4824

Олег Митяев: мне пишут: «После ваших выступлений хочется выпить»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Российские космонавты на Луне 12 апреля 2031 г. это фантастика или реальность? 07/04/2021
Олег Митяев.
Олег Митяев. / Владимир Астапкович / РИА Новости

Автор и исполнитель рассказал АиФ.ru о том, чем займётся на посту худрука киноклуба «Эльдар», о Грушинском фестивале, о том, что происходит в бардовской песне, а также о том, стоит ли смотреть фильм «Родные» с его участием.

Владимир Полупанов, АиФ.ru: Во-первых, разрешите вас поздравить с назначением худруком киноклуба-музея «Эльдар». Во-вторых, позвольте уточнить, почему именно на вас указал перст судьбы? Дружба с Эльдаром Рязановым тому причина?

Олег Митяев: Вообще, это получилось случайно. Мы много говорили о каком-нибудь Доме песни и поэзии в Москве. И с этим вопросом пришли к руководителю Департамента культуры Москвы Александру Кибовскому. И он предложил мне: «Не хотите ли возглавить киноклуб „Эльдар“? Эмма Валериановна (Абайдуллина, вдова Эльдара Рязанова — Ред.)  хочет сложить с себя полномочия». Для меня это было неожиданно. Мы, действительно, много лет общаемся с ней, но никогда у нас не было разговора об этом. И вдруг на тебе, пожалуйста. Я сразу позвонил Эмме Валериановне. Она мне ответила, что должна подумать пару дней. Перезвонила через 10 минут и сказала, что руками и ногами за.

Это было неожиданно ещё и потому, что я говорил про этот Дом песни и поэзии, не предполагая, что сам его возглавлю. Но согласился, потому что в Москве нет такого места, куда можно пойти приличному человеку (смеётся), чтобы там была и поэзия, и джаз, и театр, и что-то ещё. Я сейчас пытаюсь привлечь своих друзей, чтобы там были и творческая мастерская, и, может быть, поэтические вторники и джазовые четверги. Говорил на эту тему с Анатолием Кроллом, Сергеем Безруковым, Тимуром Кибировым, Вероникой Долиной. Кроме этого, конечно, там будет кино, в частности вечера, посвящённые Рязанову, Данелии, Жванецкому и другим мастерам нашей культуры. Обсуждали эту тему с кинокритиком Антоном Долиным. Мой земляк, документалист Сергей Мирошниченко, с удовольствием будет пользоваться нашими кинозалами (их там три), чтобы показывать лучшие образцы документального кино. В общем, в киноклубе будет насыщенная жизнь, как только закончится пандемия.  

Фото: Из личного архива

— Вы с таким упоением об этом говорите. Не боитесь, что администратор погубит в вас творческую единицу, автора песен?

— С упоением говорю об этом, потому что это начальный, стартовый период. Как раз мечтаю о том, чтобы «Эльдар» стал местом встречи с дорогими мне людьми. Если есть такое место, и ресторан с хорошей кухней, и аппаратура, и возможность приглашать друзей, мне кажется, это здорово. В киноклубе большой коллектив: 43 человека. Так что буду не один. Гастроли мои никто не отменяет. Убьёт эта должность во мне творческую единицу или нет, это мы посмотрим.

— Коль уж мы вспомнили Рязанова, можете поведать какую-нибудь историю, связанную с ним? Наверняка у вас таких много. Ведь вы больше 10 лет общались и даже дружили.

— Историй, правда, очень много. Мы довольно часто играли на бильярде. Каждый раз, когда я дарил ему какую-нибудь книжку или свой диск, Эмма Валериановна говорила: «Элик, ответь». И он приносил и подписывал мне какую-нибудь книгу. Таких книжек после карантинной ревизии и приведения в порядок библиотеки я насчитал 23. Как-то я спел Рязанову «Самую любимую песню». И он мне говорит: «Какая у тебя хорошая новая песня». «Здрасьте, Эльдар Александрович, — говорю я, — этой песне уже 27 лет. Я же вам все диски свои подарил, вы их не слушаете?» И он меня спросил в ответ: «А ты книжки, подаренные мной, читаешь?» (смеётся) Как водится, каждый год 31 декабря мы с друзьями приходили к нему в гости часов в 6 вечера. И 2-3 часа выпивали, провожая старый год. У меня остались незабываемые воспоминания о совместных посиделках.

Олег Митяев и Эльдар Рязанов.
Олег Митяев и Эльдар Рязанов. Фото: Из личного архива

— Он дарил только свои или книги и других авторов?

— Не только свои, он с большим удовольствием подписывал и книги других авторов. Сейчас смотрю на эту полку и вижу, например, четырехтомник Валентина Распутина, томик Ахматовой, стихи которой он много читал наизусть. Рязанов был энциклопедистом, а я выпускник института физкультуры. Поэтому это было очень полезное времяпрепровождение для меня, как говорится, в коня корм.

— 3 и 4 апреля в «Эльдаре» пройдет Грушинский фестиваль. Все уже привыкли к тому, что это свежий воздух, палатка, костерок. На ваш взгляд, фестивальный дух не пропадает в залах, пусть даже очень комфортных?

— Существуют летний и зимний Грушинские фестивали даже в Самаре. И в Москве они уже не раз проводились, даже в Кремлёвском дворце. Считаю, чем больше будет Грушинских фестивалей в мире, тем лучше. Уже более 50 лет люди собираются и вспоминают героический поступок 23-летнего Валерия Грушина, который ценой собственной жизни спас детей. А сколько песен написано на эту тему. Это хороший пример для подрастающего поколения. На этом фестивале звучат поэзия и музыка, которые сильно отличаются от того, что существует на нашей эстраде. Но, к сожалению, такое творчество всё меньше и меньше востребовано.

— Не так давно я разговаривал с «Романом» Луговых (лидером группы Ромарио), который, наоборот, сказал, что бардовская песня сейчас переживает настоящий ренессанс и очень хорошо себя чувствует. Он преувеличивает, на ваш взгляд?

— Ромарио представитель творческого объединения «Необарды», в котором собрались прекрасные молодые авторы: помимо самого Романа, Павел Пиковский, Василий Уриевский и Павел Фахртдинов. Сегодня, как и в Серебряном веке, творческие люди собираются в объединения и пользуются успехом. Конечно, они тоже поселятся у нас в киноклубе «Эльдар».

Не только Моргенштерн, талантливая изысканная прослойка в молодёжном авторстве и исполнительстве довольно многочисленная, но мы её почти не слышим. СМИ не заинтересованы в этом. Мы ещё до конца не распробовали, например, творчество Ирины Богушевской, не говоря уже о более юных музыкантах. Мы так редко видим её на телевидении или слышим на радио. Видимо, не все готовы к восприятию более высокого искусства, чем распространённая попса. Грушинский фестиваль, где 13 сцен, на которых выступают представители разных возрастов и жанров, проходит каждый год. Его можно снять и показать всей стране. Но никто не популяризирует это уникальное отечественное явление культуры.

Фото: Из личного архива

— Приставка «нео-» у молодых авторов оправданна? Они чем-то, помимо возраста, отличаются от бардов прежних лет, людей вашего поколения?

— Если говорить о самом главном, а это талант, то ничем. Хотя, с другой стороны, талант — это всегда что-то новое. Обёртка, в которой они подают свои творения, более современная, чем, например, у Александра Городницкого или Юлия Кима. Мне нравятся их песни. Но эти молодые талантливые ребята уже успели стать немолодыми. Как говорят, до 40 лет — молодой поэт, а после — уже классик.

— Недавно на экраны вышел фильм «Родные», в котором герой Сергея Бурунова вместе с семьей отправляется на Грушинский фестиваль. Вы там сыграли самого себя. Фильм пока не видел, потому что с большим скепсисом отношусь к российскому кино, особенно к комедиям. Этот жанр так дискредитировали за последние годы... Поэтому и спрашиваю у вас: фильм «Родные» можно смотреть, имеет смысл?

— Имеет смысл. Фильм замечательный, мне он очень понравился. Отдельно хочу отметить съёмочную группу, которая героически воссоздала атмосферу фестиваля, хотя собрать огромную массовку в условиях пандемии было непросто. Как раз 3 и 4 апреля на Грушинском фестивале будут присутствовать члены съемочной группы: Сергей Шакуров, Ирина Пегова, Семен Трескунов, Монеточка.

— А у вас есть история, связанная с самим Грушинским фестивалем или с поездкой на него?

— Я собирался поехать на Грушинский фестиваль в 1979 году с Петром Старцевым, с которым мы пели дуэтом. У меня уже была написана песня «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Но мы тогда сказали, что это такое важное мероприятие, на которое мы пока не готовы ехать. И решили отложить поездку, чтобы подготовиться и через год отправиться туда. Но в 1980 году фестиваль отменили из-за Олимпиады в Москве. В 1982 году мы приезжали туда и выступили на каких-то задворках. И только в 1986 году я приехал на Грушинский фестиваль и завоевал Гран-при с песней «Таганай». В общем, как честный человек я должен был стать его лауреатом.  

— Вы познакомились с Монеточкой на съёмках фильма, а с её песнями знакомы?

— Пока нет. Надеюсь, во время фестиваля у меня будет такая возможность.

— А свежий альбом Земфиры «Бордерлайн», вызвавший большой резонанс, удалось послушать?

— Как он называется — «Бардерлайн»? От слова «бард»?

— Нет, от английского слова «borderline» — «пограничное состояние».

— Земфиру всегда интересно слушать. Как-то я был на её концерте и получил удовольствие. Но новый альбом не слышал.

— Многие обращают внимание на то, что он очень депрессивный. Вы же себе такое не позволяете. У вас даже в самых грустных песнях есть надежда и позитив. Как вам это удаётся?

— Я ничего не делаю специально. Как сказал Маяковский, «я поэт, этим и интересен». «Барды — это люди, которые занимаются не своим делом», — отметил Сергей Никитин. Есть основная работа, а в свободное время они пишут и поют песни. Поэтому и могут позволить себе быть искренними, такими, какие они есть. Вот и я стараюсь быть, а не казаться. Это большое бардовское преимущество.

— Вы признались Ивану Урганту, что на изоляции писали что-то «с оттенком пандемии». У вас появился цикл «карантинных» песен?

— Пандемия оказала большое влияние на творческий процесс. Я действительно написал несколько песен, например «Ковчег». Но часть этих песен не закончена, ещё осмысливается.

— 28 апреля в Доме музыки состоится праздник песни и поэзии «Крепитесь, люди, скоро лето». Чем этот «праздник» будет отличаться от Грушинского фестиваля?

— Праздник песни и поэзии «Крепитесь, люди, скоро лето» был перенесён с прошлого года на этот. Там будут выступать другие люди, и программа будет более разнообразной. Например, там будет исполнять песни бас Большого театра Глеб Никольский, дети будут петь. И зрителей там должно быть больше.

— Вы много лет коллекционируете записки из зала. Что-нибудь любопытное за последнее время вам присылали?

— Люди стали повторяться. Но этот жанр не умер. Недавно была записка: «Если бы вы знали, как здорово делать под ваши песни генеральную уборку дома». А следом пришла записка: «Под ваши песни люди делают генеральную уборку дома. А мы оперируем. Привет с Пироговки». Есть и совсем невероятные вещи. Мне пришло письмо от мамы мальчика, который не разговаривал много лет. Его долго лечили, и ничего не помогало. И вот семья отправилась летом на отдых, и мальчик в дороге к морю вдруг произнёс: «Мама, поставь песню „Лето — это маленькая жизнь“». Папа чуть руль не выпустил из рук от неожиданности. Я счастлив, что такие чудеса случаются. Несмотря на то, что часто люди жалуются: «После ваших песен хочется выпить». Я даже хочу писать на афише: «Осторожно, после концерта захочется выпить».

— Может, просто наливать во время концерта?

— Такая история у нас была в Германии. Пришло мало народа на концерт. И я сказал, что мы обычно собираемся на кухне, выпиваем, говорим о жизни и поём. И тут в зал заходит официант и всем раздает по полстакана водки. Концерт после этого пошёл совсем по-другому.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество