2017

Избегая буквы «Ж». Ироничная азбука 2020 года Аркадия Инина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. Приходит год вакцинации 30/12/2020
Аркадий Инин.
Аркадий Инин. © / Сергей Иванов / АиФ

Писатель Аркадий Инин и «АиФ» традиционно подводят итоги в виде ироничной, смешной, а порой и грустной азбуки событий уходящего года.

А - Алкоголь в России – самая твёрдая валюта, не устаю я повторять. В 2020-м в колебаниях рубля тоже без пол-литра было не разобраться. Но в этом году мы впервые употребляли алкоголь не только внутрь, но и снаружи – лили на руки спиртовые санитайзеры. Жизнь заставит!

В - Волонтёры. Огромное им спасибо от меня с женой и других старпёров-пенсионеров. В наших управах есть социальные отделы и при них добровольцы, которые помогают идеально!

Г - Гречка – крупа года. Уже есть анекдоты. Встречаются два друга: «Слушай, как ни зайду в магазин, все скупают гречку и туалетную бумагу. Когда уже эта чёртова пандемия закончится?» – «А ты смотри объявления. Как только увидишь: «Продам 2 мешка гречки и туалетную бумагу. Дёшево», значит, коронавирус больше не опасен».

Д - Докторская колбаса. Слава богу, хоть с ней не было перебоев! Я диабетик, лежал недавно в больнице, стент ставили. Потом доктор, очень заботливая, внимательная, пришла ко мне, прописала 28 таблеток и дала всякие рекомендации. В частности, надо следить за весом, исключить вредные при диабете продукты. Говорю: «Давайте посмотрим, что у меня в холодильнике». Открыл – а в нём пусто, только один батон колбасы. «Я скорее Родину продам, чем от докторской откажусь», – сказал я доктору.

Е - Европа показала себя не в лучшем свете. Эта напасть – COVID – вернула нас к старому представлению о капитализме: человек человеку волк. Так в Советском Союзе мы говорили о Западе. Страны Евросоюза перехватывают друг у друга фуры с масками, врачи из-за нехватки мест и медикаментов вынуждены делать выбор – вот этого мы лечим, он ещё молод и может протянуть, а этого – нет, он возрастной. Я впервые столкнулся с такой людоедской ситуацией. Такого не было даже в военные годы или во время стихийных бедст­вий.

Ё - Ё-моё. Подходит почти ко всем событиям ­2020-го.

З - Заморозка цен. Путин самолично отдал распоряжение сдерживать стоимость товаров первой необходимости – макароны, растительное масло, сахар, хлеб и т. п. На полгода президент с ними договорился – я про жадных сволочей под названием «современные рыночные отношения», которые стоят за повышением цен. А потом они опять начнут нас грабить. Более того, даже в эти полгода они на одно скинут цены, а на другое поднимут. А пока спасибо хотя бы за это. Особенно за макароны.  

И - Испуг – главная эмоция этого года. 

К - Коронавирус. Отношение людей к природным катастрофам обычно одинаковое. А тут… Есть зашуганные, такие, как я, которые молятся за городом, чтоб пронесло. А есть – даже среди моих друзей – абсолютно отчаянные, так называемые ковид-диссиденты, которые утверждают, что это всё чушь собачья, никакого ковида нет, а есть простуды. Третья группа – как раз недавно мы разговаривали с Володей Меньшовым на эту тему – признаёт, что ковид есть. Но они полагаются на Всевышнего и ничего, как и вторая группа, не предпринимают: не хоронятся, не закрываются, не брызгаются. Как Бог даст, что на роду написано, то и будет. Почему такой большой разброс во мнениях – загадка.

Л - Линия с президентом. Путину звонят: не работает канализация, лекарств в соседней аптеке нет. Это же мы всё делаем! Это мы пишем эти заявки на «прямую линию». А потом иронизируем: надо же, президент решает вопрос, почему не открываются двери в школе № 32. Очень странный подход, на мой взгляд. Зачем всё на Путина валить? Это же проблемы местной власти. Поэтому, если кто-то из простых людей прорывается наверх и доходит до Путина на «прямой линии», а он решает проблему одним звонком, то надо сказать спасибо, а не ёрничать.

М - Маски. Маску я ношу – обычную. А хочется такую, какую видел в репортаже из Мексики. Художники рисуют на маске ту часть лица человека, которую она закрывает – нос, скулы, рот. То есть глаза твои, настоящие, а дальше – лицо нарисованное. И такое впечатление, что ты – это ты. Шикарно! Причём больших денег стоит, художники же должны всё изображать достоверно.

О - Оптимизм. Есть люди, которые не падают духом, а я, бывает, падал. Хотелось бы не падать в 2021-м. Потому что с нами всегда остаётся формула «жизнь продолжается».

Подвиг совершили наши врачи в этом году. Это рассказывали и те, кто вернулся из больницы выздоровевшим. Писатель Толя Трушкин, друг мой дорогой, скончался в начале пандемии – тогда ещё мало знали, как его лечить. Мы с ним всё время пере­говаривались по телефону. Он лежал в 52-й больнице и был в абсолютном восторге. «Ежеминутная забота, ежеминутный укол, подкол, капельница. В общем, болей не хочу!» – сказал Толя.

И у тех, кто вылечился – Серёжа Никоненко и другие мои товарищи, – тоже самые лучшие отзывы о врачах.

Р - Редиска. Я в восторге, как на «прямой линии» Путин отчесал Шнурова. Кто вообще его надоумил задать вопрос: ну как же может современный человек обходиться без мата?! А президент так спокойно, иронично: «Обратитесь к лучшим образцам советского кино. И вы узнаете, что, когда вам на ногу падает батарея, надо не материться, а говорить «редиска». Шнур потом чуть ли не пресс-конференцию собрал на тему, действительно ли можно сегодняшнюю ситуацию обосновать всего лишь словом «редиска». Ну, словами «…твою мать» можно обосновать, и что? Легче от этого кому-нибудь?!

С - Самоизоляция. Я женат уже 60 лет, 45 из них жена меня терроризировала: «Купи дачу». Лет 15 назад купил – при условии, что я там никогда не буду появляться. Ненавижу свежий воздух. Прихожу в себя, только когда меня подтащат к выхлопной трубе и я отдышусь. А тут раз – ковид этот ваш. Велели изолироваться. Сел я за городом, напуганный, и до сих пор там сижу. За 4 месяца во мне произошёл переворот. Полюбил природу, мать нашу. За это я благодарен этой заразе. ­«Ё-моё, всё это вокруг – моё!» – думаю я, выходя на веранду дачи. Чувство помещика во мне проснулось! Стал приглядываться – может, там крепостные в кустах бегают? Скоро начну пахать, сажать.

Сама по себе самоизоляция меня совершенно не волнует. Какая разница: сижу я с компьютером дома, на даче или ещё где-то. Есть люди, которые на стенку лезут без общения, а мне никто особо и не нужен. Есть два-три друга, которые к моим годам остались, прекрасно с ними общаюсь по телефону, Телеграму и так далее.

У - Удалёнка. В этом году я узнал, что такое Zoom. У меня две сценарные мастерские во ВГИКе. Зуму-шмуму меня студенты научили. Сижу на даче – принимаю экзамены. Мои ученики присылают ссылку, я нажимаю, как мне велят, и они, как в сказке, появляются – все 15 человек – на моём экране. Очень забавно! Минус только один – в личном общении есть возможность харрасмента, а так, на расстоянии, я бессилен.

Ну а если серьёзно, то с актёрами беда. Бедный Володя Меньшов говорит: «Обучение на удалёнке – немыслимое дело. Они стоят перед камерами и чего-то изображают, но это же фальшак!» Очень надеюсь, что мы дотянем до того момента, когда сможем со студентами встретиться живьём в моей мастерской на 17-м этаже, где мы всегда собираемся.

Э - Эпидемия – чем она отличается от пандемии? Те, кто толкует эти термины, сами запутались. То пандемия – 100 заболевших на миллион жителей. В другой раз – нет, это не пандемия, это эпидемия. А пандемия – это 300. В общем, я ничего не понимаю, и они мне ничего объяснить не могут.

Я - Я, Аркадий Инин, желаю читателям «АиФ» здоровья и оптимизма. Помните, какой фразой заканчивается роман «Граф Монте-Кристо»? «Вся человеческая мудрость заключена в двух словах: ждать и надеяться!» 

Вот и я советую всем ждать и надеяться на лучшее в 2021 г.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы