aif.ru counter
12.04.2013 00:05
9358

Великий неудачник. Островский и его «луч света в тёмном царстве»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Скандалы в Большом театре докатились до суда 10/04/2013
«Портрет писателя Александра Николаевича Островского» работы Василия Перова. 1877 год.
«Портрет писателя Александра Николаевича Островского» работы Василия Перова. 1877 год. © / репродукция

12 апреля 1823 г., в Замоскворечье, на Малой Ордынке, в доме Никифора Максимова, дьякона церкви Покрова, что в Голиках, произошло рядовое в общем-то событие. У одного из квартирантов, Николая Фёдоровича Островского, родился третий сын. Назвали младенца Александром.

Так началась биография отца русского бытового драмтеатра. Никакой лирики - сплошная обыденность. Да и впоследст­вии всё у Островского, на первый взгляд, будет стабильно и гладко. У нас ведь в какого из классиков ни ткни, обязательно будут либо дуэли и скандалы, либо карточные долги и душевные болезни. Либо пьянство и нищета, либо война и острог. А лучше - когда всё сразу и по­многу.

Репродукция рисунка дома в Щелыково, где родился драматург Александр Николаевич Островский, из коллекции Литературного института в Москве
Репродукция рисунка дома в Щелыково, где родился драматург Александр Николаевич Островский, из коллекции Литературного института в Москве. Фото: РИА Новости/В.Киселев

Жертва пиратов

А он - воплощение самой солидности, что подтверждается памятником у Малого театра. Этакий купчина, замоскворецкий Кит Китыч. Тучный, спокойный, успешный, наверняка состоятельный. Никаких эффектов и пыли в глаза. Кстати, сам Островский говорил примерно о том же, ссылаясь на свои костромские корни: «Это рязанцы таковы, что без эффектной штуки и с лавки не свалятся. А вот наш костромич Сусанин не шумел. Тихо завёл кого надо в лесную глушь и сгинул без вести, да так, что до сих пор спорят - был ли он на самом-то деле!»

Удивительно, но Остров­ский в отличие от других русских писателей не имел при жизни ни завистников, ни литературных врагов. Даже вечный брюзга Лев Толстой, который считал «дрянью» вообще всё подряд, высказался уклончиво: «Гроза» Островского есть плачевное сочинение, а ведь будет иметь успех».

Святая правда. Успех сопутст­вовал Островскому с самого начала. Первая же его пьеса «Банкрот», впоследствии названная «Свои люди - сочтёмся», будучи опубликованной в журнале «Москвитянин», подняла число его подписчиков более чем вдвое - с 500 до 1100. Согласно статистике, пьесы Островского в период с 1853 по 1872 г. только на казённой, официальной сцене ставили 766 раз. Дирекция императорских театров получила со спектаклей Островского два миллиона рублей дохода. По тем временам просто запредельно. Так что и автор, надо полагать, не бедст­вовал…

На деле же выходит как раз наоборот. Бедствовал, да ещё как! Трудно поверить, но этот «купчина», в пьесах которого чуть ли не главной движущей силой являлись деньги, этот «певец зарождающейся власти капитала» был начисто лишён деловой хватки. Вот его слова: «На праздники иной раз не могу позволить купить семье конфектов и сладостей. Имея четверых детей, это непростительно. Некрасов несколько раз в глаза мне смеялся и называл бессребреником. Он говорил, что никто не продаёт своих произведений так дёшево, как я…»

Иван Гончаров, Иван Тургенев, Александр Дружинин, Александр Островский, Лев Толстой, Дмитрий Григорович. 1850 год
Иван Гончаров, Иван Тургенев, Александр Дружинин, Александр Островский, Лев Толстой, Дмитрий Григорович. 1850 год. Фото: РИА Новости

«Дёшево продавал» - это ещё полбеды. Островский в силу своей зашкаливающей популярности стал первой в отечественной истории жертвой пиратов от шоу-бизнеса. Его пьесы, на которые валили валом, часто ставили, вообще не уведомляя автора. То же самое касается и издателей, самовольно допечатывающих тиражи его произведений, расходившихся как горячие пирожки.

И он ничего не мог поделать. Не было тогда законов об автор­ском праве. А если бы и были - что с того? Островский, сын чиновника-юриста и сам бывший работник Совестного, а потом и Коммерческого суда, не смог бы за себя постоять. «Он был добрым, мягким и безотказным» - вот лейтмотив воспоминаний о человеке, который первым показал и «свинцовые мерзости русской жизни», и «луч света в тёмном царстве».

Русские, вперёд?

Александр Островский. 1856 год
Александр Островский. 1856 год. Фото: РИА Новости/Михаил Успенский

Как это часто бывает в таких случаях, всю свою ненависть и пыл Островский направляет на Запад. Путешествуя по Европе, он ведёт очень любопытные дневники. «Меня неприятно поразила фигура прусского офицера: синий мундир, брюки с красным кантом, волосы причёсаны с английским пробором, белокур…» Ну и что же здесь неприятного? Да то, что офицер - немец нерусский.

В Италии и того хлеще. Спутники Островского уверяли, что он дважды прослезился, глядя на собор Святого Петра в Риме. Но в записях писателя об этом чувствительном моменте сказано более чем скудно: «Осмотрел собор мельком». А о Венеции, жемчужине Адриатики и вообще всей Европы, впечатления и вовсе никакие: «У них там превосходные груши». И всё. И больше ничем Венеция не приглянулась.

Может, это и преувеличение, но Островский, находясь на пике своего таланта, дерзко решил показать всей Европе да и всему миру превосходство русской культуры. «Терпеть не могу водевили, балеты и оперетту. Надобно их заменить нашими, русскими сказками и эпическими драмами-феериями». И пишет свою знаменитую «Снегурочку» - апофеоз славянского духа.

По-прежнему актуален

Сто лет назад театральный критик Юлий Айхенвальд спешил его похоронить: «Это ушло и уходит из жизни, даже пресловутое самодурство. А вместе с ним уходит Островский. Он теряет смысл. Его пьесы обречены - совсем скоро их уже не будут ставить».

Наглых воров, коррупционеров и жуликов, а также самодурства у нас в избытке. И это значит, что добрый и мягкосердечный драматург, посвятивший себя поискам «луча света в тёмном царстве», по-прежнему актуален и моден.

Оставить комментарий (10)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество