Примерное время чтения: 49 минут
23922

«Убегать не собираюсь». Лепс о миллионе за «Леопарды», Зеленском и Пугачевой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Что происходит в «банковской» сфере 12/07/2023
Григорий Лепс.
Григорий Лепс. / Евгений Одиноков / РИА Новости

Певец Григорий Лепс, которому 16 июля исполнится 61 год, в интервью aif.ru рассказал о порывах души, хулиганских песнях, Шамане, Шнурове, уехавших артистах, своем разводе, детях, звании Народного артиста и подарках, которые могли бы его порадовать в день рождения.

Владимир Полупанов, aif.ru:​ — Я недавно провёл свой опрос среди артистов, продюсеров и других деятелей нашего шоу-бизнеса на тему, кто сегодня в России главный артист? Большинство назвали тебя первым.

Григорий Лепс: — ...это большая ошибка.

— Почему?

— Потому, что я всегда второй.

— А кто первый?

— Первых до х.., так можешь и написать. Нельзя быть первым и самым лучшим артистом. Кто лучший художник? Суриков или Репин, Маковский или Коровин? Все пишут по-разному, каждый в своем стиле. Кто самый лучший спортсмен? Нет такого понятия. Есть бокс, футбол, спортивная гимнастика, прыжки в воду и т.д. Музыка, тем более, она разная. Кто лучше «Пинк Флойд» или «Дип Пёрпл», «Роллинг стоунз» или «Битлз»? Паваротти или Доминго? Они все великие певцы и музыканты. И кто из них лучший — большой вопрос?

Люди ошибаются, говоря, что я лучший, главный, номер один.

Есть масса достойных артистов, моих коллег, с которыми я всегда старался поддерживать хорошие отношения. Они все тоже разные. Какими бы они ни были, они мои коллеги, некоторые из них друзья. Целый ряд артистов, начиная с Филиппа Киркорова и заканчивая Александром Розенбаумом — просто выдающиеся артисты, достойные таких званий, что мне еще надо постараться до них дорасти. Какая музыка у Розенбаума! Какая поэзия! Можно только благодарить судьбу и Бога за то, что я живу и пою в одно время с такими людьми. Извиняюсь перед коллегами, которых не назвал. Их очень много. Они все профессионалы своего дела. Но чтобы перечислить всех, понадобится не один лист бумаги. Так что люди ошибаются, говоря, что я лучший, главный, номер один.

— Было у тебя ощущение, что популярность пришла к тебе поздно?

— Я начинал работать на больших площадках, когда мне было уже 39-40 лет. Обычно артисты в этом возрасте уже на закате своей музыкальной карьеры или на ее пике. Да, я поздно начал. Но очень надеюсь, что нескоро закончу.

— У меня есть ощущение, что у тебя нет случайных песен в репертуаре. Или есть?

— Стараюсь, чтобы их не было. Но не всегда они соответствуют тому уровню, которого я хотел достичь, работая над ними. Мне казалось, что это хорошее произведение. А на самом деле оно у меня не получилось. И людям оно не зашло. Последние лет 5-6 я ищу песни уровня «Я счастливый», «Самый лучший день»... Пока не попадаются. К сожалению, такие произведения пишутся в крайней степени редко. Не всегда угадываешь, получится или нет.

— Кто-то из кинематографических кругов рассказывал мне историю о том, что Леонардо Ди Каприо скупает впрок хорошие сценарии, которые лежат у него «в столе» до поры до времени, и он их в результате реализует. У тебя такой же подход к песням?

— Не совсем. Песни я покупал не только для себя. В моем продюсерском центре было порядка 7-8 артистов. Была группа «Космос гёрлз», которая заканчивает своё существование, потому что девочки решили заняться учебой. Довольно интересная была музыка. До сих пор не могу понять, почему группа не получила того эмоционального отклика у публики, на который я рассчитывал. Хотя все девочки в группе поющие. Были ошибки, но не мои. Я только финансировал этот проект.

Вкусы меняются у всех, как и политика. Она вдруг раз — и изменилась.

На сегодняшний день у меня лежит «в столе» порядка 100 песен. Я их покупал, чтобы ребята моего продюсерского центра их использовали. Одна песня, как мне казалось, должна подойти одному артисту, другая — другому, третья — третьему. Теперь, когда у ребят закончились контракты с моим центром, я могу эти песни подарить, продать, использовать в своих интересах. Их надо переслушать, возможно, какие-то подойдут и мне. Вкус у меня не меняется с течением времени. Хотя вкусы меняются у всех, как и политика. Она вдруг раз — и изменилась.

— Продюсерскую деятельность ты закончил?

— На мой взгляд, сегодня сама профессия продюсера себя изжила. Раньше продюсер, используя свои связи и добрые отношения, доказывал руководителям телеканалов и радиостанций, что у него отличный артист, уговаривал поставить песню, показать клип, пригласить артиста в телешоу. А сейчас загнал трек «в цифру», выложил в Сеть. И если песня людям зашла — всё, ты уже популярен, ты уже состоявшийся артист.

Да, любому артисту всё равно нужна команда, которая помогает ему решать текущие задачи. Но это уже несколько иное. Это не продюсирование. Если команда делает все правильно, у артиста все получается. Есть удачные примеры. Например, Ваня Дмитриенко, который попал в хорошие руки. Он очень молод, ему всего 17 лет. Я представить себе не мог, что в этом возрасте можно написать такие песни! В моем следующем альбоме будет 4 его произведения. И я всё время его тереблю: «Если есть музыка — присылай». Мне очень нравится то, что он делает. Буду у него все время покупать произведения. Он и автор блестящий, и исполнитель прекрасный, и отличный парень. Молодой, многого в жизни еще не знает. Но подрастет и поумнеет.

— У тебя же на первых порах был продюсер — Евгений Кобылянский. Какую роль он сыграл в твоей карьере?

— Безусловно, его роль огромна, как и роль Анатолия Долженкова, который писал тексты к песням моего первого альбома: «Храни вас Бог», «Натали», «Я слушал дождь». Мы, к сожалению, его потеряли в прошлом году (он очень быстро сгорел). По мере сил помогаю его семье.

Евгений Кобылянский внес огромную лепту в то, что я стал таким узнаваемым артистом. Но позже у нас начались расхождения — не человеческие, а творческие. Он видел и слышал музыку по-своему, работал в своем измерении. Я решил, что мне пора работать самому. Мы по-доброму расстались. Как показала жизнь, я оказался прав.

— Артисту твоего уровня продюсер вообще не нужен? Или иногда хочется, чтобы какую-то часть забот взял на себя другой человек?

— У меня есть такие люди — дирекция, администрация, юридический отдел, аранжировщики, другие люди, которые всегда находятся рядом со мной. За что я им безмерно благодарен. Эти люди берут на себя почти все заботы, моя задача состоит только в том, чтобы вовремя приехать на площадку, нормально выглядеть, что не всегда получается (смеется), и хорошо спеть, что тоже не всегда получается. Все зависит от голосового аппарата, в каком он состоянии, вплоть до артериального давления.

У меня прекрасный директор Владимир Урюпин, с которым мы работаем вместе много лет. Майя Серикова и Саша Никитин трудились со мной огромное количество времени и делали это хорошо. Я благодарен им за их нелегкий труд. Просто в определенный момент наши дороги разошлись в силу целого ряда обстоятельств. Насколько мне известно, у них все хорошо. Мы редко видимся, но встречаемся с удовольствием. Я всегда стараюсь поддерживать с людьми хорошие отношения за редким исключением.

— Недавно ты вместе с рядом артистов перепел песню Шамана «Встанем». Почему ты решил ее исполнить?

— Понятно, для чего эта песня спета. Для поднятия духа наших бойцов на передовой. И можно даже сказать, что это процесс идеологического воспитания нашей молодежи.

— Шамана многие называют явлением на нашей сцене. Какое у тебя к нему отношение?

— Он на днях, кстати, был у меня в гостях. Мы слушали его и мою музыку. Дай Бог ему здоровья! «Явление»? На мой взгляд, это довольно громко. Думаю, он и сам бы не приветствовал такое определение. Явление может быть только Христа народу. Шаман — безусловно, очень талантливый, приятный в общении человек, великолепно поющий. Это природный дар. Как будет дальше развиваться его музыкальный путь, не знает никто. Очень надеюсь, даже почти в этом уверен, что у этого парня все будет хорошо. Такие ребята должны надолго оставаться в строю.

Есть целый ряд талантливых людей, которые не могут добиться таких же, как Шаман, результатов, даже несмотря на то, что им помогают, работает целая команда. Но не получается. И это очень обидно. На уровень Шамана из молодежи больше пока никто не вышел. Думаю, что еще долго не выйдут. Если он не остановится в развитии, а он не собирается.

— На Питерском экономическом форуме вы (Владимир Киселев, Николай Басков и ты) объявили акцию по поддержке наших военнослужащих, уничтожающих немецкие танки «Леопард». Сколько артистов поддержали вашу акцию?

— Порядка 15-20 человек. Я попросил своих военных друзей из тех, кто воюет на Донбассе, найти парня с официальным подтверждением того, что он действительно это сделал. Этого парня нашли. И я передал ему свой миллион рублей. Я это делаю не для того, чтобы у граждан нашей страны создалось впечатление, будто министерство обороны не может этого сделать. Нет, министерство обороны делает всё возможное и невозможное, в том числе награждает и поощряет наших воинов. Это просто моя гражданская позиция, позиция человека, который (извиняюсь за громкие слова) болеет за свое Отечество и любит свою Родину. Душа у меня за Россию болит. Я в этой стране родился, получил образование и стал тем, кем являюсь на сегодняшний день. У меня одна страна, один президент. Убегать отсюда не собираюсь. К тому же мне запрещен въезд уже почти во все страны мира. Ну, да Бог с ними. Мне постоянно поступают угрозы по телефону: «Мы тебя зарежем, убьем». На что я отвечаю: «Дать адрес? Приезжайте».

— А вдруг действительно приедут.

— Не приедут. 99,9%. Потому что по-настоящему серьезный человек никогда не угрожает. Он делает. А это так...

Страна у нас большая, хороших людей много, мою музыку люди любят, за что я им безмерно благодарен. Мой им поклон.

— После того, как ты объявил о своей акции в поддержку наших бойцов, у тебя отменился концерт в Казахстане. Расстроился?

— Нет. У нас отменились почти все концерты в среднеазиатском регионе...Слава Богу! Страна у нас большая, хороших людей много, мою музыку люди любят, за что я им безмерно благодарен. Мой им поклон. Поэтому я с превеликим удовольствием буду жить, во славу Божью, и работать в своей стране. Аминь!

— Какие чувства ты испытал от отмены концертов?

— Перекрестился. Люди, отменившие концерт, живут в своей стране и имеют право выбирать, кого приглашать, кого не приглашать, кого слушать, кого не слушать. Но я уверен, что таких меньшинство. Люди в массе своей смотрят на меня не как на политического деятеля, а как на артиста. Кем я, в общем-то, и являюсь. Я не лезу в политику. И не собираюсь...

Несколько дней назад мне присвоили звание Народного артиста РФ. Мне его официально вручил в Кремле Сергей Владиленович Кириенко, чему я очень рад.

Я никогда не стремился получить ордена, звания. Я много раз говорил, что служу своему Отечеству, а не выслуживаюсь. Может, кто-то подумает, что я вру или кокетничаю. Пускай думают. Это их право. Не собираюсь никого переубеждать.

— Поздравляю!

— Спасибо. Очень надеюсь, что я действительно это заслужил. Конечно, приятно, что руководство нашей страны, мои поклонники, коллеги оценили мои старания. Но я никогда не стремился получить ордена, звания. Я много раз говорил, что служу своему Отечеству, а не выслуживаюсь. Может, кто-то подумает, что я вру или кокетничаю. Пускай думают. Это их право. Не собираюсь никого переубеждать.

— 15-20 человек артистов поддержали вашу акцию с «Леопардами». Не кажется ли тебе, что круг этих людей слишком узок?

— Видишь ли, не у всех есть такая возможность, особенно, в настоящее время. Есть целый ряд бизнесменов, я знаю таких людей, которые отправляют огромное количество денег в качестве помощи жителям новых российских территорий — Донецку, Луганску, бойцам на передовой и т.д. Они слова об этом не говорят. Считают, что это ни к чему. Я по возможностям отправляю гуманитарную помощь и туда, и сюда. Но это весьма скромный вклад. Могу позволить себе раз в квартал потратить на это 3-5 млн рублей. А есть такие ребята, которые отправляют такие же деньги каждый день. Они об этом не говорят. И я не должен.

— Об этом нужно говорить, чтобы и других, у кого есть возможности, мотивировать.

— Нельзя вбить в голову другому человеку то, что у тебя на душе. Если он думает по-другому, быть по сему.

— Никого не осуждаешь?

— Нет. Но делаю выводы.

— Что для тебя означает быть патриотом?

— Сложный вопрос. И я не могу на него ответить сходу и коротко. Это как отношения с Богом. Чтобы верить в Бога, необязательно ходить в церковь. Бога нужно носить в сердце и в голове. Это можно назвать простым словом «духовность». Хотя храмы я, естественно, посещаю — молюсь, каюсь, поминаю ушедших и всех православных христиан, прошу у Господа помощи. Храмы — это намоленные места.

Как должен проявляться патриотизм? Тонко или в лоб — не знаю. Но у Шамана это работает. Популярность к нему пришла после выхода песен «Встанем» и «Я русский». Блестящие произведения! Настоящая музыка, правильно подобранные слова, великолепное исполнение. Но ему на этом не нужно останавливаться, музыка безгранична. Песни о любви никто не отменял.

— Всё чаще слышу мнение, что сегодня идет Третья Мировая война, являющаяся гибридной. На вопрос «что делать?» — один умный человек ответил: «Выбрать сторону и делать все, что от тебя зависит ради победы»...

— Полностью согласен. Я уже давно выбрал свою сторону. Мне иногда бывают непонятны высказывания и поступки некоторых очень известных людей, моих коллег. Это тоже, наверно, их право. Многие из них отправляли гуманитарную помощь Донбассу, а потом говорили: «Мы в это больше не верим, мы хотим отсюда уехать». Ради Бога. Но тогда зачем вы всё это делали? Есть страна, в которой ты родился. Она дала тебе всё — знания, успехи, заработки, любовь народа. И вот так «в полете переобуться», на мой взгляд, неправильно. Хотя я не вправе их осуждать. Не суди, да не судим будешь. Если мне что-то не нравится в каком-то отдельно взятом человеке, я обязан сказать ему это в лицо.

— Говоришь?

— Говорю. Но в мягкой форме. Стараюсь не ругаться матом. Хотя это мой привычный лексикон (смеется). Некоторые поступки мне совершенно непонятны. Особенно когда люди отказываются от российского гражданства. Я никогда отсюда не уеду. Работа есть. Какую-то свою копеечку мы зарабатываем, делимся. Спасибо Богу и людям.

— У тебя никогда не было сомнений, какую позицию нужно занимать?

— Сомнений, какую позицию нужно занимать, никогда не было. Я могу сомневаться в методах достижения целей. Я не самый умный человек на политическом поприще (смеется). Так как не занимаюсь политикой. Я просто делаю то, что должен делать любой гражданин России. Но у одного зарплата 50 тысяч рублей, у другого 5 миллионов. И в этом случае разница в помощи людям, которые воюют, бедствуют и нуждаются, будет разная.

Я бы, наверно, и воевать смог, потому что служил в Советской Армии. До сих пор помню, как разобрать и собрать автомат. И был отличником боевой и политической подготовки Советской Армии. Я служил на военном заводе, где производились военные тягачи, где получил специальность слесаря 2-го разряда. И при этом играл в армейском музыкальном ансамбле. Меня и взяли в эту часть, потому что я был музыкантом.

— По твоему, Россию хотят завоевать, расчленить, обобрать?

— Это очевидно. Есть же западная доктрина, где это всё прописано. Да они это и не скрывают. Россию всегда хотели расчленить, уничтожить. Ни у кого это не получилось. И не получится.

Побеждает тот, за кем правда. Окончательная победа может произойти и сейчас, а, может, через несколько лет. Суть конфликта не укладывается в полтора года СВО.

— Почему?

— Потому, что за нами правда и с нами Бог. Побеждает тот, за кем правда. Окончательная победа может произойти и сейчас, а, может, через несколько лет. Суть конфликта не укладывается в полтора года СВО. Процесс может растянуться на десятилетия. Но результат будет один — Победа. А потом переговоры.

— Что произошло с Украиной, на твой взгляд? В какой момент она стала анти-Россией?

— Не знаю. Я не был на Украине с 2014-го года. Мне запретили туда въезд. Искренне жаль. Потому что, как встречали на (или в) Украине, меня не встречали нигде. Но какие-то педерасты, политики-англосаксы стравили два славянских народа. И кайфуют от этого.

— Смотришь на западных политиков и понимаешь, как же помельчал их политический бомонд. Согласен?

— Стараюсь не смотреть. Повторю, я не занимаюсь политикой. Но мне нравятся люди, которые здраво мыслят, например, Грегор Гизи (немецкий левый политический деятель, экс-депутат бундестага, известный критикой политики стран Запада, в первую очередь США — Ред.). Грамотный, уверенный в своей правоте человек. Говорит очевидные, но правильные вещи. На Украине был великолепный парень, не знаю ничего о его нынешней судьбе — Евгений Мураев (оппозиционный политик, экс-депутат Рады от Партии регионов — Ред.). Очень грамотный человек, знает, о чем говорит, что говорит и как преподносить свои мысли. Я бы хотел с ним пообщаться. Когда общаешься с людьми, которые умнее тебя в несколько раз, сам становишься чуть-чуть умнее.

В этом отношении у нас был великолепный политик Владимир Вольфович Жириновский. Это был настоящий крупный общественный деятель с огромным багажом знаний. Он же был ПРОРОКОМ! Можно посмотреть его выступление 20-летней давности и убедиться — всё случилось так, как он говорил. Я был на его похоронах, посчитал своим гражданским долгом присутствовать там. Хотя я мало его знал, немного знаю его семью, детей. Мы встречались всего 2-3 раза.

— Ты же и с Зеленским знаком. Что ты про него думаешь?

— Когда я с ним встречался лет 8-9 лет назад, может, и больше (несколько раз), он произвёл впечатление блестящего, эрудированного и приятного в общении человека, великолепного актера, мастера своего дела. Мы несколько раз и за границей пересекались, когда и у меня, и у него были там выступления. Но я не знаю, какой он сейчас. Я говорю о человеке, которого я немного, не очень близко, но знал несколько лет назад.

Сегодня он президент Украины. Когда ты занимаешь такой пост, в корне меняются твои мировоззрение и мироощущение. Появляется огромная ответственность перед людьми, которые тебя избрали. Чтобы быть хорошим президентом, надо знать свою страну, структуру власти, разбираться в экономике, геополитике, иметь юридическое и экономическое образование, опыт. Надо знать, как управлять государством.

Кто-то утверждает, что Зеленский пляшет под чужую дудку. Но я никогда не позволял себе ругать ни одного политического деятеля, тем более президента другой страны. Я даже не сказал ни одного гадкого слова про Барака Обаму, который меня объявил «русской мафией» и запретил въезд в Соединенные Штаты. Кстати, США сняли с меня санкции в этом году.

— Какова причина?

— Не ведаю. Наверно, чтобы я туда приехал, и меня арестовали, как «друга президента России и человека, который помогает террористам». Но даже если и не посадят, то мозг точно вынесут. Я не собираюсь никуда ехать, тем более, в Америку. Мне это ни к чему.

Причем, американцы сняли санкции с людей, которых уже нет в живых. Из этого списка я двух людей знал лично. И очень близко с ними общался. И лично их похоронил.

— Веришь в то, что Зеленский наркоман?

— Нет, я этого не вижу. Хотя с этим зельем знаком не понаслышке. Все знают, через что мне пришлось пройти. Мне скрывать нечего. Я человек достаточно честный (идеально честных людей просто не бывает), но в крайней степени неуравновешенный, циничный по отношению к себе в первую очередь, очень вспыльчивый. Хотя разозлить меня достаточно сложно. В начале этого года я дал себе установку: «Держи себя в руках». Пока получается с трудом.

— Намекаешь на свою драку с посетителем ночного клуба в Санкт-Петербурге? Кстати, что тебя на это сподвигло?

— Не люблю хамов. Он сам докопался и получил по лицу. Сам вызвал полицию, снял побои, потребовал деньги. Разве это мужской поступок? Дрались мы в детстве? Дрались. Мирились? Мирились. А ему вообще должно быть стыдно. Ему нет и 35 лет, но он не смог побить 60-летнего человека. Позор! Да Бог ему судья.

— Ты дал ему много денег в качестве компенсации, если не секрет?

— Не секрет, но много. Очень сомневаюсь, что эти деньги принесут ему пользу или счастье. Скорее, наоборот.

Если выходишь на сцену — будь добр работать на износ. Если не можешь, то лучше не выходи.

— А когда ты бросал микрофон на сцену во время выступления, чем это было вызвано?

— Пару раз было такое. Связано это было с тем, что я не мог петь. Ни в коей мере не хотел оскорбить людей, которые пришли на концерт. Злился на себя за то, что не могу доставить людям удовольствие своим голосом, потому что он отсутствовал. Меня только это больше всего беспокоит. Сцену я не боюсь. Я там дома. Злюсь на себя, швыряя микрофон. Это происходит только тогда, когда я не могу донести до людей то, что должен. Если выходишь на сцену — будь добр работать на износ. Если не можешь, то лучше не выходи.

Это была моя большая ошибка выходить на сцену в тот день в Санкт-Петербурге. Я понимал, что у меня проблемы с голосовыми связками. Надо было просто перенести выступление. Думаю, люди меня не осудили бы за это. Такие случаи были, и их было немало. Я выходил на сцену и говорил: «Извините, я сегодня не в голосе. Если вы не хотите во мне разочароваться, сегодня мы лучше помолчим. А через пару недель я приеду — и отработаю».

— Был случай, когда тебя увозили на скорой помощи с концерта. Что тогда произошло?

— Язва открылась, когда я был на гастролях в Дмитрове. Какой-то несчастливый для меня город. У меня там несколько раз переносился концерт. И когда мы уже решили, что он состоится, открылась язва. Я подумал: всё — привет. У меня был один страх — не умереть в этой грязной гримерке. Лучше, конечно, умереть в своей постели. Но на всё воля Божья. Господь дал мне еще один шанс (смеется).

— Вижу в твоем доме при входе висит портрет Путина...

— ...а напротив — портрет Ленина. Наверху — портрет Сталина.

— Путин, Ленин, Сталин — для тебя это личности одного масштаба?

— Нет, конечно. Ленин и Сталин — это уже наша история. Владимир Владимирович Путин — наш современник. Он, слава Богу, жив и здоров. Рано или поздно он тоже станет огромной частью нашей истории. Он, конечно, историческая и масштабная личность в политике. Ленин, Сталин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Свердлов и т.д. — это «нелюди» революции, совершившие государственный переворот и узурпировавшие власть, превратив ее в диктатуру, уничтожившие миллионы своих граждан, ради достижения каких-то фантасмагоричных идей. Кстати, все их идеи взяты из Библии и учения Христа. Ищите и обрящете, стучите и вам откроют, человек человеку друг, товарищ и брат и т.д. Всё это было сказано Христом несколько тысяч лет назад, если верить официальной истории.

В 1917 году в России была революция бесов и оборотней. Они же даже имена свои не светили. Видимо, стеснялись (смеется). Одни бесовские клички остались. Но это наша история, от которой никуда не деться. Портрет Ленина у меня дома, кстати, тот, что был в учебнике истории из советской школьной программы. Прекрасная работа художника П.Д. Корина. Я немного знаком с миром искусства, у меня огромное количество живописи, гравюр, икон, раритетных книг. Все, как и ты, об этом знают.

— У тебя есть икона, подаренная Путиным. Какова ее судьба?

— Она находится у меня там, где все иконы. Это современная работа. На её обратной стороне Путин по моей просьбе оставил автограф и надпись: «С уважением Григорию Лепсу. Путин». Она имеет ценность потому, что мне ее подарили от души. И подписана она человеком, который много лет управляет нашим государством.

— Сколько у тебя всего икон?

— Порядка 300.

— Продолжаешь коллекционировать?

— Пока прекратил все покупки. Время не то. Мало того, я собираюсь передать эту коллекцию в другие, хорошие руки.

— В музей?

— Слишком бескорыстно для меня (смеется). Я человек семейный. У меня дети. К тому же надо выплачивать долги банкам.

— У тебя долги?!

— А почему их не может быть?

— Но ты же востребованный артист.

— Долги есть и у больших богатых корпораций с миллиардными оборотами.

— На что брал?

— Когда строил дом и студию, пришлось занимать. Потихоньку выплачиваю. Во время пандемии ковида был провал в работе. Иначе я бы уже расплатился.

— Часть людей, в том числе твоих коллег, с началом СВО уехала за границу. Одна из них Пугачева. Как тебе ее поступок?

— Я никого не осуждаю. Тем более, Аллу Борисовну. Она великая женщина и великая артистка. Вот это явление на нашей эстраде. Она может даже прошептать песню, и это дойдет до сердец. Это великий дар, данный Богом. И трудом. Никто этого отобрать не сможет. Никто не пойдет против Бога. Не справится.

— Масштаб личности виден по поступкам. Разве нет?

— Мы всегда судим людей по поступкам и их результатам. Для меня Пугачева как была великой артисткой и женщиной, так ей и остаётся. Пугачева уехала за мужем. У нее есть дети. Она решила, что им там будет лучше. Но, насколько я понимаю, Алла Борисовна не собирается эмигрировать. Она не отказалась от российского гражданства.

— Мне кажется, это трагедия для любого человека — потерять Родину, оказаться на чужбине.

— А мне не кажется. Я в этом абсолютно уверен.

Я абсолютно уверен, что Алла Борисовна вернется.

— Несчастные люди?

— Как они себя чувствуют, надо спросить у них. Но я абсолютно уверен, что Алла Борисовна вернется.

— В твоем репертуаре есть пара песен Бориса Гребенщикова (признан иноагентом) — «Стаканы» и «Брат Никотин».

— Я бы с удовольствием еще приобрел, если бы он разрешил.

— Но в связи с его позицией, у тебя его песни не вызывают отторжения?

— Музыка здесь не при чем. Мы сегодня должны ненавидеть Бетховена потому, что он немец? Не читать Тараса Шевченко за то, что он украинец? Это же дно. Есть творчество, которое идет оттуда (показывает пальцем наверх — Ред.). Этому нельзя научиться. Этот дар дается Богом.

— Как ты себе объяснил, чего пытался добиться Евгений Пригожин, от мятежа которого мы все испытали шок?

— Не собираюсь это понимать, потому что «дело барское». Я не настолько умен. Естественно, все испытали шок. Но я почему-то был уверен, что все разрешится благополучно, у людей хватит ума и благоразумия не доводить ситуацию до кровопролития и гражданской войны.

— У тебя не так много песен с матом. Одна из них «Зае..вшие рожи»...

— А что здесь такого? Это песенка офисного работника, которого все достало. Естественно, публично такие произведения не поются. Но если собирается узкий круг людей, можно и спеть.

У меня есть песня «За..ло». Есть «Я тебя пру», которую я никак не могу воплотить в жизнь. Ее написал покойный Вася Шугалей. Я когда-то исполнял четыре его произведения такого же плана — хулиганистых. Это в чистом виде китч.

— Похожий на то, что делает Сергей Шнуров?

— Шнур великолепен. Кто еще с ним может сравниться в этом музыкальном направлении? Была когда-то группа «Сектор газа» во главе с Юрием Клинских. Есть еще несколько коллективов, которые работают в этом жанре. Но они вспыхивали и после пары-тройки удачных песен куда-то исчезали. А Шнур работает много лет в этом амплуа. Он поет о том, о чем думают миллионы людей, он разговаривает на их языке. Кто-то его ругает. А он плевать хотел на это, он делает то, что умеет. И получается у него это здорово.

— Но сегодня этот стеб неуместен, как мне кажется. Не те времена. Нет у тебя такого ощущения?

— А никто и не говорит, что они должны быть все время востребованы. Это хулиганство, детская шалость. Времена изменятся, и эти песни снова будет востребованы.

— Стихи, музыка, кино, литература — что за последнее время на тебя произвело впечатление?

— Я постоянно что-то читаю или смотрю. По большей части это документальные фильмы, либо основанные на реальных событиях. Не могу сказать, что я хорошо знаю историю, не очень силен в датах. Но какое-то представление об истории, конечно, имею.

— На днях у тебя был концерт в Сочи. Для тебя это особый город, ведь ты там родился?

— Я там родился и вырос. Этот город мне много дал. Но в Сочи осталось крайне мало людей, с кем можно пообщаться. Многие уже не живут на этой земле. Когда приезжаю в город, стараюсь обойти могилы всех своих друзей и родственников. Потом заезжаю к маме и сестре. Они иногда приходят на мой концерт, такое тоже случается.

— Несколько лет назад ты мне рассказывал историю о том, как пригласил свою маму на один из первых больших концертов. И она тебе потом сказала: «Гриша, все хорошо. Но что же ты так орешь?»

— Она мне до сих пор так говорит: «Хватит орать. Люди не могут это слушать» (смеется). Мама, слава Богу, жива и относительно здорова. Хотя ей уже 87 лет.

— Мама всегда в тебя верила?

— Мама всегда была рядом. Всю жизнь я чувствовал ее поддержку. Отец, к сожалению, трагически ушел из жизни очень рано — в 57 лет.

— А кто больше всего повлиял на тебя в плане воспитания?

— Родители, естественно. Но помимо них, мой родной дядя Сергей Чхетиани. Он был очень известным музыкантом в Сочи. Все его до сих пор помнят. Его тоже нет в живых. Он, как и отец, ушел в 57 лет. Это он начал учить меня музыке, заставлял заниматься, привил любовь к книгам и чтению. Учился я хорошо, но до 7 класса. Потом стал заниматься музыкой и учебу в школе забросил.

— В Сочи у тебя есть недвижимость?

— Нет. У мамы своя квартира. У сестры с мужем своя. У меня вообще ничего нет.

— А как же этот шикарный дом, где мы с тобой сидим?

— И этот дом принадлежит не мне.

— А кому?!

— Он в залоге у банка. Я построил этот огромный дом площадью 2 тысячи кв/м и студию, в которой 3 тысячи кв/м. Там масса помещений — кабинеты, спортивный зал, административные корпуса, бильярдная, 4 гостиничных номера уровня 5-х звезд, чтобы люди работали и отдыхали. Ума не приложу, зачем мне 5 тысяч квадратных метров? Я бываю только в спальне (20 кв/м), на кухне (20 кв/м), в переговорной (20 кв/м), в студии (15 кв/м) и в спортзале (80 кв/м). Итого — меньше 200 кв/м. Больше человеку не нужно. На фига я этот памятник деньгам построил, потратив целую кучу средств?! Человек может быть счастлив и в однокомнатной квартире площадью 40 кв/м.

— Помню, ты в Таиланде покупал какое-то жилье. Продал?

— Это было очень давно, в другие времена. Я продал этот дом и перекрестился. В доме нужно жить, следить за ним. Но иметь свое жилье за границей невыгодно. Покупаешь дом за миллион долларов и бываешь в нем от силы раз в год несколько дней. Какой смысл его покупать? Ты можешь приехать в любую страну на две недели или даже месяц, снять особняк, заплатив небольшую сумму. Но у тебя ничего нет в собственности. Ты сохранил свои деньги и ни к чему не привязан. Весь мир так живет.

— Побочный бизнес у тебя остался — салон очков, караоке-клуб?

— Салон очков пришлось закрыть с началом пандемии. Есть три заведения, в которых я нахожусь в небольшой финансовой доле. Это, в частности, «Лепс-бар» с караоке в Новосибирске. В Москве тоже был. Мы его закрыли лет 7-8 назад. Потому что заведение исчерпало свои возможности. Клуб живет 5-7 лет. Потом его нужно обновлять или делать что-то другое. Но я собираюсь возродить «Лепс-бар» в Москве. Сейчас караоке опять набирают свою силу.

— Сам ходишь в караоке попеть?

— Пару раз, может, был в караоке-клубе Гарика (Бульдога) Харламова. Спел ради смеха пару песен. Музыки мне на работе хватает (смеется). Я даже в машине ее не слушаю. Только в том случае, когда хочу проверить какое-то произведение — как оно записано, выявить ошибки, а потом побежать на студию и их исправить.

— Заведения приносят тебе доход?

— Ни в одном из ресторанных бизнесов я не прогорел. Но это небольшие капиталовложения — начиная с «Лепс-бара», заканчивая салонами очков.

— В свой день рождения (16 июля Лепсу исполняется 61 год — Ред.) ты дашь концерт в «Крокусе». Он будет особенным?

— Обыкновенным. Но я исполню несколько новых произведений. На днях мы закончили работу над новым альбомом, который в течение полутора лет потихоньку делали. Несколько песен, как я уже говорил, Вани Дмитриенко и других авторов. Не думаю, что они претендуют на бешеную популярность и станут хитами.

— Что можно подарить на день рождения такому человеку, как ты, у которого все есть, чтобы подарок пришелся по душе? Удивить тебя ведь довольно сложно.

— Песни, наверно. Не могу в приказном тоне это делать, но запрещаю своим друзьям дарить мне иконы. В этом надо разбираться, быть специалистом. У меня всего два таких знакомых, которые понимают, что дарят. В том же антикварном магазине могут и обмануть, втюхать что-нибудь. Такие случаи были. «Сколько ты за это отдал?» — спросил я одного дарителя. «70 тысяч долларов», — ответил он. Мы приехали в этот салон. Я немного поругался с антикваром, указав на детали и правки и доказал, что этот предмет не стоит даже трети потраченных на него денег. Деньги нам вернули. Правда, не все.

Если икону или картину дарят специалисты, она меня может порадовать. Как правило, мои друзья спрашивают меня: «Что тебе подарить?» Самые близкие друзья, а их совсем немного, просто дарят деньги. Иногда большие, иногда нет.

Я очень люблю деньги. Это единственная субстанция, которая меня по-настоящему возбуждает. Но ради них я не готов поступиться своими принципами. Есть незыблемые понятия, которые я никогда не переступлю ради денег.

— Как ты к деньгам относишься?

— Я их очень люблю. Это единственная субстанция, которая меня по-настоящему возбуждает. Но ради них я не готов поступиться своими принципами. Есть незыблемые понятия, которые я никогда не переступлю ради денег.

— Сам деньги одалживаешь?

— Бывает. Но иногда говорю и «нет». Не потому, что у меня их нет, а потому что так должно быть. Если бы мне отдали все деньги, которые дал в долг, я бы купил себе еще пару «Майбахов». А, может, и больше. Даю в долг друзьям, но это все равно что подарить. Я про эти деньги даже не вспоминаю.

— Раньше ты много ходил пешком. Продолжаешь это делать?

— Продолжаю. Но в меньшей степени, чем раньше. Я занимаюсь не спортом, а физкультурой почти ежедневно для поддержания формы. У меня дома есть бассейн. Проплываю свои 500-700 метров. Потом на беговой дорожке прохожу 3-5 км. Немного скачу на скакалке, отжимаюсь. У меня не было никогда ни мускулов, ни кубиков на животе. И никогда не будет. В моем возрасте заниматься спортом уже противопоказано.

В прошлом году я прошёл в Италии пешком 60 км (тогда меня еще пускали за границу). Было довольно жарко. Это серьезная нагрузка. Поэтому за мной ехала машина с водой и лекарствами. Может быть, в ближайшие дни пойду еще. Но пока не знаю, где найти этот периметр, по которому можно пройти 61 км.

— За сколько времени прошёл в прошлый раз?

— За 8 часов 51 минуту. Я очень быстро шёл. А вот в позапрошлый раз мы шли 50 км в гору. Это тоже было в Италии, в карьере, в котором Микеланджело добывал мрамор для своих скульптур. Наклон был небольшим. Под конец восхождения был сложный этап. Мы прошли этот путь примерно за 10 часов.

— Смешное, курьезное в твоей жизни случается? Или уже нет?

— Курьезных историй много. Но их сразу сложно вспомнить. Есть даже анекдоты. Один очень нелицеприятный. Я сказал человеку, рассказавшему его, что если еще раз услышу, выгоню из коллектива (смеется) и никогда не возьму на работу. Тем более, что анекдот не соответствует действительности.

Как-то я пришел к своему близкому другу, и он мне говорит: «Гриша, ты же артист. Ты должен на сцене блистать и сверкать». И подарил мне часы «в стиле Арабских Эмиратов». От сверкания бриллиантов там даже не было видно стрелок. Каждый бриллиант по 500 тысяч долларов. Я ему сказал: «Спасибо, но я не буду это носить». «Нет, ты должен взять», — настоял он. Я их взял, но на следующий день пришел и сказал: «Спасибо большое, но я действительно не буду это носить. Лучше подари их кому-нибудь другому». «Может быть, тебе другие подарить?» — предложил он. А у него их много, он коллекционирует. Я ему сказал, какие хочу. И он мне их дарит. Я был в шоке, потому что и эти часы тоже, мягко скажем, недешевые. Их надо заказывать и ждать, минимум полгода, пока их сделают. Я надеваю их на руку и вижу, что они не идут. «Как не идут? Ну-ка, дай посмотрю, — удивился друг. — Действительно, не идут. Я их отправлю в Швейцарию, их там почистят. Они просто год пролежали в ящике, наверно, подсохли немного».

Через месяц я его начал мучить: «Где мои часы?» «В Швейцарии», — ответил он. Через каждый месяц я его спрашивал про часы и получал ответ: «В Швейцарии». В конце концов, он купил мне такие же новые, только чтобы я от него отстал. Они у меня есть, я их ношу, но редко. Я не фанат часов. Мне кажется, что это все-таки некий финансовый актив. Не думаю, что сейчас кто-то может такие же приобрести, а уж тем более подарить. Времена сильно изменились. Люди стали по-другому относиться к деньгам.

— Все были шокированы, когда стало известно о твоем разводе с супругой Анной, с который вы прожили много лет и родили трех замечательных детей. Ты признался, что в этом только твоя вина. Жалеешь, что это произошло?

— Конечно, жалею. Но это не та жалость, о которой думают люди. Я не буду проситься обратно. Во-первых, меня не примут. Во-вторых, я сам себя никогда не прощу за это. Развод был неизбежен, потому что я предал родного и преданного человека. И то, что мы развелись, это, безусловно, трагедия. Хотя мы до сих пор общаемся, у нас великолепные отношения. Пока живой, я буду рядом со своей семьей, буду ее всячески поддерживать. Всё, что у меня есть и будет, принадлежит моим детям и бывшей жене, которая 20 лет верой и правдой служила семье и была моим щитом.

Кстати, в следующем альбоме будет произведение, которое так и называется «Предатель». Я сам эту песню написал — и текст, и музыку. Александр Яковлевич Розенбаум скорректировал ее. Я записал ее с симфоническим оркестром и великолепным хором.

— А какой ты отец? Воспитанием своих детей ты занимался?

— В полной мере воспитанием детей занимается супруга. Я этим не занимался, потому что из 365 дней в году, в лучшем случае, дома находился 2-3 месяца, если сложить все дни. Я зарабатывал деньги и обеспечивал свою семью. Это то, чем должен заниматься любой мужчина. Я не идеальный отец. Но пытаюсь детям уделять внимание. Когда есть свободное время, мы куда-то выезжаем вместе на отдых. Общаемся и с дочерью от первого брака Ингой. У неё все хорошо. Она мне недавно подарила внука.

Все дети растут достойными людьми, они достаточно умны, образованы, знают несколько языков. Они не бездельничают. Не знаю пока, где они продолжат свое образование. Если захотят получать его вне России, я с этим в крайней степени буду не согласен. Но мешать им не буду. Они взрослые люди и имеют право на выбор. Стараюсь заложить им в голову три принципа: честность, порядочность, доброта. Эти три принципа могут помочь тебе в жизни, а могут и погубить. Но жить нужно именно так. Мой хороший друг, образованный, порядочный и вполне успешный человек сказал как-то: «Жить честно выгодно». Ты можешь украсть у государства или у кого бы то ни было, стать богатым человеком — но эти деньги никогда не принесут тебе счастья.

— Если кто-то из детей захочет пойти в шоу-бизнес, как отнесешься к этому?

— Ева была участницей группы «Космос герлз». Инга занималась искусством, очень неплохо поет. На «Голосе» мы это видели. Но надо было работать над собой. Это требует огромных усилий. Я бы мог ей помочь. Но она выбрала другой путь. Потому что это несколько не ее история. Я уважаю ее выбор.

Есть женщина, которая меня по-настоящему очень интересует. И чувства есть. Но на данный период времени это (брак — Ред.) невозможно.

— Может еще так случится, что ты женишься?

— Все может случиться. Если в жизни появится большая и светлая любовь, почему нет? Честности ради надо сказать, что есть женщина, которая меня по-настоящему очень интересует. И чувства есть. Но на данный период времени это (брак — Ред.) невозможно. Хотя...Все в руках Божьих.

И бывшая супруга может выйти замуж. Почему нет? Она очень достойная красивая, интеллигентная, добрая, светлая и порядочная женщина. Ей 51 год, но выглядит она блестяще.

Спасибо вам, спасибо людям, спасибо Богу и провидению за то, что я есть, за то, что я живу, работаю и буду жить и работать. На благо Родины, родных и близких. Но и себя не забуду (смеется). АМИНЬ!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах