Примерное время чтения: 8 минут
4540

«Не учи нас жить, Америка!» Как казак весь мир объехал

Маэстро Виктор Захарченко.
Маэстро Виктор Захарченко. Из личного архива

Кубанский казачий хор с аншлагами объехал все 5 континентов, где ему стоя аплодировали короли и президенты. Даже высших чинов НАТО народный коллектив заставил «плясать под свою дудку». Однако, если спросить руководителя хора о самом счаст­ливом периоде жизни, Виктор Гаврилович Захарченко вспомнит босоногое дет­ство в станице Дядьковской, где он впервые прижал к груди гармонь.

Витя Захарченко со старшей сестрой
Витя Захарченко со старшей сестрой. Фото: Из личного архива / Виктор Захарченко

Руководитель «визитной карточки России» - так за рубежом часто называют Кубанский казачий хор - родился в семье сапожника и колхозницы. «Отец, Гаврила Иванович, пропал без вести на войне. Мама до конца жизни верила, что он жив. Когда растапливала печь, созывала детей, чтобы мы вместе кричали в печку: «Батько, возвращайся!» Надеялась: дым разнесёт по белу свету печаль, и человек, которого ждут, услышит и вернётся, - рассказывает Виктор Гаврилович, и голос его дрожит. - Мама одна поднимала нас, четверых детей. В 1947 г. от голода умер младший брат Борис. Время было тяжкое, но люди не переставали петь. Народные песни помогали выплёскивать из души всё наболевшее. Бывало, встанут на колени, как на молитву, рыдают и поют. Никогда не забуду их слёз».

Когда у 13-летнего Вити появилась гармонь, он «умирал от счастья» и даже спать ложился в обнимку с заветной трёхрядкой. Тогда же стал приносить в дом заработок. Талантливого самоучку сельчане приглашали играть на праздниках. В Краснодар поступать в музыкальное училище его собирали всей станицей: кто мыло дал, кто ботинки, кто полотенце. Для паренька стало большой неожиданностью, что абитуриенту надо знать нотную грамоту и сольфеджио - он фортепиано-то впервые увидел в училище. В общем, дали ему от ворот поворот: «Я вышел на улицу, словно в угаре. Поднялся на высокий мост. Хотел вниз броситься. В чувство привела мысль: «А как же мама без меня?» И зарыдал». Но, видно, Богу было угодно, чтобы Витя стал музыкантом. Там, на мосту, к нему, рыдающему, с гармошкой в руках, подошёл незнакомец, оказавшийся преподавателем другого музыкального училища. Услышав, как Витя играет, педагог сказал: «Будешь учиться у нас». Пришлось многое навёрстывать. Витя часто оставался на ночь в классе. Передохнёт на стульях несколько часов - и вновь за учебники. На училище Виктор не остановился: следом были консерватория и аспирантура.

Кубанский казачий хор Захарченко пригласили возглавить в 1974 г., когда коллектив находился на грани распада: «Большинство певцов разбежались, единственный оставшийся баянист подал заявление». И в такой ситуации с истинно казачьей удалью и бесстрашием Захарченко решил принять участие в Москве в смотре русских народных хоров. Новую программу подготовили за месяц (!).

Фото: Кубанский казачий хор

Тогда-то впервые в Москве и грянула песня его родной станицы Дядьковской «Роспрягайтэ, хлопци, конэй». Исконно народные мелодии, которые Виктор Гаврилович собственноручно записывал, посещая станицы и деревни, произвели  в столице фурор: хор занял первое место. Сегодня в репертуаре коллектива несколько сот произведений, в том числе гимн «Боже, царя храни!».

«До Октябрьского переворота это было официальным гимном русского народа. И наш хор, образованный в 1811 г. и выступавший перед Александром II, Александром III и Николаем II, конечно же, не раз его исполнял. Уверен: каждый, кто считает себя русским и православным, должен слушать этот гимн стоя из уважения к предкам и родной истории», - говорит Захарченко. В Краснодаре, где в октябре маэстро отмечал 40-летие во главе хора, так и случилось - зал стоял.

А чуть раньше, в сентябре, концерт Кубанского казачьего хора в столице посетили рекордные без малого 50 (!) тысяч зрителей. Это было на IV Международном фестивале «Казачья станица - Москва» в Лужниках.

Если 40 лет назад Захарченко принял коллектив из 15 человек, то сегодня артистов - певцов, танцоров, музыкантов - почти 150. Хор объехал все континенты: «Помню, в Турции мы выступали в столичном зале на следующий день после Паваротти. Подошла турчанка со слезами на глазах: «А вот эта растрогавшая меня песня о чём?» - «О Родине». - «Я так и подумала». Слёзы зрителей для Захарченко - главный критерий успешности концерта. Слёзы эти не упаднические, они - как весенний ливень, после которого хочется жить с новой силой.

Певица Марина Крапостина
Певица Марина Крапостина. Фото: Кубанский казачий хор

Каждый артист хора - отдельный бриллиант в короне коллектива. «Нам всем было трудно смириться со смертью Марины Крапостиной, ей было 30 лет, - рассказывает Виктор Гаврилович. - Голос у Марины был волшебный, как говорила моя мама: «Её нельзя наслухаться». Когда Марина пела «Солнце низенько, вечер близенько...», зал буквально не дышал. Песня эта о предательстве любимого человека. Это же произошло и в жизни Марины, что для неё, верившей в любовь до гроба, стало тяжким ударом. А вскоре у Марины обнаружили злокачественную опухоль головного мозга. Операция не помогла...» Почти одновременно с трагическим уходом Марины Виктора Гавриловича на пешеходном переходе на большой скорости сбила машина: «Была кома и несколько операций, одна из них длилась 6 часов. Осколки из головы врачи доставали в течение двух месяцев. В больнице я постоянно молился, читал Евангелие. В самый ответственный момент пришёл батюшка, причастил меня. И я почувствовал, как ко мне возвращается жизнь, висевшая на волоске. Все эти 18 лет - подарок от Бога». Сегодня Виктор Гаврилович в свои 76 лет начинает день в 6 утра пробежкой и зарядкой.

Врачи, лечившие народного артиста России, академика (всего у Захарченко около 20 званий и титулов), уважительно говорили: «Живучий». Живучий, как и весь наш удивительный народ. «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу?! Нет! - восклицает Виктор Гаврилович. - А всё потому, что русские никогда не воюют за материальные блага. Нашу силу духа питает Вера - в Бога, добро и справедливость. Всё остальное для нас мелко».

Виктору Гавриловичу, наполовину украинцу, больно видеть, что творится в этой стране: насильственную украинизацию, переписывание общей истории. Он вспоминает, как ездил по Кубани, общался со стариками - носителями украинского фольклора, спрашивал: «А кто же вы по национальности?» - «Та мы русськи...» - «Вы же балакать не умиете по-русськи. Вы, може, украинци?» - «Та ни. Мы русськи, мы кубаньски козакы...» В его юбилейном концерте было много украинских песен, которые зал принимал на ура.

Виктор Гаврилович уверен: «Пройдёт дурман, сгинут те, кто ради денег и власти сеял ложь и распри. А народ наш, наследник исторической Руси, устоит. В 90-х годах наш хор впервые исполнил песню Алексея Мелихова «Никто, кроме нас, Россию не спасёт», где были строки: «Мы в себя не поверили, не успев и пожить, всех нас учит Америка, как Россию любить». Может, наконец хватит, Америка, учить, как нам жить на нашей собственной земле?! Земле, политой потом и кровью наших предков».

 Русь ещё жива, Русь ещё поёт! С песнею такой хоть иди на смерть
«Русь ещё жива, Русь ещё поёт! С песнею такой хоть иди на смерть». Фото: Кубанский казачий хор

P. S. В 90-х гг. Виктор Гаврилович наконец узнал дату и место гибели отца - он пал смертью храбрых в ноябре 1941 г. в ожесточённых боях за Ростов.

СтоЛИЧНОСТЬ №11 (60), 18 ноября 2014
Издается ЗАО «Аргументы и Факты»

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах