Примерное время чтения: 8 минут
2290

Скульптор Вадим Космачёв: «Изменения в Москве впечатляют невероятно»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. Что будет с ценами? 30/05/2018
Вадим Космачёв.
Вадим Космачёв. / Анастасия Замятина / Государственная Третьяковская галерея

В Третьяковской галерее работает выставка скульптора Вадима Космачёва. Сегодня он один из самых востребованных в Европе авторов. Его скульптуры стоят в городах Австрии, Германии, коллекционеры выкладывают за них кругленькие суммы. О том, почему он был вынужден покинуть СССР и какой нашёл Москву в XXI в., художник рассказал «АиФ».

Революция образов

Юлия Шигарева, «АиФ»: Вадим Иванович, если бы вам в 1979 г., когда вы уже сидели в самолёте, покидая СССР, сказали, что пройдут годы и в Третьяковской галерее откроется ваша персональная выставка... 

Вадим Космачёв: ...я бы не поверил! И не только я, но и тот круг художников, музыкантов, с которыми я общался и которые уехали на Запад раньше меня. Это, например, мой школьный товарищ, художник Александр Ней (а тогда его звали Саша Нежданов, он преподавал в Ленинграде в Доме пионеров, и среди его учеников Довлатов). Это поэт, музыкант и художник Алексей Хвостенко - помните «Над небом голубым есть город золотой...»? Это художник Рогинский и многие другие - мы все не поверили бы, что станет возможно наше возвращение в культуру страны, в которой мы оказались невостребованными.

«Сердце».
«Сердце». Фото: Государственная Третьяковская галерея/ Анастасия Замятина

- Советский Союз был в авангарде мирового политического движения - первая страна победившего социализма. Так почему же он оказался настолько нетерпим к авангарду в искусстве?

- После революции в России случился такой ренессанс культуры, которого удостаиваются редкие страны. Невероятной силы выплеск в музыке, театре, литературе, архитектуре, дизайне. Прозодежда А. Родченко, эскизы тканей Л. Поповой и В. Степановой - это же была революция в облике граждан страны! Но подобное творчество требует полной свободы. Авангард не был рассчитан на иллюстрацию неких идеологических тезисов. А тем, в чьих руках тогда была власть, требовались художники, которые провели бы своеобразный «культурный ликбез». Знаете, как в XVII в., когда подавляющая часть населения была неграмотной, люди приходили в церковь, и им на иконах и фресках всё было расписано: это рай, а это ад, будешь плохо себя вести - попадёшь сюда. Кто был готов выдавать такие иллюстрации? Соцреализм! А что такое соцреализм? Это эклектика, по­вторение образов и достижений прошлого. Но чем длиннее ряд повторений, тем сильнее падает качество. Поэтому соцреализм и стал в итоге таким. Есть такое простое русское слово - «убогость». Авангард-то никогда не был убогим. Это жизнь тогда, после Гражданской войны, была бедная и убогая, а авангард был блистательным! 

Упор, который делался на идеологизированное искусство, стал одним из главнейших промахов Совет­ского Союза.

«Конструкта» (1975) перед комплексом зданий Государственной библиотеки Туркменистана в Ашхабаде. Скульптор - Вадим Космачев.
«Конструкта» (1975) перед комплексом зданий Государственной библиотеки Туркменистана в Ашхабаде. Скульптор - Вадим Космачев. Фото: Commons.wikimedia.org/ Aleksey1988

Островки внимания

- А в вашем творчестве что вызывало у властей раздражение настолько сильное, что вам пришлось уехать из страны?

- Работа, которую я сделал в 1975 г. у архитектурного комплекса национальной библиотеки в Ашхабаде. Комплекс позже получил Госпремию, мою же скульптуру квалифицировали как «нежелательные тенденции». И, в общем-то, понятно почему. Библиотека носила имя Карла Маркса, площадь рядом - Фридриха Энгельса. По кальке мышления партийных чиновников здесь должна была быть установлена скульптура одного из вождей известного движения. А я вместо этого воздвиг 20-метровую вантовую конструкцию. А если в каждой республиканской столице вместо вождей начнут ставить такого рода скульптуры, к чему это всё приведёт?! «Заклеймили» и другие мои работы. И я понял: надо уезжать. 

- А если бы тогда не боролись - с авангардом, с живописью, с поэзией и прозой шестидесятников, может, история Советского Союза была другой?

- Я в этом уверен! Упор, который делался на идеологизированное искусство, стал одним из главнейших промахов Совет­ского Союза. Но самым большим преступлением против своей культуры было уничтожение авангарда. Не будь он запрещён, сейчас страна была бы Меккой для художников. Приведу  пример. Однажды в Москву из Лондона приезжает женщина. Она копается в музейных запасниках, разбирается в макетах, моделях архитекторов русского авангарда, штудирует Мельникова, Леонидова, братьев Весниных. И находит там такой заряд энергии, что он катапультирует её на самый верх архитектурного олимпа. Благодаря ей мировая архитектура обрела новое лицо - я говорю о Захе Хадид. Теперь понимаете, какая потенция была заложена в том искусстве?! 

Если бы это удалось сохранить и развивать без всех тех экзекуций, которым оказались подвергнуты и художники, и их творения, СССР оставил бы позади и Запад, и Китай. Вот почему мой приезд сюда и эта выставка очень важны. Мне хотелось бы, чтобы власти предержащие поняли: именно через культуру, в том числе и через культуру организации общественных пространств, может меняться не только имидж столицы, но и сознание тех, кто в ней живёт. 

Москва очень сильно изменилась. Но городу необходимы визитные карточки - скульптурные объекты. Тогда он может другие столицы по носу щёлкнуть!

- А ваши впечатления от Москвы нынешней?

- Это другой город! Мы с супругой гуляли по парку возле Третьяковской галереи. Вдруг она толкает меня в бок: «Слушай, все почему-то по-русски говорят!» А я отвечаю: «Так мы же в России! Это Москва, милая моя!» Москва очень сильно изменилась. Подсвеченные и отремонтированные дома, расширенные пешеходные зоны, парки, зелень, масштаб строительства впечатляют невероятно. Но городу необходимы визитные карточки - скульптурные объекты. Тогда он может другие столицы по носу щёлкнуть! 

- И куда вписался бы, к примеру, ваш движущийся квадрат?

- В 2007 г. архитектор Юрий Платонов хотел строить 5-километровую променаду, соединяющую Нескучный сад с «Сити». Открывал бы её реконструированный Красный павильон Константина Мельникова, который сегодня вписан во все учебники архитектуры в мире. Дальше стоял бы мой квадрат-трансформер, потом - постройка братьев Весниных. Получалась потрясающая перекличка авангарда ХХ и ХХI в. Но всё упёрлось в финансирование!  

 «Квадрат движения»
«Квадрат движения» Фото: Государственная Третьяковская галерея/ Анастасия Замятина

- Большой город - место агрессивное: все бегут, толкают друг друга. Эту красоту кто-нибудь заметит?

- Подобные «островки внимания» необходимы городскому пространству. В 14 городах Германии стоит больше 30 моих работ. И я знаю, что люди останавливаются минут на 5-10, смотрят, как текут облака в больших зеркальных плоскостях скульптур, и, отдохнув, о чём-то хорошем подумав, идут дальше. 

А как бы было хорошо, если бы на улице Москвы, сегодня поставленной в условия жёсткой конфронтации с западным миром, вырос памятник тому, кто смог отменить разделение на день и ночь, - создателю лампочки Томасу Эдисону. У меня есть скульптура - две лампочки, которые светятся попеременно голубыми, жёлтыми, красными огоньками. В их зеркальных поверхностях отражается город, и огоньки лампочек играют вместе с огнями города. Представьте, как была бы шокирована заокеанская публика - там бы стали лоб чесать, они бы обиженными себя почувствовали. Как же так! У них перехватили инициативу! В далёкой Москве стоит памятник их Эдисону, люди вокруг гуляют, радуются. А они-то до такого и не додумались!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах