10074

Григорий Лепс: «Мне, конечно, наливают, но пьют они сами»

Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Немногословный, уставше-расслабленный, слегка охрипший от кондиционера Григорий Лепс скроллит Youtube в ожидании корреспондента «АиФ». В собственных элитных, но скромных апартаментах «Пушкинского дома», гордо именующего себя виски-отелем, легкий беспорядок, какой бывает, когда ты приезжаешь в город на несколько дней и позволяешь себе не обращать внимания на быт. С балкона видна плотно застроенная солнечная Ялта, еще не восстановившаяся после наводнения, и кусочек моря. Красиво! Мы встретились с певцом во время его гастрольного тура по Крыму.

— Люди, которые выросли на море, либо любят его, либо игнорируют. А у вас какие отношения с морской стихией?

— Нормальные, ровные. Я уже много лет живу в Москве. Конечно, бывает ностальгия, ведь все мое детство прошло в Сочи. Целый день — с раннего утра и до заката — мы проводили на море…

— Почитала комментарии под вашими видео и обратила внимание на то, что ваше имя часто путают. Вы раздражаетесь, когда вас называют Георгием?

— Стараюсь не обращать на это внимания, но говорю, что я Григорий.

— А что вас может вывести из себя?

— Пофигистски выполненная работа, неудачно спетый пассаж, безобразное отношение к звуку… Плохо работающее горло перед концертом — кхе-кхе (откашливается – Прим. Авт.), — вот включил кондиционер на ночь и к утру охрип. Сейчас будем что-то делать: уколы, заливать лекарство… Я всегда езжу с фониатром.

— Кроме хорошо работающего горла, что нужно еще, чтобы концерт прошел хорошо?

— Перед работой надо хорошо спать. Сегодня я выспался, так что чувствую себя расслабленно.

— У вас были, скажем так, вопросы с алкоголем. Как должна вести себя женщина, если мужчина приходит домой хорошо выпившим или вообще не приходит?

— Мои женщины, как правило, молчат. Ничего не говорят. Ждут, когда я протрезвею. Но пьяным я бываю в крайней степени редко. Может, раз в два года. Раз в год. Нечасто. Мне уже не очень можно. Слишком много нажито болячек, следствие разгульного образа жизни. Поэтому сейчас пытаюсь сохранить оставшееся здоровье. Мне, конечно, наливают друзья порой, но пьют они сами…

— Можно сказать, что вы побороли эту слабость и равнодушны к алкоголю?

— Нет. Мне нравится алкоголь, но я не могу себе его позволить. Башку ведь нужно расслаблять как-то. Наркотики не употребляю, остается только что-то выпить: бокал вина, два. Но на сцену я выхожу абсолютно трезвым. Только так я могу контролировать процесс.

— В чем феномен вашего главного хита «Рюмка водки на столе»?

— Да страна у нас пьющая. «Рюмка…» моментально откликнулась у слушателей. И это единственная песня, в которой я был абсолютно уверен, что она станет хитом, шлягером. Насчет «Самого лучшего дня», кстати, у меня были сомнения, не был в ней уверен, но люди тоже приняли.

— Как сейчас обстоят дела с продюсированием?

— А никак. Само понятие «продюсирование» просело, если не исчезло совсем. Появилась цифра. Уже не нужен никакой продюсер, грубо говоря. Загоняешь трек в цифру — и либо он стреляет, либо нет. Потом берешь следующую песню… Конечно, и сейчас нужно вести артиста: давать деньги на аранжировки, клипы. Но сейчас все это отошло на второй план.

— Один из ваших продюсерских проектов — девичья группа Cosmos Girls, в которой поет ваша средняя дочь Ева. Вы довольны результатом?

— Я ими доволен, но не вижу эмоционального взрыва от слушателей. Девчонки занимаются профессионально: через день уроки вокала, танцевальные классы, целая банда работает на них… Но у людей отклика нет, не можем пробить эту стенку. Нужна какая-то выигрышная песня, пока не нашел ее.

Сегодня сложно чем-то удивить. Молодежь выбирает свою музыку. Я в ней мало что понимаю. У меня ведь традиционные взгляды. У меня эстрадные песни, но это не музыка молодежи.

— Кто из молодых артистов вам нравится?

— Да много певцов и певиц: они молоды, связки у них не разорваны, они мотивированы, сильны физически. Вот Ваня Дмитриенко — очень толковый мальчик. Ему всего 15 лет. Я приобрел у него одну песню «И понеслась, бейби, слазь…». Ее еще нет в прокате, только сделали.

Дарья Ставрович — блестящая исполнительница рок-н-ролла, не совсем уж молоденькая, но очень талантливая. Саша Панайотов — какой голос у человека! Рэперы… Артем Лоик. Отлично чувствует музыку, ритм.

— Как вы считаете, радио сейчас нужно артистам?

— Радио, на мой взгляд, уже не имеет того влияния, которое было до того, как появилась цифра. У радио, может, и получится заработать на артистах, а вот артисту радио популярность вряд ли принесет. Радио — это пока не вчерашний день, но все к этому идет.

— С радио понятно. А что будет дальше с шоу-бизнесом?

— Сложный вопрос. Я не могу пророчить, что будет дальше. Не знаю. И мне, честно говоря, все равно. Я делаю свою работу так, как я ее делаю. Хорошо или нет — определяют люди, которые ходят на концерты. Ходят — значит, все в порядке. Не ходят — значит, уже не так интересен.

— Промелькнула информация, что вы решили завязать с Instagram.

— Были такие потуги. У меня есть девушка, которая ведет соцсети. Я никакого отношения к этому процессу не имею. Откровенно говоря, я не очень популярный человек в интернете, в цифровом контенте. Я крайне редко выкладываю семейные фотографии с детьми, с женой. Не люблю выставлять личное напоказ.

Тоже касается и Tik-Tok. Это удел молодых, начинающих, а мне на пенсию скоро. Какой Tik-Tok?

— Все помнят, как вы довольно резко отреагировали на участие вашей старшей дочки Инги в «Голосе». Вы действительно такой строгий папа?

— Тогда меня поставили перед фактом, что Инга будет участвовать в шоу. Мне было непонятно, зачем, ведь человек никогда не высказывал желания петь. Она спела неплохо, но могла бы и лучше. Но я не мог позволить тащить ребенка за уши. Я ей сказал: «Займись вокалом, найди педагога, и через год поговорим».

Наверное, можно меня назвать резким. Или нет. Я стараюсь доходчиво объяснить, что можно и что нельзя. В основном детьми занимается супруга, меня часто не бывает дома. Вот она бывает очень строга с детьми. Бить их, конечно, никто не бьет. Но голос повысить может.

— Вы выпустили альбом песен Высоцкого. Почему многие артисты обращаются к его творчеству?

— Высоцкий — эпоха, глыба, Пушкин современности. Отличный был поэт. Мне было всегда интересно сделать его песни в «чистом» виде, как он их исполнял: только гитара и голос. Некоторыми произведениями на альбоме я очень доволен, некоторые перепел бы. Но на концерте Высоцкого не исполняю.

— Вас беспокоит то, что вы персона нон грата в Великобритании, США, Литве, Латвии, Украине?

— Нет. И если с Украиной ясно, что из-за Крыма, то в остальных странах непонятно, по каким причинам я невъездной. Может, потому что очень близко знаком с Бараком Обамой.

— Вы не устали от музыки? Как вы отдыхаете?

— Как сказать… Нет, конечно. Это работа. И временами ведь у меня есть просветы. Двухнедельные, десятидневные перерывы, когда я отдыхаю: уезжаю или сижу дома.

Я много хожу, очень много. Надеваю кроссовки, шорты, кепку на голову — и пошел. Неважно, что вокруг: горы, равнины. Хотя в горы тяжеловато в моем возрасте, разве что если наклон небольшой.

— Вместе с Эмином Агаларовым вы являетесь учредителями музыкального фестиваля «Жара». Есть ли у вас разногласия по поводу того, кого приглашать, а кого нет?

— Тут другие законы. Мало ли кто мне не нравится. Главное, чтобы нравилось людям. Люди определяют степень популярности того или иного исполнителя. А организаторы не должны мешать личное с работой. Это огромный фестиваль. Обычно проходит в Баку. В этом году мы его открыли в «Крокус Сити» 23 июня, но из-за запретов вынуждены были отменить концерты в последующие дни.

К сожалению, пандемия скорректировала многие планы. Мой концерт ко дню рождения (Должен был состояться 16 июля в «Крокус Сити». — Прим. Авт.), на который раскуплены билеты, переносят на ноябрь. Что будет в сентябре-октябре — посмотрим. Продлят ограничения или ослабят… Сложно сказать.

— Будете прививаться?

— Наверное, придется.

— Как вы познакомились с Эмином?

— Это было 10 лет назад. Я выступал в «Крокусе» (Сrocus Group принадлежит семье Агаларовых. — Прим. Авт.), Эмин выступал через несколько дней после моего концерта. И я решил зайти и послушать этого молодого певца. Мне понравилось звучание, поведение, как интеллигентно он себя ведет, как общается с публикой. Я подарил ему огромный букет роз и уехал в аэропорт. С тех пор и общаемся. Эмин — очень хороший человек.

— В «Жару» вы зашли только своим именем или еще деньгами?

— Финансами — нет, только именем. Был еще третий участник, Сергей Кожевников (основатель «Русского радио» и других медиапроектов. — Прим. Авт.), но сейчас он вышел. Мы не ссорились, до сих пор общаемся, он был сейчас на «Жаре».

— Григорий, как сбросить вес?

— Я много раз сбрасывал. Однажды — со 105 до 68 килограмм за полгода. Но вынужденно, болел. А с позапрошлого года скинул 12 кг. Как? Надо перестать жрать. И все. На ночь не наедаться. До концерта я не ем. Мне легче дышать и работать, когда желудок пустой. А после концерта есть хочется, не выдерживаешь, наедаешься, потом ночью не спишь. Полный желудок — это тяжело. Поэтому главный рецепт — меньше есть и не есть на ночь.

— Что вы едите?

— Я всеядный. Больше рыбу стараюсь есть. Белок. Не ем свинину. Никогда не ел. Разве что в ранней юности: при Союзе мало приходилось выбирать. Торты люблю, но стараюсь не употреблять. Кофе — утром.

— У вас огромная сила воли?

— О себе я вряд ли бы так сказал. А люди, которые меня знают, говорят обо мне: «Наступил себе на горло и идет своей дорогой». Есть необходимые вещи: ты понимаешь, что, если ты этого не сделаешь, будет хуже. Тебе же. Физически, морально, духовно, как угодно. Кроме тебя никто не сделает, так что придется напрягаться.

— Какие отношения у вас со спортом?

— Скорее с физкультурой. Мне повезло: я построил дома бассейн, около 20 метров в длину. Утром встаю и проплываю пару километров.

— У вас есть мечта?

— Полно! Сохранить голос хотел бы. Все-таки четыре операции под общим наркозом на связках не очень хорошо отразились.

Еще детей хочу. Возраст у меня и супруги немаленький. Не знаю, получится или нет. Все зависит от Ани (Анна Лепс — супруга. Прим. Авт.).

Хочу петь тогда, когда хочу, а не тогда, когда надо. Я люблю работу, музыку, когда мои песни доставляют удовольствие. Но иногда тяжеловато. Мне не 20 лет. Биологические часы тикают. Ничего с этим не сделаешь.

— А что вам было бы интересно сделать?

— Пройти от Москвы до Вены пешком! Вот это мне было бы интересно. Попутчики мне нужны. Я люблю ходить в одиночестве. Без музыки в наушниках. Просто иду в тишине и думаю о своем.

— На что вы тратите деньги?

— На детей, на семью. На иконы. У меня прекрасная коллекция икон, более 300 штук. Они все дома висят. Сейчас будут ставить специальные увлажнители, чтобы поддерживать определенную температуру. В старых уже мощностей не хватает.

— Нет у вас мыслей построить церковь?

— Хочу построить церковь. Нужны другие средства, разрешение патриархии и тому подобное. Я интересовался. Это сложно. На церковь у меня не хватит ни сил, ни средств.

— Мне кажется, если кинуть клич, деньги быстро соберутся.

— Я не настолько авторитетен в бизнес-кругах, как кажется, чтобы люди по моему зову кинулись что-то строить. И времена сейчас не очень веселые, даже у больших людей.

— Как поживают ваши бизнесы?

— Ювелиркой сейчас занимается супруга. Очки — самый успешный пока проект. С Leps Bar сложно. Еще есть ресторан с Эмином LESNOY в Москве. Больших крупных бизнесов у меня нет и не будет. Мозги под это не заточены. Большой бизнес требует больших мозгов.

— Допускаете ли вы, что с вашего фирменного стиля вы перейдете на спокойный шансон?

— Я никогда не пел шансон, хотя пытался. Мой первый альбом — что-то вроде блатного. Потом выпустил «Берега белого братства» — диск полностью из произведений Розенбаума… У меня свой музыкальный путь. И я по нему буду идти, пока хватит сил. Не хватит — встану и уйду из профессии.

— Какой песни не хватает в вашем репертуаре? О чем бы хотелось спеть?

— Все есть. Обо всем спето. Но я бы хотел найти еще одну песню такого же музыкального уровня, как «Рюмка водки». Пока ничего подобного не попадается. Но все мы живем надеждой.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество