1952

Певица Полина Гриффис: «В Америке везде замечаешь „энергию прагматичности“»

Полина Гриффис.
Полина Гриффис. Из личного архива

Певица Полина Гриффис по видеосвязи из Нью-Йорка рассказала в интервью АиФ.ru об истинных причинах ухода из A’Studio, затворнической жизни в Америке, аранжировщике-гее, любимом коте Кузе, перевоплощении в Ладу Дэнс и новом альбоме «Путь».

Владимир Полупанов, АиФ.ru : Полина, что ты делаешь в Нью-Йорке?

Полина Гриффис: Вообще-то, в 2001 году я приехала в Москву, чтобы работать в A’Studio, из Америки. Я тут давно живу (певица родилась в Томске, вместе с родителями переехала сначала в Ригу, потом в Варшаву и в итоге в Нью-Йорк — Ред.). Езжу туда-сюда. Но, поскольку сейчас пандемия, хочу быть рядом с мамой, потому что есть опасения, что закроют границы. У меня тут не только мама, но и другие родные люди. Поэтому я тут до лучших времён.

— Ты живёшь в доме мамы?

— Это наш семейный дом (показывает на видео).

Фото: Из личного архива

— Прекрасный дом, с бассейном и большой территорией!

— Это Upstate New York, левый берег Гудзона, если ехать на северо- восток. Небольшой город Уорвик. От Вашингтон-бридж до нашего дома 1 час 10 минут. В данный момент, редактируя наше интервью, уже нахожусь в Майами. Тут у меня тоже есть пристанище прямо в сердце Майами-Бич...

— В России потихоньку начинает оживать концертная жизнь. А в Америке она есть?

— В Америке концертная жизнь несколько иная. Среди моих американских друзей, коллег по цеху, много тех, кто исполняет кавер-версии известных песен. Эти кавер-бэнды и кавер-певцы на разных «ивентах» часто работают с голливудскими звездами. По-моему, все наши артисты с оригинальным репертуаром уехали в Москву: Любовь Успенская, Михаил Шуфутинский, Наргиз Закирова, Ксана Сергиенко, Владислав Медяник, Михаил Гулько и т. д. Вот сейчас сижу и думаю: может, стоит все-таки вспомнить молодость и выйти на эту «каверную» сцену, чтобы голос был в тонусе? Скоро поеду в Дубай, отработаю сольник и по возвращении, наверное, этим займусь.

— Я бывал в Америке. Мне показалось, что там слишком много имитации дружелюбия. Замечала?

— «Имитация дружелюбия» есть, конечно, везде, и тут тоже. Общепринятая манера улыбаться во весь рот (особенно у продавцов в магазинах). Мне тут не очень уютно, не хватает изящества в архитектуре, например. Угловато и депрессивно. В Америке везде замечаешь ярко выраженную «энергию прагматичности». Не хватает нашей душевности. Поэтому редко выезжаю в Нью-Йорк из нашего фермерского городка. И потом, только выехать на машине в Нью-Йорк стоит около 150 долларов.

Фото: Из личного архива

— И кто эти люди, которые составляют твой круг общения?

— Это творческие люди. Из Москвы сюда переехала масса моих знакомых, с которыми тесно дружу и общаюсь. Людей с «общими вибрациями» всегда можно найти, тем более в таком интернациональном и огромном городе, как Нью-Йорк.

— В этом году ты выпустила мини-альбом «Path». Почему там так мало песен?

— Это EP (от англ. extended play). Раньше музыку выпускали на виниле, кассетах или CD. И в пластинку запихивали как можно больше произведений, чтобы оправдать затраты на производство носителя. Люди чаще покупали те альбомы, где было больше песен. А сейчас сколько хочешь, столько и включай треков в альбом. Дело не в количестве, а в качестве.

— Хочу заметить, что качество твоих песен всегда было на уровне. Ты всегда этим отличалась.

— Значит, не зря стараюсь. Хотя понимаю, что нет предела совершенству. Какие-то моменты я бы изменила в этих треках. Но в целом мне тоже нравится, как получилось. При этом понимаю, что не всегда песни, которые нравятся самому артисту, принимают другие люди. Все артисты влюблены в себя, и поэтому иногда не ориентируются «в пространстве». С другой стороны, сколько людей, столько и мнений. Невозможно под всех подстроиться. Надо плюнуть на все мнения и делать то, что тебе нравится.

Фото: Из личного архива

— Название альбома на русский переводится, как «Путь». Это путь куда?

— В никуда. Любой путь в никуда (смеётся), не только мой. Поэтому плыву по течению.

— Ты сама пишешь музыку?

— Да. Но я не умею делать аранжировки. Поэтому обращаюсь за помощью к Массимо (Paramour Ред.), которого просто обожаю за то, что он знает мой вкус и может удовлетворить любые требования. Вообще, 30% этого альбома — его заслуга. Не знаю другого такого человека, с кем могла бы так плодотворно работать. Пробовала делать это на расстоянии. Я отправляла ему мелодии по электронной почте, он делал аранжировки. Но результат меня не устроил. Надо быть рядом. Теперь переживаю о том, смогу ли полететь к нему на студию в Лондон, чтобы поработать. Из-за пандемии вводят всяческие ограничения.

— Массимо — итальянец?

— Да, он окончил Миланскую консерваторию, но уже 20 лет живет в Англии. Он мультиинструменталист, качок и гей. По ночам работает в гей-клубах диджеем, а утром приходит в студию и пишет партитуры для струнных квартетов. Для меня это просто загадка, а не человек.

— У тебя прекрасный голос, который ты продемонстрировала в шоу «Точь-в-точь», исполнив песни из репертуара Уитни Хьюстон, Бейонсе, Адель. В танцевальной музыке нет возможности показать вокальные данные. Почему ты не поёшь такие песни, где можно продемонстрировать вокал?

— У каждого артиста есть кармическая задача угомонить своё эго, не выпячивать себя: «Я лучший, я самый громкий». В своей музыке я эту философию пропагандирую: успокойся и не ори. Чтобы слушать свой собственный мир, необязательно демонстрировать громкий голос.

— В этом смысле Григорий Лепс не близкий тебе по духу артист?

— Да, это совсем не мой стиль. Но есть исключения. Мне очень нравится Александр Панайотов. Он даже высокие ноты выдаёт настолько мягко, как по маслу.

— Ты сейчас записываешь только танцевальные треки, медляки отвергаешь?

— Почему же? У меня есть и медленные песни, они мне тоже нравятся. Но это всё равно электронщина. У меня есть мечта: записать песни со струнным квартетом, скрестив живое звучание с электроникой. Хочу сделать концертную программу, где будут исключительно медитативные медляки, под которые люди будут «улетать в космос».

— В шоу «Точь-в-точь» ты перевоплощалась и в Ладу Дэнс. Вряд ли это твоя любимая певица. Тебя заставили?

— Была бы моя воля, среди образов не было бы ни Лады Дэнс, ни Бейонсе, ни Уитни Хьюстон. Была бы какая-нибудь Келис или Рошин Мерфи. Я пела то, что было нужно на проекте. Там же строго с музыкальной политикой.

— Зачем ты туда вообще пошла? Решила напомнить о себе?

— Да, решила «поэфириться». Но мне это абсолютно ничего не дало. Хотя я очень весело провела время. С коллегами пообщалась.

— Бывает ли у тебя ностальгия по временам, когда ты работала в A’Studio (с 2001 по 2004 год)?

— Ностальгирую по отдельным моментам. Я пела в группе, когда встретила Томаса (Н' эвергрина — Ред.). Он мне предложил спеть с ним дуэтом песню «Just Another Love Song». Я предлагала Байгали Серкебаеву спеть её вместе с A’Studio. Но он отказался. А я не могла пройти мимо такой песни, и мы с Томасом её записали вдвоём. И она рванула! Нас стали звать на корпоративы. Было реально много заказов. Байгали меня не отпускал на эти концерты, и мы без разрешения стали ездить с Томасом вдвоём. В итоге мне пришлось из группы уйти. Не только поэтому. У меня было большое желание делать свою музыку. А в составе A’Studio я не могла этим заниматься.

(на колени к Полине вдруг взбирается рыжий кот)

— Как зовут твоего кота?

— Кузя. Я его нашла на Кутузовском проспекте в Москве. Подошла к краю тротуара посмотреть, где подземный переход, поворачиваю голову — и вижу маленький шерстяной комочек (ему было месяца два от силы), который кто-то выкинул из машины. Он сидел на проезжей части. И я рванула за ним. Кузя — мой кот уже три года.

— Кот постоянный герой твоего инстаграма. Ты его везде возишь с собой?

— Это не так сложно. Животных до 8 кг можно провозить в самолёте.

— Судя по фото, ты его даже в Черногорию брала.

— Да, он везде со мной. До начала 2021 года я была в Черногории, где было очень хорошо. А в январе все вокруг вдруг начали болеть. Сначала думали, что, может быть, что-то не то выпили или съели на Новый год. А потом становилось всё хуже и хуже. И стало понятно, что надо валить домой. Самолеты с белыми полосками не оставляли живого места на небе каждый день... Пару месяцев я подождала, думала, что всё успокоится, но не успокоилось. Собрала вещи и уехала в Москву, где стала чувствовать себя гораздо лучше.

— Так ты переболела? Или нет?

— Не знаю, я просто плохо себя чувствовала. Пока сидела дома с закрытыми окнами, всё было ОК. Стоило выйти на балкон, через 5-10 минут начиналось недомогание, тошнота, головная боль. А какой смысл сидеть на берегу моря, среди зеленых гор в закрытой квартире? Вот я и решила, что пора в Москву.

Для того чтобы поддерживать организм, нужен хороший детокс. Я периодически принимаю тунбергию лавролистную и тиосульфат натрия. Тиосульфат натрия — это внутривенные инъекции в ампулах, но можно вылить в стакан с водой и выпить. Моя домработница избавилась от сезонной аллергии за 2 часа. Организм хорошо очищается.

Органически чистую еду сегодня найти очень трудно, она вся насыщена жуткими токсинами. Но, тем не менее, если регулярно есть свежие овощи и пить хорошую воду, а не шоколадные батончики и сладкую газировку, можно значительно укрепить свой иммунитет и улучшить своё состояние.

Правда, от судьбы всё равно не убежишь. Какая-нибудь зараза всё равно догонит. Когда приехала к маме, кот, в ошейнике против клещей и блох, притащил клеща, в котором было три разные бактерии. Никогда в жизни до этого меня не кусал клещ. И у меня начался воспалительный процесс, пришлось лечиться антибиотиками, они не помогли. Теперь у меня и без ковида достаточно проблем.

— Недавно я сделал интервью с Томасом Н' эвергрином, с которым ты прожила несколько лет. Поддерживаете отношения хотя бы виртуально?

— Мы не общаемся взасос. Но недавно я организовывала Томасу концерт. В целом у нас приятельские отношения.

— С точки зрения хорошей поп-музыки в России есть прогресс?

— Свежего бриза в поп-музыке я пока не чувствую. Хотя есть отдельные прорывы, например группа Tesla Boy или Александр Панайотов.

Откуда у тебя иностранная фамилия — Гриффис?

— Во мне течет казацкая донская кровь. С рождения я носила папину фамилию — Подопригора, — потом мама с папой развелись, и я стала Озерных, но в итоге остановилась на фамилии Гриффис (это мой последний официальный брак, бывший муж из Америки).

— С фамилией Гриффис легче путешествовать по миру?

— Конечно. В Америке не могли выговорить фамилию Озерных. Поэтому пришлось снова выйти замуж (смеется).

— Сейчас у тебя есть кто-нибудь?

— Нет. Полная тишина. Раза три я была так сильно влюблена, меня так колбасило, что, когда я выходила из этих отношений, от меня «оставался пепел». Мне бы и хотелось, может, в кого-нибудь влюбиться. Но пока нет никаких предпосылок. Нет полёта и трепета. Я как кастрированный кот.

— На что ты живёшь сегодня, если не секрет?

— Есть кое-какие концерты, сдаю квартиру в Майами, в самом центре, на South Beach. Она стоит хороших денег. Мне хватает.

— В Москву когда собираешься?

— Очень скоро, думаю, к Новому году или сразу после. В Москве у меня тоже есть квартира, которую не сдаю. Потому что знаю, что рано или поздно туда вернусь. Я очень скучаю по Москве.

— Приедешь с котом?

— Обязательно. А как же без него?!

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах