Примерное время чтения: 9 минут
1946

«Лотяну был жёстким в работе». Светлана Тома о кино и любви

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Достали из «Азовстали» 25/05/2022 Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Светлана Тома.
Светлана Тома. / Anatoly Lomokhov / www.globallookpress.com

В 17 лет её увидел на троллейбусной остановке режиссёр Эмиль Лотяну и пригласил сниматься в кино. После главной роли цыганки Рады в его фильме «Табор уходит в небо» к девушке пришла не только всесоюзная, но и международная слава: права на показ картины купили 112 стран. Отметив 24 мая 75-летие, заслуженная артистка России Светлана Тома рассказала «АиФ» о своём учителе и любимом мужчине Эмиле Лотяну, а также о том, чем живёт сегодня.

«Всегда знал, чего хотел»

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: — Светлана Андреевна, вы снялись у многих мастеров кино. И всё же режиссёр, который вас сделал, — это именно Эмиль Лотяну?

Светлана Тома: — Лотяну мой первый учитель. Я заканчивала ЛГИТМиК, но своим основным учителем считаю, безусловно, Эмиля Владимировича Лотяну. Моя первая роль у него была в фильме «Красные поляны» 1966 г. Мне тогда было 18. За неё я получила на кинофестивале Пезаро в Италии свой первый кинематографический приз — приз зрительских симпатий. И в том же году на Всесоюзном фестивале приз за лучший дебют мне вручил Марлен Хуциев, что стало для меня определённым благословением в мир кинематографа.

Лотяну такую высокую планку задал на «Красных полянах», что я всю жизнь стараюсь удержать этот уровень. Хотя не всегда удаётся. Ведь режиссёр — это как дирижёр оркестра. Могут быть очень хорошие музыканты, но с плохим дирижёром они не сыграют мелодию так, как бы она звучала под руководством мастера. Режиссёр — это ещё и мировоззрение.

— Какое было мировоззрение у Лотяну?

— Во-первых, Эмиль Владимирович был человеком бескомпромиссным, человеком с убеждениями, со своими представлениями о том, что такое настоящий кинематограф. Был очень жёстким в работе, в первую очередь — к самому себе. И, конечно же, к актёрам и ко всем службам на съёмочной площадке. При этом он был абсолютным романтиком, человеком волнующимся, неравнодушным, со светлой душой. Лотяну мог восхититься цветком, облаком, красотой, которая нас окружает, а мы порой не замечаем её. Одуванчик цветёт — ну подумаешь, и наступил на этот одуванчик. А Эмиль Владимирович любил жизнь во всех её проявлениях. В его картинах всегда бушуют сильные страсти и живут сильные, одухотворённые личности. Он создавал в своих фильмах особый прекрасный мир. Полагаю, поэтому зритель выходит после его картин, другим, нежели чем он зашёл в зал.

Все фильмы Лотяну живут по сей день. Тот же «Табор уходит в небо» смотрят и пересматривают. Возможно, секрет в том, что в этом фильме заложена определённая энергия. А ещё там произошло счастливое соединение земных и небесных сил.

— Что вы имеете в виду под помощью небесных сил?

— Всевышний нам помогал. Картину мы сняли очень быстро, всего за 4 месяца, что нехарактерно для того времени. Весь фильм снимался под открытым небом, под солнцем, и с неба не упало ни одной дождинки! У меня много картин, есть очень хорошие фильмы, которые я тоже люблю. Но в «Таборе» присутствует некая тайна.

— Многие годы вы были любимой женщиной Лотяну. Правильно ли я понимаю, что в личной жизни он был с вами нежен, а на съёмочной площадке требователен?

— Я бы сказала, что он был разным. Всё зависело от ситуации. Со мной он был особенно строгим и предельно жёстким. На съёмках моей первой картины «Красные поляны», будучи совсем молодой и не знавшей актёрской профессии, многого не понимая, я по-детски на него обижалась. В дальнейшей работе с ним пришло понимание, что это его стиль поведения по отношению ко мне. Дабы я не расслаблялась. (Смеётся) Потом многие удивлялись: как же я так спокойно отношусь к происходящему на площадке? Но, поскольку я была его творением, то принимала этот его стиль как данность. Конечно, не всё было так уж безоблачно, бывали и конфликты, да ещё какие! Но моё доверие к режиссёру и человеку Эмилю Владимировичу Лотяну стало с годами безграничным, безоговорочным. Я снялась во всех его фильмах, за исключением последней картины «Скорлупа».

Но я бы не хотела, чтобы после нашего интервью создалось впечатление, что вокруг меня после фильмов Лотяну оказалось выжженное поле. Это не так, у меня более 70 картин и сериалов. Мне судьба посылала замечательных режиссёров, которые оставили след в кинематографии и тоже мне очень многое дали, — Владимир Басов, Ян Фрид, Павел Чухрай.

— Как вы с Лотяну любили проводить свободное время?

— Поскольку Лотяну был романтиком, он умел превратить любой день в праздник.

Я много работала, снималась по три фильма в год плюс театр. Но, когда у нас было время, мы сразу же уезжали на природу. Обычно на велосипедах. И он, будучи режиссёр во всем, всегда что-нибудь придумывал. Бывало, летом, когда стояла дикая жара, находил какой-нибудь большой раскалённый камень, на котором виртуозно жарил, в буквальном смысле слова, мясо и овощи, сотворяя еду. Рядом на пне раскладывал скатёрку, на которой простая луковица и бутылка вина смотрелись, как изысканный натюрморт. У него всё должно было быть красиво.

Иногда мы брали лодку у рыбаков и уезжали далеко по Днестру. Очень любили заход солнца, в эти моменты мы молчали и наблюдали. Это молчание возвращало мне чувство гармонии в себе и с окружающим миром.

У нас были самые разные темы для разговоров. Но никогда Лотяну не говорил о моих работах у других режиссёров. И я никогда эту тему не поднимала.

«Тёща я неплохая»

— Чем сегодня занята Светлана Тома?

— Каждый конкретный день приносит что-то новое и неожиданное. Человек предполагает, а Бог располагает. Во-первых, есть дом, семья, обязательства перед близкими. И есть моя любимая профессия — съёмки, театр, встречи со зрителями, благотворительные мероприятия и т. д. В июне, к примеру, состоится моё выступление на Международном фестивале-панораме «Кабардино-Балкария — 100».

Я счастлива тем, что и сегодня востребована. Скоро начнутся съёмки в новом сезоне сериала «Шифр», который снимает моя любимая Вера Сторожева, замечательный человек и талантливый режиссёр. Это наш третий проект с ней. Я играю мать героя. Там такая «классика жанра» — взаимоотношения свекрови и невестки. Я признательна Вере Михайловне: она взглянула на меня по-новому, увидела во мне характерную актрису. В сознании зрителей при произнесении моей фамилии возникает определённый образ — Рада из «Табора». Поэтому мне было очень интересно оказаться в необычном для меня амплуа. После нашей первой работы в сериале «Развод» зрители мне писали в соцсетях, что не верят, что это актриса Светлана Тома. Потом была картина «9 дней и одно утро», получившая призы на международных кинофестивалях. Есть и другие предложения в кино.

Что касается театра, много лет работаю в антрепризе в разных компаниях, одна из постановок живёт больше 20 лет — спектакль «Заложники любви». Пару сезонов назад я получила приглашение от Московского областного Театра юного зрителя, который возглавляет прекрасная Нонна Гришаева. Это спектакль для взрослых режиссёра Александра Нестерова «Карусель» по пьесе современного драматурга Юрия Суходольского о встрече трёх школьных подруг, не видевшихся 30 лет.

— Ваша дочь — известная актриса Ирина Лачина — замужем за актёром и продюсером Олегом Будриным. Какая тёща Светлана Тома?

— Предполагаю, что неплохая. У меня есть жизненное правило относительно семьи моей дочери. Я никогда не вмешиваюсь в их отношения. Не имею права. Никаких конфликтов с зятем. Это их союз и их территория, их выбор и их жизнь, которую они выстраивают так, как считают нужным. Так что тёща я, наверное, хорошая (смеётся).

А закончить наше интервью я бы хотела строчкой из стихов моего любимого Булата Шалвовича Окуджавы — потому что времена бывают разные, а любовь — она вечная.

Давайте говорить друг другу комплименты —
Ведь это все любви счастливые моменты.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах