Примерное время чтения: 10 минут
1945

«Это трусость». Режиссер Грымов высказался о реабилитации нацизма на Западе

Юрий Грымов.
Юрий Грымов. / Владимир Федоренко / РИА Новости

В беседе с aif.ru режиссер и художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов рассказал о премьере спектакля «Цветы нам не нужны» о Нюрнбергском процессе и 20 годах, которые провели 7 нацистских преступников в тюрьме Шпандау, их зверствах, современной реабилитации фашизма, а также почему спектакль нужно смотреть и детям.

Владимир Полупанов, aif.ru: — Юрий Вячеславович, читал, что спектакль вы ставили на основе мемуаров рейхсминистра вооружения и военного производства (1942-1945) и личного архитектора Гитлера Альберта Шпеера.

Юрий Грымов: — Не только его. Прежде чем приступить к постановке, я в течение трёх лет изучал материалы Международного трибунала в Нюрнберге. Как выяснилось, я ничего не знал про фашизм, хотя учил историю, воспитывался на прекрасных советских фильмах о войне и понимал, например, что такое концлагерь. Но когда глубоко погрузился в материалы, я был в шоке. Если рассказывать о всех ужасах фашизма, которые были доказаны на Нюрнбергском процессе, можно поседеть. Гитлер ставил задачу не просто взять в рабство, а полностью уничтожить еврейскую и славянскую нации. Это описано в «Зеленой папке Геринга» (План «Ольденбург» — прим. ред.).

Спектакль начинается с самого процесса, а потом повествует о тюрьме Шпандау, где сидели 7 нацистских преступников, включая Шпеера, который провёл там 20 лет. В течение этих лет случились Корейская война и война во Вьетнаме, Карибский кризис, полёт Гагарина в космос и многое другое. За это время мир два раза стоял на грани атомной войны. Считаю, что Нюрнбергский процесс — это самое главное событие ХХ века, которое кардинально изменило мир. Но, увы, не к лучшему. По его итогу было подписано соглашение между пятью странами, где было сказано, что мы обязаны помогать друг другу и в мирное время. Этого ни разу не было. 

— Альберт Шпеер выходит из Шпандау в 1966 году, но в тюрьме остается осуждённый на пожизненное Рудольф Гесс — второй человек после Гитлера (заместитель фюрера в НСДАП и рейхсминистр — прим. ред.). О нём тоже идёт речь в спектакле?

— Безусловно. Гесс, кстати, прожил до 93 лет и покончил жизнь самоубийством, как гласят официальные источники. Но мне кажется, его убили. По два месяца тюрьму поочередно охраняли русские, французы, американцы и англичане. Суицид Гесса случился в английскую смену. Консультантом спектакля «Цветы нам не нужны» выступил Алексей Борисович Степанов, ныне и. о. председателя Российского военно-исторического общества. Он одним из последних охранял нацистов в Шпандау и тоже считает, что Гесса убили. Алексей Борисович рассказал, что в 80-м году Гессу разрешили поставить в камеру телевизор. Но тот его ни разу не включил.

— Ваш спектакль маркирован 12+. Детям не рано такое смотреть?

— Я никогда никого не уговариваю прийти в свой театр, если вам интересно, вы придёте. Но в этом случае говорю: «Приводите детей». Они тоже должны понимать, что такое фашизм. За уроки, которые мы не выучили и не преподали, приходится расплачиваться.

— Такие постановки, конечно, очень важны для российской аудитории. Но этот спектакль я бы показал и западному зрителю.

— Я бы очень этого хотел. Это была бы бомба. Но думаю, что сегодня это нереально. В спектакле только форма подачи — художественный вымысел (музыкальное оформление, концепция и т. д.), а всё остальное реальность, факты. 

— Почему страны, участвовавшие в этом процессе, забыли о преступлениях фашистов? Мы же все видим сегодня некую реабилитацию нацизма, который уже не считается на Западе таким уж постыдным.

— Кому-то выгодно сегодня переписывать историю, которую, как известно, пишут победители. Для меня стало шоком, когда во многих западных странах стали разрушать памятники воинам-освободителям. Зачем? Я понимаю, у них конфликт с нашей страной. В истории так бывает. Но это памятники воинам, которые освободили Европу от фашизма.

— В чём логика?

— Я считаю, что это трусость. На пресс-показе спектакля «Цветы нам не нужны» ко мне подошла женщина из Прибалтики и сказала: «У нас в Эстонии эстонские нацисты получают повышенную пенсию, как герои». Представляете, до чего доходит?!

В чём была сложность Нюрнбергского процесса, где судили преступников, среди которых были образованные интеллигентные вроде бы люди (хотя тут гораздо уместнее слово «нелюди»)? В окружении Гитлера было всего лишь 2% военных, все остальные — гуманитарии — поэты, художники, ученые и т. д. Судить их по советским, английским, американским законам — странно. А с точки зрения немецких законов — они герои. Они же давали присягу подчиняться приказам. Все были членами партии НСДАП, которая пришла к власти законным путём. Во время трибунала им задавали вопросы: «Вы знали, кто пришел к власти? Вы могли это остановить?» — «Да». — «Вы это сделали?» — «Нет». Преступления, которые они совершали, были против человечества. Поэтому и судили их по статье «преступления против человечества». На процессе каждый из преступников говорил, что они творили зверства «во славу Божию». На пряжках их армейских ремней было написано: «С нами Бог». Гитлер заявлял: «Мы будем править 200 лет». Но нацисты были у власти с 1933 по 1945 год. И что они успели натворить за это время!

Актеры Алексей Багдасаров в роли Капеллана (слева) и Вадим Пинский в роли Альберта Шпеера в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны» режиссера Юрия Грымова в театре Модерн.
Актеры Алексей Багдасаров в роли Капеллана (слева) и Вадим Пинский в роли Альберта Шпеера в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны». Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

— До начала СВО люди по большей части ходили в театр, чтобы развлечься. Сейчас, как вам кажется, пришло время для серьёзных разговоров о важном?

— Мне лично очень хочется общаться с умными и содержательными людьми. Дураки надоели. Кто-то и сегодня говорит, что людям нужны комедии, чтобы отвлечься. Комедии тоже нужны. У нас в театре «Модерн» идут две комедии — «Масквичи» и «Кладбище понтов». Но мне кажется, что сегодня больше нужно говорить серьёзно о важном. У нас уже идут два спектакля трилогии «Антихрист и Христос» — «Пётр Первый», «Леонардо да Винчи». В конце октября мы выпускаем заключительный спектакль трилогии «Иуда». В нём мы откатимся на 2000 лет назад и будем судить Иуду. 

Актер Юрий Анпилогов в роли Рудольфа Гесса в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны».
Актер Юрий Анпилогов в роли Рудольфа Гесса в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны». Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

— Что вы думаете о попытке отменить русскую культуру на Западе?

— СМИ часто немного «сужают» проблемы. Когда не продлевают контракт с Гергиевым или Нетребко на Западе — это решение конкретных менеджеров. В Венеции похоронены Дягилев и Бродский, Нуриев — во Франции. Наши передвижники Суриков, Серов, Репин, Шишкин где учились и проходили практику? В Европе. Тем самым они усилили русское и западное искусство. Солист норвежской группы A-HA Мортен Хакет Бродского читает по-русски. Поэтому отменить русскую культуру на Западе, так же как и западную у нас, — нереально.  

Можно поставить культуру на паузу? Можно. В этом году мы с театром «Модерн» планировали ехать с большим туром по Франции. Но я понимаю, что сейчас это нереально. Хотя иностранцы, с которыми я общаюсь на Западе, сожалеют, что нет гастролей наших театров в Европе. У меня сестра живет в Швейцарии, дочь во Франции. Когда в Европе начались гонения на русских, дочь, которая тогда ещё училась там, вызвали в деканат и сказали: «Антонина, если вас кто-то будет обижать из-за того, что вы русская, сообщите нам. Примем меры».

Актер Роман Зубрилин в роли Чарли Чаплина в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны»
Актер Роман Зубрилин в роли Чарли Чаплина в сцене из спектакля «Цветы нам не нужны». Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

От прекращения обмена культурой все проигрывают — и мы, и они. Но я уверен, что это временное явление.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах