16610

«Русский мат я люблю!». Эксклюзивное интервью Ингеборги Дапкунайте

Ингеборга Дапкунайте
Ингеборга Дапкунайте Предоставлено Intercinema Agency

О съёмках в сериале «Григорий Р.», своём новом фильме, русском мате и плацкартных вагонах рассказала актриса Ингеборга Дапкунайте корреспонденту «АиФ».

Встала и ушла!

Сергей Грачёв, «АиФ»: Ингеборга, в России люди редко улыбаются друг другу, вы же всегда с улыбкой на лице. У вас круглый год хорошее настроение? И в чём вы вообще черпаете энергию и оптимизм?

Ингеборга Дапкунайте
Ингеборга Дапкунайте. Фото: предоставлено Intercinema Agency

Ингеборга Дапкунайте: Хорошее настроение у меня не всегда! А энергию, позитив я черпаю, наверное, в людях. Я работаю с прекрасными, замечательными людьми. Женя Миронов, например, Володя Машков, да много кто ещё. Сейчас вот у Алексея Учителя снимаюсь в роли Марии Фёдоровны — матери последнего русского императора. Как тут можно унывать?! А ещё я в этом году впервые набрала курс студентов.

— Вы с ними реально занимаетесь или просто курируете курс?

— Конечно, занимаюсь! Мне это нравится, поскольку я обожаю свою профессию. Когда видишь, как талантливые люди совершенствуются с твоей помощью — испытываешь огромное счастье. Есть ошибочное мнение, будто актёры завидуют успехам друг друга. Это неправда. Все хотят играть с сильными, успешными партнёрами. Потому что ты настолько хорош в кадре или на сцене, насколько хорош твой партнёр.

— А как же все разговоры о том, что актёрский цех — это серпентарий друзей?

 — Я с этим почти не сталкивалась, поскольку не работаю в репертуарном театре. Меня приглашают на конкретные театральные проекты, на которых собираются люди, идущие к общей цели.

— К слову о театре: в России с недавних пор мат на сцене запрещён. А как с этим обстоят дела в Европе, где вы много играете?

— Там матерись со сцены сколько душе угодно. Честно вам признаюсь, русский мат я люблю. Это же неотъемлемая часть языка, причём красивая его часть. Не зря же великие русские поэты использовали его в своих стихах. Но поскольку я немного иностранка и русский язык для меня второй, что слышно по акценту, некоторые матерные слова звучат для моего уха странно.

— А сами обматерить кого-то можете?

— Могу, конечно. (Актриса хохочет). Но обматерить ведь можно и по-доброму.

— Например, зрителей, у которых во время спектакля звонит телефон...

— Надо отметить, что люди, наконец, научились выключать свои мобильники в театре. Конечно, звонки во время спектаклей случаются, но это происходит уже значительно реже, чем ещё несколько лет назад. Но сейчас другая проблема, а точнее даже две. Выключенные телефоны очень ярко светятся в темноте, а это очень отвлекает и актёров, и зрителей. Кстати, эти светящиеся экраны больше напрягают меня как зрителя, причём неважно — в театре или в кинотеатре. И ещё одна проблема: зрители стремятся всё время что-то сфотографировать, чтобы тут же выложить фото в социальные сети. Ну раз уж вы пришли на спектакль — посмотрите его сначала, а потом расскажите об этом своим друзьям.

На третьей полке

— А форс-мажорные ситуации на сцене у вас случались?

— Конечно, как у всех. Мы как-то с Джоном Малковичем играли в Гамбурге спектакль «Вариации Джакомо». Это такая полудрама-полуопера, но все мы там поём. И вот по ходу действия моя героиня узнаёт, что её бывший любовник женится на её дочери. Трагедия! Кошмар! Я падаю в обморок, а один из партнёров меня в этот момент должен поймать. Но он умудрился не поймать. Я с диким грохотом свалилась на сцену. Лежу, глазами хлопаю. А момент патетичный, все должны петь. А нас начал разбирать страшный хохот. Петь и смеяться одновременно невозможно. Спектакль просто оказался на грани срыва. Но это было весело.

А ещё как-то во время одного из моих монологов в зале вдруг поднялась с места женщина и громко так заявила всем: «Я больше не могу это слушать!». Ну и после этого вместе со спутницей удалилась из зала.

— Вы востребованная, успешная актриса во всей Европе. Как вас занесло на эпизодическую роль проводницы плацкартного вагона в комедии «Скорый. Москва-Россия»?

— Я всегда хотела сниматься в комедиях. А тут ко мне обратился мой старейший товарищ Игорь Волошин и милейший Серёжа Светлаков. Мол, не поможешь нам? А мне жалко что ли! Я тогда снималась в сериале «Григорий Р.», играла там императрицу. Ну вырвалась на два дня. Все шутили потом: сегодня императрица — завтра проводница. (смеётся)

Ингеборга Дапкунайте в роли Марии Фёдоровны во время съёмок эпизода коронации в фильме Алексея Учителя Матильда в Санкт-Петербурге. 26 октября 2014 г
Ингеборга Дапкунайте в роли Марии Фёдоровны во время съёмок эпизода коронации в фильме Алексея Учителя «Матильда» в Санкт-Петербурге. 26 октября 2014 г. Фото: РИА Новости / Алексей Даничев

— А вам хоть раз доводилось в плацкартном вагоне ездить?

 — А как же! Я в России снимаюсь с 1983 года. Естественно, я ездила и в плацкартных вагонах, и в общих. Даже доводилось спать на третьей полке, когда мест не было. Не могу сказать, что я объехала всю вашу страну, но поездила неплохо.

(Подходит режиссёр сериала «Григорий Р.» Андрей Малюков. Здороваются, обмениваются комплиментами.)

Малюков: — Мне до сих пор не даёт покоя вопрос: действительно ли у вас на съёмках была сломана нога?

— Да, сломала. Но вы не заметили, потому что я на следующий день уехала.

— А как же вы снимались?! Почему я не слышал криков, стонов? Почему не было скорой, врачей, гипса?

— Так это было уже в конце съёмок. И потом я и сама не предполагала, что сломала ногу. Думала, просто споткнулась, ударилась. Но там ерунда была. Ничего страшного. Я уже снова на ногах!

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество