3540

Композитор всей страны. Крутые повороты в жизни Владимира Шаинского

Владимир Шаинский, 1984 г.
Владимир Шаинский, 1984 г. РИА Новости

«Ростом мал, а талант исполинский — композитор Владимир Шаинский!» — так лаконично, но ёмко написал о друге-соавторе поэт Юрий Энтин. 12 декабря Шаинскому исполнилось бы 95 лет.

Их дружба-сотрудничество продолжалась больше полувека. Как отмечал поэт, у Шаинского был природный дар — музыку он мог сочинить в считаные минуты. Да так, что песня становилась хитом. Пусть и детским, незамысловатым на первый взгляд. Так было с «Антошкой», «Чунгой-чангой»...

Для пионеров и пенсионеров

— Посмотрев написанные мной слова, он сказал: «Эту песню будет петь вся страна», — рассказывал Энтин. — Надо же, какой нахал, подумал я. Но когда Шаинский запел, вся компания, сидевшая у меня дома, стала подпевать...

В багаже Шаинского — три сотни песен. Их исполняли за праздничным столом взрослые. На них выросло несколько поколений детей. Да и Владимир Яковлевич до конца дней оставался в душе ребенком. Когда он садился за рояль и сам пел, не улыбаться было невозможно. Казалось, мультяшный герой пришел в гости.

Песни и мелодии Шаинского звучат во многих анимационных фильмах — о Чебурашке, крошке Еноте, Мамонтенке, Ежике и Медвежонке. Он был едва ли не главным сочинителем произведений для Большого детского хора под руководством Виктора Попова. Оттого и называли Шаинского часто детским автором. Хотя сам он всегда отнекивался от этого почетного звания. Говорил: «Мне не важно, для кого писать — для пионеров или для пенсионеров». И добавлял, что всю жизнь сочинял прежде всего для себя.

Мелодии вихрем проносились в его голове. А стать композитором, на удивление, киевский мальчик Володя Шаинский хотел с ранних лет. Любил Моцарта, Бетховена, Чайковского, Шостаковича. Мечтал сочинять такую же серьезную музыку. Но в годы его юности существовало негласное правило: на композиторский факультет евреев не принимать.

Симфонию никто не услышал

Интересно, кстати, многие ли сочинители музыки могли похвастаться тем, что учились в четырех консерваториях? Шаинскому «повезло». Он начинал в школе-десятилетке при Киевской консерватории — в классе скрипки (купить пианино мама-учительница не могла, а папа из семьи ушел). Продолжил образование в Ташкентской — во время эвакуации. После Великой Победы поступил в Московскую — на оркестровый факультет. И только в 40 лет, отучившись у легендарного Кара Караева, смог получить диплом композитора в Бакинской.

Популярность и успех пришли к Шаинскому не сразу. В годы учебы в Московской консерватории он, например, написал первый струнный квартет и симфонию, но их никто не услышал. Чтобы как-то жить, молодой композитор играл в оркестре Леонида Утесова и в ресторане на скрипке, преподавал музыку детям и занимался аранжировкой чужих произведений.

Однако, прилетев в Москву из Баку, Шаинский сразу же отправился на фирму грамзаписи «Мелодия». Что привело его туда, история умалчивает. Но «виновата», конечно, судьба — иначе и быть не могло. Ведь именно в те годы там работал Юрий Энтин, с которым композитор моментально спелся. Хотя песни Шаинский писал на стихи многих поэтов: Рождественского, Пляцковского, Танича, Резника, Матусовского...

«Хмуриться не надо, Лада!»

К слову, первую военную песню Шаинский сочинил еще в армии.

— Ее разучивали хором полторы тысячи человек, распевали, громко топая, а я просто раздувался от гордости, — вспоминал композитор.

А вот с первым хитом — «Лада» в исполнении Вадима Мулермана — случилась неприятная возня. Фраза «Нам столетья не преграда» незадолго до векового юбилея Ленина для многих «наверху» прозвучала недвусмысленно. Там заволновались, и номер Мулермана из «Голубого огонька» на всякий случай вычеркнули. Тем не менее справедливость восторжествовала — народ полюбил песню с оптимистичным припевом: «Хмуриться не надо, Лада!». И цитировал фразу при каждом удобном случае.

Песни Шаинского исполняли, кажется, все звезды советской эстрады, перепевали молодые современные исполнители. И до сих пор мелодии у многих на слуху: «А он мне нравится, нравится, нравится...», «Где-то багульник на сопках цветет...», «Идет солдат по городу, по незнакомым улицам...», «Дурманом сладким веяло, когда цвели сады...», «Ну почему ко мне ты равнодушна...», «Травы, травы, травы не успели от росы серебряной согнуться...», «Родительский дом — начало начал...».

«Работаю все-таки для Бога»

Песни были лиричными, задорными, иногда минорными — как «Крейсер «Аврора»:

Волны крутые, штормы седые.
Доля такая у кораблей.
Судьбы их тоже чем-то похожи,
Чем-то похожи на судьбы людей.

Но практически всегда — легко запоминающимися. Как, например, гимн «Мы начинаем КВН». Что лишний раз подтверждает исполинский талант композитора.

Получив первую порцию славы после 40 лет, Шаинский уже не мог остановиться и не писать (делал он это, кстати, не за роялем, а за столом). Даже когда возраст перевалил за 70 и, кажется, особой нужды в заработке не было. Сам он называл себя человеком без особых запросов и умел довольствоваться тем, что есть.

Владимир Шаинский, 2011 г.
Владимир Шаинский, 2011 г. Фото: РИА Новости/ Виталий Белоусов

— За период рыночной экономики мне дважды пришлось подниматься, — рассказывал мне в интервью Владимир Яковлевич. — Но я никогда не ставил все на деньги. Хоть и пишу эстраду, но работаю все-таки для Бога. По крайней мере, стремлюсь к этому...

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах