aif.ru counter
6849

Наследство Баталова: кто пытается обобрать вдову актёра и его дочь-инвалида

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Как поддержать малоимущих? 23/09/2020 Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Алексей Баталов.
Алексей Баталов. © / www.globallookpress.com

В редакцию «АиФ» обратились друзья семьи Алексея Баталова. Они сообщили, что вдова известного актёра Алексея Баталова, 85-летняя Гитана Леонтенко, и его дочь Маша, инвалид 1-й группы, практически утратили право на распоряжение наследством, которое им оставил знаменитый актёр.

«Получилось так, что два корыстных человека, Михаил Цивин и его супруга Наталия Дрожжина, на протяжении какого-то времени, пока был жив Алексей Владимирович, обхаживали его семью, — рассказала „АиФ“ близкая подруга семьи Баталовых. — Он тогда уже очень плохо себя чувствовал — случился перелом шейки бедра, с этого и началось его постепенное угасание. Вообще, как говорят, эта пара часто втиралась в доверие к пожилым актёрам. Уже на похоронах Баталова они пытались всем руководить!»

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Яся об искусстве и любви (@yasya_govorit)

«Такие добренькие»

«А потом Цивин и Дрожжина обрезали супруге Алексея Владимировича Гитане и его дочке Маше все связи, максимально лишили их общения с друзьями и знакомыми, рассорили со всеми, — продолжает рассказ подруга семьи Баталовых. — Дочке Алексея Баталова от первого брака они дали отступные, и она подписала бумагу о том, что ни на что не претендует.

А Гитану эта парочка заверила: «Мы поможем вам во всём. И памятник сделаем!» Они так много обещали. А Гитана, оставшись одна, была совершенно раздавлена, поэтому доверилась этим людям. Тогда было непонятно, ради чего они так стремятся услужить. А потом произошло то, что произошло. Гитана подписала Цивину и Дрожжиной генеральную доверенность на распоряжение всем имуществом. А они ещё и как-то подсунули ей договор пожизненной ренты.

Возможно, вы видели видео, записанное журналистами, где Дрожжина трясёт перед камерой бумагами и говорит: «Вот, посмотрите! Всё записано на Марию Алексеевну. А у меня нет права отчуждения». Но это враньё! Сейчас мне прислали выписки из реестров. Вот, например, выписка из ЕГРН, где говорится, что квартира Алексея Владимировича на Самотёчной ул., которую он сдавал, чтобы у Маши были деньги, уже переписана на Дрожжину. И 1/3 квартиры на ул. Серафимовича, в знаменитом Доме на набережной, тоже уже значится во владении Наталии Дрожжиной.

А дальше, переписав имущество, они сняли деньги со всех счетов Баталовых. Там было 107 тыс. долл., их Алексей Владимирович скопил, чтобы его дочь, которая не может сама себя обслуживать, могла жить по-человечески. Также они опустошили ячейку в банке. Гитана не говорит точно, что там было, поэтому могу лишь предположить: там тоже могли быть деньги.

Я уверена, что Алексей Владимирович накопил гораздо большую сумму за свою жизнь, потому что он всё заработанное откладывал ради Маши. Из ячейки, возможно, были изъяты документы, различные бумаги, ордена, награды Алексея Владимировича.

Также, когда у Гитаны и Маши в квартире шёл ремонт, Цивин вывез оттуда важные документы под предлогом, чтобы их сохранить. А когда Гитана заикнулась об этих документах и о ключе от банковской ячейки, он на неё накричал, заявив: «Ты не о том думаешь. Тебе надо думать о душе. Тебе осталось недолго».

Человек, близкий к семье, которого Дрожжина и Цивин всё-таки не смогли отвадить, мне рассказал, что им не удалось оформить опекунство над Машей, хотя они очень хотели. Дрожжиной-то уже за 70, да и Цивину не меньше, никто бы им в здравом уме опекунство не дал. Но когда Дрожжина завела речь об опекунстве, тогда только Гитана прозрела и поняла, с кем имеет дело.

«Тяпали везде»

Я думаю, Дрожжина и Цивин всё спланировали заранее, ведь они сразу после смерти Алексея Владимировича шептали Гитане, что у неё все хотят что-то украсть. У Алексея Владимировича был близкий друг Альбертик, они вместе ремонтировали автомобили — было у актёра такое хобби. В дом Баталовых были вхожи и жена Альбертика, и его невестка Татьяна. Так вот, когда после кончины Баталова встал вопрос об имуществе, Татьяна посоветовала Гитане знакомого юриста. Дрожжина и Цивин, узнав об этом, испугались и накатали письмо Колокольцеву в МВД о том, что Татьяна хочет наложить свои руки на наследство известного актёра Баталова. Представляете, какова наглость!

Эта парочка создала фонд имени Баталова, они записали Гитану главой фонда, а учредителями — Машу, Дрожжину и некоего адвоката. Кстати, Гитана сейчас говорит, что про этот фонд ничего не знала. Но первая сумма в этот фонд поступила от Баталовой Марии Алексеевны. Это были 550 тыс. руб.! Откуда у Маши, инвалида 1-й группы, такие деньги? А потом со счёта фонда на счёт Цивина на хозрасходы поступило 280 тыс. руб. Получается, фонд-то тоже был сделан, чтобы чуть-чуть оттуда себе тяпать.

Цивин ведь хотел и на дачу Алексея Владимировича претендовать. Он из неё якобы собирался сделать дом ветеранов кино. Насколько я знаю, дело с дачей так ничем и не закончилось.

Нам всем хотелось бы, чтобы всё наследие Алексея Баталова вернулось к его законной наследнице, Маше Баталовой, до суда и следствия. Сейчас должны завести или не завести уголовное дело. Но хотелось бы, чтобы Дрожжина и Цивин сами максимально отказались от того, что им не принадлежит. Вы только представьте, каково было бы Алексею Владимировичу, честнейшему, интеллигентнейшему человеку, знать, что его имя постоянно упоминают не в связи с его работами, а в связи с имущественными скандалами.

Мне очень хочется помочь Гитане и Маше, я всё делаю для этого. Сейчас министр культуры Ольга Любимова уже в курсе дела, она тоже будет предпринимать какие-то действия, пытаться помочь. Чем больше народа вступятся за Гитану и Машу, тем быстрее завершится это ужасно неприятное и низкое дело. Ведь обобрать попытались не какого-нибудь олигарха, а покойного, любимого народом актёра и его дочь-инвалида«.

Мнение оппонента

Михаил Цивин, адвокат, муж Наталии Дрожжиной:

— Всё, что пишут о нас, — это голословная ложь, не подтверждённая ни одним фактом. Мы знакомы с этой семьёй почти 17 лет. С Алексеем Владимировичем у нас были тёплые, дружеские и профессиональные отношения. Мы постоянно его навещали — и когда он был в здравии, и когда заболел. Он нам говорил: «У меня об одном просьба — не бросайте Машку». Через полгода после смерти Алексея Владимировича, чтобы заняться оформлением памятника, памятной доски, дачи, нам нужно было получить доверенность. Гитана Аркадьевна лично подписывала эту доверенность у нотариуса. Через какое-то время она попросила составить договор пожизненного содержания для Маши на часть её недвижимости: 1/3 на Серафимовича, мастерская Баталова в этом же доме и квартира в Самотёчном переулке. Эту доверенность мы месяц не оформляли, потому что ждали от Гитаны Аркадьевны окончательного решения. Она настояла на том, чтобы всё было зарегистрировано на Наталию Дрожжину. В ответ Наташа написала завещание на имя Марии Алексеевны — на тот случай, если моей супруги не станет. Тогда всё её имущество перейдёт во владение Марии Баталовой.

Большая часть документов хранилась у нас дома, потому что Гитане Аркадьевне неудобно было самой ездить в банк за ними, чтобы постоянно что-то переоформлять. Она же из дома вообще не выходит. А в банковской ячейке у неё хранились золотые часы и серьги с бриллиантами, которые там так и остались.

6 июня мы были в банке по просьбе Гитаны Аркадьевны и продлили договор на ячейку. После этого 17 июня она нас пригласила к себе и потребовала доверенность вернуть, сказав, что в наших услугах больше не нуждается.

Я их не грабил, ничего у них не взял. Получилось так, что мы 3 года жили их жизнью, потому что я Алексею Владимировичу пообещал, что не брошу Машу.

Мы Машу свозили в Венецию, фонд имени Баталова создали, фестиваль Баталова провели.

Сейчас они говорят, что у них забрали 107 тыс. долл. Но, видимо, Гитана Аркадьевна забыла, как захотела избавиться от валюты и сама потратила эти деньги на недвижимость. Она насмотрелась новостей по телевизору, где постоянно повторяли, что держать деньги в валюте плохо. Она решила купить недвижимость, сказала мне: «У меня наверху продаётся квартира». Я пошёл узнавать, оказалось, что квартира слишком дорогая. Я предложил им купить две комнаты на Кутузовском проспекте в одной квартире. И за 13 млн 500 тыс. руб. мы купили на имя Марии Баталовой две эти комнаты, чтобы впоследствии выкупить ещё одну комнату и получить целую квартиру. Вся покупка производилась через офис нотариуса. Владельцем 2/3 в большой трёхкомнатной квартире на Кутузовском проспекте является Мария Баталова.

В итоге у них во владении больше 100 млн руб. в недвижимости и порядка полумиллиона долларов в различной валюте в банках. Вот такие они бедные люди!

Зачем она меня и мою жену оскорбляет, я понять не могу. Мне же легко всё доказать. У меня есть все документы.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы