Примерное время чтения: 8 минут
660

Сати Казанова: «На "Фабрику звезд" Игорь Матвиенко приглашал батюшку»

Сати Казанова.
Сати Казанова. www.globallookpress.com

Сати Казанова входила в состав самого первого сезона популярного проекта «Фабрика звезд». Вместе с другими участницами шоу позже она вошла группу «Фабрика». Эта команда весьма успешно выступает до сих пор. Но Сати давно уже ушла из коллектива, у нее своя жизнь.

В интервью Лауре Джугелия для ее Ютьюб-шоу певица рассказала о своих первых шагах в шоу-бизнесе. 

О «Фабрике звезд» и жизни под камерами

«Я, наверное, крепкая. Но внутри, конечно, было давление. Ведь даже в душевой у нас была камера — так называемая секьюрити-камера, их устанавливают на экстренный случай. Вдруг кто-то вены себе порежет… Но это не мешало ребятам курить в душевой комнате. Они умудрялись пускать пар от душа с горячей водой и, прикрываясь им, еще и курить. Но тогда мы были молодые, и психика была крепкая… Но если мне сейчас скажут: "Согласишься ли пойти в самое крутое реалити-шоу?" я уже отвечу: "Нет. Я слишком стара для этого испытания"».

«Самым сложным было напряжение из-за того, что за тобой постоянно следят, ты все время под присмотром. Конечно, в какой-то момент расслабляешься. Помню, мы как-то сидели, и я понимаю, что в носу — не на камеру будет сказано — ковыряюсь. И тут же срабатывает: "Блин! Там же камеры". Или как-то некрасиво сел, как-то почесался неэстетично — это же все машинально делаешь. А тут ты обязан все это учитывать. Но мы понимали, что на экране все будет пристойно, нас не подставят. И ведь люди, которые стояли за этими камерами, получается, тоже жили с нами 24/7. Когда мы уходили, они нас так обнимали! Люди, которых мы даже не видели, зато они нас видели три месяца каждый день. Мы для них стали такими родными».

О звездности после проекта

«На момент выхода шоу я ощущала себя как простая девочка. У меня долг за квартиру, а меня окружающие воспринимают как звезду. Захожу в магазин, чтобы накупить продуктов на те небольшие деньги, что у меня есть, а у меня берут автограф, со мной фотографируются. Я думаю: "Боже!" Вот это стало мне "срывать крышу", а не три месяца на проекте. Благо, что мы почти сразу двинулись в тур… И психику нам не сломало окончательно».

«Тур был на 60-70 городов, уже не помню. Мы полтора года почти безостановочно гастролировали с редкими заездами в Москву. Иногда было по два города в день: в одном выступали в обед, в другом — вечером. Это сводило с ума. Это было и счастливое, и очень тяжелое и токсичное время. Потому что мы пили, курили и сходили с ума… Не знаю, как мы выжили в этом безумии. Были и такие, как Ира Тонева (певица, солистка группы «Фабрика» — прим. авт.). Но она святая женщина, я считаю. Она просто все время качала попу и не пила ни капли алкоголя, следила за тем, сколько калорий ест… Грань между тем, чтобы оказаться на опасной тропе, и тем, чтобы оттуда вырулить, была у нас очень тонка. Секс, наркотики, рок-н-ролл… Слава богу, мне хватило какого-то благоразумия начать заниматься вокалом с Владимиром Коробкой. Он, по сути, стал одним из моих духовных учителей. Владимир советовал мне почитать книги, мощную эзотерическую литературу, которая рассказывала о том, что каждый человек серьезно ответственен за то, что несет в публичную сферу».

О романе на «Фабрике звезд»

Участник группы «Корни», тоже возникшей на «Фабрике звезд», Алексей Кабанов уверяет, что у него с Сати был роман. Но она ему изменила, и теперь Алексей нелестно отзывается о репутации певицы.

«Отношений-то никаких не было. Это флирт, детский сад… Я его отвергла, поэтому он и затаил такую обиду. Но это не делает чести мужчине в любом случае, когда он так говорит о женщине. Я могла бы много нелицеприятных вещей о нем рассказать, но не буду. Понимаю, что ему мой отказ причинил определенную боль. Конечно, мне это неприятно… Так делают только мелочные, обиженные мальчики. Если бы это был мужчина, он никогда бы себе такого не позволил».

 

Об отношениях к девичьим группам

«Нас часто приглашали на корпоративы, но не чтобы послушать, а чтобы посмотреть на нас. Первые два-три года меня все это радовало. А потом, особенно когда я начала читать всю эту литературу о смысле жизни, стала думать: "Что вообще происходит?" Меня все это не то что угнетало, меня это убивало. Петь перед столом, где "водки и селедки"… Я периодически учиняла скандалы, насколько могла, сопротивлялась этому. Периодически поступали и непристойные предложения. Все эти люди с их предложениями были посланы далеко… Ира (Тонева) и Саша (Савельева) — вообще такие чистые девочки! Это я была самая хулиганка и оторва. И меня бог уберег, поставив в такую группу, в такое окружение. Но все равно все копилось, нарастало, как снежный ком, и настал момент, когда я вышла из гелз-бэнда и перестала быть как развлечение к "водке-селедке". Оглядываясь назад, понимаю — это было время такое. Все эти корпоративы и гулянья были единственной отрадой в жизни у этих людей. Только так они понимали отдых и расслабление. Наши песни и наше легкое присутствие создавали им прекрасный фон для этого. Да, для меня это было порой унизительно, но это было и хорошим уроком, прямо школой общения. А когда в новогодние чесы у нас бывало по восемь концертов за вечер — это еще и школа выживания».

О заработках группы «Фабрика» 

«Помню, мы все время продлевали контракт и что-то обновляли в нем, менялось процентное соотношение, кстати, в пользу артистов… Через пять-шесть лет мы пришли уже к 50/50 и с грустью поняли, что это и про расходы. Но мы быстро все окупали, у нас были достаточно высокие гонорары. Какие-то новогодние выступления могли быть и за 30, и за 40, и за 50 тысяч долларов. За декабрьские заработки я бы легко могла купить машину. У нас было даже такое выражение — «декабрь год кормит». 

Об Игоре Матвиенко

«Игорь — уникальный продюсер. Знаю, что он человек верующий. И понимает, что нельзя нарушать неписанные духовные законы. Даже на "Фабрику звезд", я помню, он однажды батюшку к нам звал. Это было по желанию, не на камеру. Понимая, что нам уже очень тяжело, он пригласил батюшку, просто чтобы люди могли с ним побеседовать. Я сейчас вспоминаю себя, ту дурынду, которая ничего не понимала. Сейчас я бы первая побежала, говорила бы, плакала. Но тогда не пошла из-за своей глупости и невежества».

«Меня Игорь отпустил. Не безболезненно, конечно, потому что это ощутимая потеря — я была ярким участником группы. Вообще мы все втроем очень яркие и в каком-то смысле незаменимые. Мы просуществовали в неизменном составе восемь лет! Помню наш разговор. Он сказал: "Честно, я расстроен. Но если ты так решила, разве я могу как-то повлиять". Хотя, как делают многие продюсеры, он мог бы "повыкручивать мне руки". Сначала я не хотела уходить из продюсерского центра, я хотела петь и даже попыталась исполнять глубоко страдательные песни голосом Селин Дион, Уитни Хьюстон и тому подобное. Искала себя. Но людям почему-то не нравилось. Года три мы мыкались: мне Игорь предлагает песню — она мне не нравится, я ему предлагаю — ему не нравится. И в один момент он мне говорит: "Сати, а давай расстанемся. Ты сама себе прекрасный продюсер". А я к этому моменту уже сама думала, как бы так расстаться, чтобы не обидеть его. Потом я выпустила несколько песен, которые стали хитами. И они все были похожи на то, что предлагал мне Игорь. И я подумала: что же я шило на мыло-то поменяла, почему с Игорем-то не осталась? Но, видимо, тогда просто пришло время сделать какие-то шаги самостоятельно».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах