много где. И еще поеду, чтобы поддер­жать людей. Моя заветная мечта — привезти наши спектакли в Донецк. Может, нам удастся собрать какое-то необходимое оборудование для местных театров. Выступить — и оставить его для них.

— Писатель Захар Прилепин довольно резко высказался о том, что практически нет пьес про события в Донбассе, по которым можно было бы поставить спектакль.

— Сейчас время документального кино. Очень важно снимать доказательства, рассказы очевидцев, разрушенные города. Мы должны увидеть и зафиксировать это пространство. Чтобы потом, когда дело дойдет до художественного кино и театра, можно было показать все честно. Для этого нужна информация от живущих там людей.

— В 2014 г., после возвращения Крыма, приходилось читать в соцсетях комментарии о том, что полуостров не нужен, что туда будут уходить деньги, которых и так не хватает. Сейчас встречаются такие же высказывания по поводу освобожденных территорий. Мол, не нужен Херсон, Запорожье... Что движет теми, кто это пишет?

— Не уверен, что это пишут россияне. Интернет — такое удивительное пространство, в котором пользователь может подписаться жителем любого города — хоть российского, хоть зарубежного. И плодить в Сети свои «мнения», размышления и высказывания.

Но истинная мудрость заключается в том, на что обращать внимание, а на что — нет.

Жизнь артиста стремительна и вся состоит из двух составляющих — везение и большой труд.

«Нехороших слов не слышал»

— Анализируя тот путь, который вы прошли за десятки лет в профессии, можете сказать, чего больше в успешной карьере актера: упорного труда или везения?

— Жизнь артиста стремительна и вся состоит из этих двух составляющих — везение и большой труд. А выход на сцену — большая привилегия.

Актерская жизнь — она как марафон. Обязательно на этом пути случаются столкновения, но в этих преодолениях вызовов и создается индивидуальность человека.

— Что бы вы сказали девушкам и юношам, которые убеждены, что их судьба — дорога на сцену?

— Рекомендую всем, кто задумывается об этой профессии, идти в нее осознанно. Посмотрите на путь предшественников. Почитайте мемуары великих артистов. Оцените честно: что вы умеете? Посмотрите на себя в зеркало: достаточно ли вы хороши для того, чтобы представлять себя публике. Это все можно и нужно набирать с самого детства: навыки личности человека — красивого, умного, говорящего на своем языке чисто, понимающего смысл слова. Дорога актера — путь исследования, познания, изучения себя и других.

— А вы с самого детства это решение — пойти в артисты — обдумывали?

— Мои детство и юность прошли в Новокузнецке — индустриальном, мощном городе. С настоящими — крепкими и умными — людьми, с суровой, но красивейшей природой. Я вырос в семье актеров, начал сам учиться играть на гитаре. Нужно было завоевывать внимание двора, выйти — и что-то представить. От меня, наверное, этого ждали, называли циркачом: я ползал везде, лазил, бегал по стройкам. Но все-таки для цирка я уже не подходил, этим надо заниматься совсем рано. А профессия актера дает возможность побыть и сталеваром, и плотником, и циркачом...

— А дальше?

— А дальше путь был не такой простой. Не сразу меня брали... В итоге я учился восемь с половиной лет, как хирурги. И продолжаю учиться, это нормальное и естественное развитие моей судьбы.

— Дорога актера — это еще и бремя славы. Устаете ли вы от людей, от повышенного к себе внимания?

— Я никогда не отказываю в возможности сфотографироваться вместе, сказать какие-то хорошие слова или хорошие слова выслушать. Кстати, я счастлив, что нехороших слов не слышал! Это же часть профессии артиста: встреча со зрителями. И я благодарен, что после наших спектаклей слышу такие откровенные слова о себе, о нашем коллективе. Может, я и пошел в артисты ради того, чтобы ко мне зрители подходили? (Смеется.)

Право сделать выбор

— Зрители до сих пор очень тепло вспоминают вашего Давида Гоцмана из «Ликвидации» режиссера Сергея Урсуляка. Несколько лет назад проходили новости о том, что вот-вот начнутся съемки «Ликвидации-2», потом — что продолжения все-таки не будет...

— Задумки такие были. Сделать продолжение этой очень искренней, чистой истории достаточно сложно. Но я считаю, это продолжение должно быть.

— На съемки в кино сегодня время остается?

— Все время уходит на театр. За эти четыре года, что я являюсь художественным руководителем, мне удалось сняться на Байконуре в картине «Вызов», которую делает Клим Шипенко. Это большая космическая эпопея, первое кино, снятое в космосе.

— А вы на МКС полететь готовы?

— Только если выпустят в открытый космос! Иначе мне на станции делать нечего. (Смеется.) Выход в открытый космос, когда ты сам превращаешься в космический объект, потрясает. Вокруг тебя Вселенная... Ради этого готов был бы потренироваться и два года.

Я убеждён, что наша победа будет безоговорочной. Мы огромная, сильнейшая, прожившая невероятную историю страна. Непобедимая!

— Какие качества вы не принимаете в людях?

— Трусость. У труса больше всего возможностей стать предателем: идеи, дела, друга, близкого человека. Человек рождается в страхе. Первый крик страха — когда он вышел из лона матери. А потом он идет к главному страху своей жизни — смерти. Но туда, к финалу, человек должен дойти бесстрашным. А если этот путь будут сопровождать трусость и предательство, последний миг будет ужасен.

Каждый обязательно сталкивается с моментом, когда есть возможность предать. Но всегда у человека есть выбор. Он имелся даже у узников фашистских лагерей: можно было броситься на конвоира, на колючую проволоку — и погибнуть. Так делали те, кто не выдерживал этого ада. И не становились предателями.

Если же говорить о сегодняшнем времени, предатели плодятся в бурлящей атмосфере очень быстро. Но я убежден, что наша победа будет безоговорочной. Мы огромная, сильнейшая, прожившая невероятную историю страна. Непобедимая!

Оцените материал
Оставить комментарий (4)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах