2965

Денис Майданов: «Цифровой мир нас сильно измельчил»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. Куда «долетит» модернизация медицины? 20/01/2021
Денис Майданов.
Денис Майданов. Из личного архива

Автор-исполнитель в интервью АиФ.ru рассказал о том, какие новости служат толчком для написания песен, тяжело ли быть патриотом в России, почему он не хочет делать из супруги Натальи певицу, а также о новом альбоме.  

Владимир Полупанов, АиФ.ru: Денис, лет 5 назад в интервью нашему изданию «АиФ. Здоровье» ты сказал: «Могу послушать новости и написать песню». Можешь сказать, какие песни у тебя родились после того, как ты послушал новости?

Денис Майданов: Обычно реагирую на некий социальный фон, который существует. Хотя иногда и на конкретную новость. В 2016-м активно заговорили о развитии внутреннего туризма, в частности, в Крыму, куда я стал часто ездить начиная с 2014-го. Много раз бывал с благотворительными концертами в «Артеке», который изначально был в отвратительном состоянии, потом Россия его отстроила практически заново. Эти поездки послужили толчком для написания песен «300 солнечных дней в году», в которой перечислено много исторических мест Крыма, и «Что оставит ветер», ставшей официальным гимном «Артека». Обязательно включу их в детский альбом, который планирую выпустить в наступившем году. Вот результат новостей и общественного фона.

— За поездки в «Артек» тебя наградили премией «Архитектор знаний». У тебя масса и других ведомственных наград: «За защиту Крыма», «За пропаганду спасательного дела», «За содействие МВД», «За вклад в укрепление правопорядка», «Участнику военной операции в Сирии», «За содействие Росгвардии», «За службу на Северном Кавказе», «Патриот России» и т. д. В каких военных операциях ты участвовал? Насколько весом твой вклад в укрепление правопорядка, спасение утопающих?

— «Пропаганда спасательного дела» имеет отношение к моим концертам в 2013 году, когда затопило Дальний Восток. У меня там был запланирован тур, который мы хотели сначала отменить, потому что многое находилось в аварийном состоянии, какие-то ДК были затоплены. Но я решил не отменять, а поехать. Большую часть денег, заработанных в туре, мы перечислили на благотворительные счета людей, пострадавших от наводнения.

Фото: Из личного архива

В 2009-2010 гг. я был в Чечне и Ингушетии в составе благотворительной миссии МВД. Ездил туда и в неспокойные времена, когда был атакован парламент и вокруг свистели пули. Дважды был в Сирии. В январе 2016-го отправился туда в составе сборного концерта, а через полгода Минобороны попросило меня приехать с сольным концертом. Это был июль, стояла жуткая жара. Мы собрали все вентиляторы в части и обложили ими сцену.  Получился хороший двухчасовой концерт. Кстати, я мог оказаться на борту Ту-154, который разбился 25 декабря в Сочи. Руководитель департамента культуры Минобороны Антон Губанков позвонил мне в конце октября 2016-го и спросил: «Слетаешь с нами еще раз в Сирию в декабре? Ты уже дважды был. Бог любит троицу». «Какие вопросы, — ответил я. — Полетим». А потом оказалось, что было принято решение: артистов, которые летали туда неоднократно, не дергать. И в этот самолет я не попал. В память о погибших я написал песню «Мне хотелось бы жить». Так что не все поездки в горячие точки заканчиваются хорошо...

В Донбасс езжу регулярно начиная с 2014-го. Бываю там с концертами летом, на Новый год, на День шахтера, День города.

— Что тебе дают поездки в такие места?

— Если говорить про юго-восток Украины, то это родина моей мамы. В детстве все летние месяцы я проводил в Луганской области, Свердловском районе, близ шахты 3-бис. Поэтому Донецкая и Луганская области — родные земли. Там живут наши русские люди, которые зависли между двумя государствами. Они хотят жить полноценной жизнью, радоваться, испытывать положительные эмоции. Поэтому, когда Родина предлагает поехать в такие места, без раздумий еду. Считаю, что артист должен выступать не только в Кремле, где комфортно и красиво, но и там, где порой очень нужно.

— Анонсируя свой новый альбом «Я остаюсь», который вышел в декабре 2020-го, ты написал: «После откровенно патриотических альбомов я хотел вернуться к себе изначальному». Изначально ты не был патриотом?

— Патриотические песни я писал всегда, это продолжение моего творчества. Но стартовал я с лирических альбомов: «Вечная любовь», «Арендованный мир», «Пролетая над нами». Когда носил на радио или предлагал на телевидение патриотические песни, их не брали. В 2013-м я написал песню «Флаг моего государства» и презентовал на Дне полиции. Мне сказали, что за кулисами президент высоко отозвался о ней. Это дало дополнительный стимул и уверенность, что такие песни нужны, их надо выпускать. Собрал всё, что у меня на эту тему было, написал несколько новых. И в 2015-м, 4 ноября, в День народного единства, выпустил альбом «Флаг моего государства».

Патриотика, флаги, марши, призывные песни — это больше для мужской аудитории. А женщины хотят про любовь. Чувствуя потребности женской аудитории, я вернулся к себе «изначальному». Так в 2017-м появился альбом «Что оставит ветер», в котором преимущественно лирические песни: «Верность» (я исполнил ее с женой Наташей), «Жена» (ее мы впервые спели с Сергеем Трофимовым в Кремлевском дворце на моем 40-летии) и т. д.. Всегда слушаю свою аудиторию и стараюсь удовлетворить её запросы.

— Удовлетворяешь запросы аудитории, а не собственной души?

— Новый альбом «Я остаюсь» писал, не особо думая о том, понравится он кому-нибудь или нет, писал только о том, что было на душе. Получился честный, взрослый альбом, с философией, которая «против денег». Без задачи написать «форматные» песни и попасть на радио. Обычно все музыканты стараются включать в альбом несколько запрограммированных радиохитов.

— Но ты же не будешь отрицать, что у тебя масса конъюнктурных песен?

— Ты имеешь в виду написанные на заказ? Не вижу в этом ничего плохого. Высоцкий ведь тоже писал песни на заказ для кинофильмов о профессиях, которыми он не занимался. Он никогда не горел в танке, не был водителем-дальнобойщиком, врачом и т. д. Но ему удавались такие песни. Когда мне ставят задачу что-то написать, я погружаюсь в материал, смотрю, что уже написано на эту тему, и пишу профессиональные песни, которые тоже нравятся людям. Например, я так написал песню «Глубина» о подводниках из сериала «Автономка», которую спел Александр Маршал. Прежде чем ее написать, я перелопатил массу материала. Перед тем как написать гимн «Северстали», изучил массу методического материала, историю, сегодняшний день. И мой гимн часто звучит на этом предприятии.

Фото: Из личного архива

— «Питер, вперёд» тоже из этой серии?

— Да, эта песня написана к матчам плей-офф по просьбе питерского хоккейного клуба СКА. В 2019 году мои песни «Кто такие русские?», «Родина», «Ничего не жаль», «Это мой бой» часто звучали на матчах сборной России. Сначала наша сборная проигрывала чехам в матче за третье место, но, когда поставили «Флаг моего государства», наши выиграли. Надеюсь, что ребята заряжались этой песней.

— Песни на заказ — это всегда хороший заработок?

— Не буду скрывать, такие песни хорошо оплачиваются. За гимн «Северстали» я получил гораздо больше, чем за песни к кинофильмам.

— Никому не отказываешь?

— Отказываю, если люди не тянут мой гонорар. Написать хорошую песню на заказ на тему, которую ты не очень знаешь, — это серьезная работа. Ты должен использовать весь свой профессионализм и знания, сам эту песню спеть и презентовать. Не все тянут, для кого-то это просто дорого. Бывает, что мне не очень интересно направление, о котором просят написать. И тогда я себя не насилую. Деньги в этом случае не имеют значения.

Если говорить о совсем конъюнктурных песнях, когда включается математика, то такие, как правило, недолго живут. Остаются в народе и звучат на концертах те, которые написаны от души, реально прожиты, прочувствованы, где есть своя химия. Песни, высосанные из пальца, могут прозвучать 1-2 раза, но потом умирают. В новом альбоме нет ни одной вычисленной математическим путем. 

— У клипа на песню «ВДВ» 12 млн просмотров. Судя по тому, что в нем мелькает логотип парка «Патриот», она тоже заказная?

— Нет, она написана по зову сердца, поэтому и выстрелила. Много моих друзей служили или служат в ВДВ, некоторые являются большими начальниками. Мне захотелось сделать этим людям приятное. Перед тем как выпустить песню, я отправил ее на сверку своему товарищу, заместителю министра. И попросил проверить текст на предмет того, правильно ли я употребил все термины. Он внес некоторые правки. 2 августа она звучит из каждого автомобиля и ресторана — отовсюду, где отмечается День ВДВ. Это ли не радость и не счастье?

Также по зову сердца я написал песню «Спецназ», которую выпущу 23 февраля 2021 года. Знаю много ребят из спецназа ВДВ, «Альфы», ГРУ, Росгвардии.

Я, наверное, последний из могикан, кто, находясь в статусе известного артиста и автора, откликается на эти темы. Молодёжь не пишет сегодня такие песни. Считаю своим долгом время от времени выпускать произведения на патриотическую и военную тематику.  

— Ты так много говоришь о патриотизме... А что это для тебя значит?

— Патриотизм — это когда ты проживаешь жизнь в профессии и закладываешь фундамент для того, чтобы твоя Родина процветала. Но и государство должно отвечать тебе взаимностью, обязано думать о своих гражданах. Каждый человек должен быть защищён и знать, что о нём думают и заботятся. Тогда и у него появляется основание любить Родину не на словах. Можно долго рассуждать о патриотизме, но он укрепляется тогда, когда человек в своей стране комфортно себя чувствует, когда ему хватает на жизнь.

— Красивые слова. Но как далеки они от жизни...

— Далеки, потому что существует разрыв между инициативами президента и исполнением его указов. Вот и получается, что в развитых европейских странах пенсионеры путешествуют на свои пенсии, а у нас на пенсии люди выживают. Надеюсь, этот переходный период когда-нибудь закончится.

— Не кажется ли тебе, что переходный период сильно затянулся?

— Такие перемены не бывают быстрыми. После развала СССР наша страна проходит сложный этап: исторические и духовные ценности, которыми было пропитано наше поколение, для современных детей ничего не значат. Это поколение родилось с кнопкой в руке. Но не стоит их за это упрекать, говорить, что они не правы. Они просто не знают другого мира. Поэтому мы должны закладывать вечные ценности на их территории. Нужно идти в интернет и там создавать культурно-идеологический контент, который будет противостоять тому, что валится на головы наших детей. Китай в свое время ввел некий свод правил, что такое хорошо и что такое плохо. В Поднебесной с экранов телевизора исчезли люди с пирсингом в носу, татуировками на лбу, пользующиеся ненормативной лексикой, нетрадиционной ориентации и т. д. Китайцы сделали свои аналоги YouTube, WhatsApp, Twitter и т. д. — всё, чем мы пользуемся. Я не говорю, что Россия должна закрыться и превратиться в Китай или в Северную Корею. Но мы должны создать свои платформы, ограничив чужие. Китайцы на этом направлении гайки закрутили. И, считаю, правильно сделали.

Фото: Из личного архива

— Предлагаешь то же самое сделать у нас?

— Да. Иначе получается, что не мы воспитываем своих детей, а люди из-за границы. Взрослые владеют технологиями, которыми пользуются наши дети. Поэтому государство в состоянии регулировать сферу интернета. Если мы провозглашаем курс на демографию, значит, должны создавать в Сети основы для этого, а не пропагандировать нетрадиционные семьи. Иначе кто будет рожать? Слава богу, что в Конституции зафиксировано, что семья — это мужчина и женщина.

Мы уже получили поколение, которое является пацифистским, не желающим защищать свою большую страну. Если мы будем пацифистами, нас рано или поздно съедят. Многие европейские страны не стали наращивать военную мощь, а просто сложили лапки, сказав: «Мы часть мировой системы и воевать не будем». А Россия всегда отстаивала свои ценности и будет это делать.

— Тяжело быть патриотом в нашей стране?

— Как человек, который родился здесь, я обожаю географию и людей. С другой стороны, печалит, что люди эмигрируют в другие страны из-за отсутствия возможности реализации. Очень хочется, чтобы государство делало всё, чтобы никто не уезжал, создавало условия для бизнесменов, молодых ученых, людей других профессий. 100 лет назад после революции из страны уехала огромная часть интеллигенции. И это была потеря для страны. Больше не хочется таких потерь в пути. И я вижу, как руководство страны делает всё для того, чтобы как минимум молодые ученые продолжали работать в России.

— Можно сказать, что твоя самая непатриотичная песня в новом альбоме — это «Считалочка»? В ней рассказана невеселая жизнь человека от момента рождения до стука молотка по крышке гроба. «Ну вот и взрослая жизнь, вот и сотни дорог, почему-то все ведут на заводы за станок, вот и свадьба, съёмный угол по знакомству у друзей, в кармане нету ни хрена, но мы рожаем детей».

— Я человек из региона, родившийся в маленьком городе Балакове Саратовской области, где 200 тыс. населения. Это самая честная песня без украшений, в которой я описал то, как жил сам и как там проходит жизнь человека. В этой песне многие узнают себя. В песне «Утро дорог» есть строчка: «В этой стране никогда не закончится снег». И многие меня спрашивают: «Ты ругаешь свою страну за снег?» Отвечаю: «Я радуюсь, что в нашей стране есть ярко выраженные весна, лето, осень, зима». Зимой есть возможность лепить снеговиков, кататься на коньках и лыжах, съезжать с ледяных горок. У этой строчки есть продолжение: «В этой стране даже ночью поют города». Мы, русские, — позитивная нация. Несмотря на то, что реже улыбаемся по сравнению с европейцами, способны искренне радоваться мелочам, нас сложно сломать. Да, мы будем до последнего терпеть. Но потом, конечно, встанем и скажем всё, что думаем.

Можно подумать, что в строчке «здесь я свободен, но вечно влюбленный в побег, в утро дорог» есть желание сбежать. Нет. Это о том, что я постоянно в дороге, опять куда-то еду: на гастроли, на встречу, на какое-то мероприятие и т. д. В этой песне и любовь к своей стране, и ирония, и боль. Как у Есенина в песне о Москве, которую я часто пою в караоке: «Я люблю этот город вязевый, пусть обрюзг он и пусть одрях, золотая дремотная Азия опочила на куполах».

— В песне «Считалочка» перечислены имена тех, кто ушёл из жизни: Саня, Серый, Ваня, Гоша, Паша, Лерыч, Дима, Леша. Это реальные люди или поэтические образы?

— Среди перечисленных — реальные люди, которые ушли из жизни. Последние в этом списке — парни из моего коллектива. Я спел им эту песню на репетиции и сказал: «Пацаны, я вас последними записал». Они посмеялись. Этой песней, наоборот, я им отмерил долгую жизнь (смеётся).   

— В песне «Я остаюсь» ты констатируешь: «Мы уже состоим из секунд, приложений и цифр». По-твоему, это беда нашего времени?

— Да. Я человек аналогового времени и вынужден принять этот цифровой мир. В песне есть фраза: «Я полжизни летел, долетел, а теперь побежал». Каждый человек думает, что он добежит до какой-то точки, выдохнет и будет радоваться жизни, спокойно воспитывать детей. Но мир сегодня стремительно меняется. «Цифра» очень сильно поменяла наш мир. И я вынужден опять побежать для того, чтобы не вывалиться из времени. Оглядываясь на свою юность в прошлом веке, я понимаю, что там было всё гораздо медленнее и спокойнее. Мы больше времени уделяли духовной жизни. А теперь нами управляют приложения и цифры. Цифровой мир нас очень сильно измельчил. Поэтому в этой песне я сказал: «Уходите, мельчайте, а я остаюсь». Я выразил внутренний протест всего моего поколения.

— Выступая в Кремле на присуждении звания заслуженного артиста, ты сказал, что «нам достался важный и перспективный период истории». Что ты имел в виду?

— Я имел в виду, что мы находимся в моменте зарождения новой России. У нас была страна советская, потом постсоветская, а нынешнее государство — нечто абсолютно новое, которое тяжело рождается на наших глазах. Закладываются основы, которые останутся лет на 100. Поэтому на нашем поколении лежит большая ответственность.

— У вас с женой Наташей есть несколько дуэтов. Есть даже песня, которую вы исполняете втроем с дочкой Владой. Но сольных песен у супруги нет. Почему?

— Семейные трио и дуэты звучат только тогда, когда это уместно. Достаточно в семье одного артиста: Дениса Майданова. Несмотря на то, что Наташа хорошо поёт, нет задачи делать из неё певицу. У нее своя прекрасная стезя: она является продюсером компании «Династия», которая реализовала, в частности, проект «Дети войны». Это трёхминутные художественно-документальные ролики о людях, чьё детство пришлось на годы войны. Будучи детьми, они работали в тылу наравне со взрослыми, партизанили, воевали, выживали в концлагерях и блокадном Ленинграде. Это тот самый контент, который мы создаём, чтобы наши дети получали и другую информацию в интернете.

Под этими роликами в YouTube и различных социальных сетях есть такие комментарии: «Как это трогательно, эмоционально, каждый ролик прошибает. Мы за эти три минуты поняли больше о войне, чем из рассказов учителей на уроках истории». У проекта больше 20 млн просмотров, его показал Первый канал, он размещен на платформе ОККО, передан в самолеты «Аэрофлота», поезда «Сапсан». Его запросили все московские библиотеки, он передан в Музей Победы на Поклонной горе, где стал отдельной экспозицией. Вот чем занималась в прошлом году Наташа Майданова. В этом году она переходит к новому проекту «Дети ХХ века» о великих людях нашей страны, которые закладывали основу и продолжают быть примерами и героями для молодежи в абсолютно разных профессиях. Это еще один вклад в воспитание молодежи.

Мы создали АНО (автономная некоммерческая организация) «Территория первых» — центр продвижения культурно-патриотических и инновационных программ. Правительство Москвы выделило нам здание, спасибо им за поддержку. У меня есть понимание, что одними песнями многого не добиться. Поэтому мы начали создавать и другой контент для культурно-идеологического воспитания.

— Год только начался, что ты от него ждешь?

— Наша индустрия развлечений закрылась первой и откроется последней. Мы понимаем власть, которая не может не включать запретительные меры. Пока статистика удручающая. Но в то же время нельзя дать погибнуть творческой индустрии. За каждой постановкой, спектаклем, концертом стоят тысячи людей, которые работают светотехниками, звукооператорами, кассирами, организаторами, гримерами, костюмерами, режиссерами. Семьи этих людей находятся в сложном положении. Я разговаривал с режиссёрами, руководителями театров, которые говорят, что 25% заполняемости зала не окупают расходы. Сами актерские ставки минимальны, доплата идёт в зависимости от заполняемости зала. Сейчас доплачивать нечем.

Ковид — это большая общая война. Всем тяжело. И помогать тоже нужно всем, в том числе и творческой индустрии, хотя бы разрешив заполнять залы на 50%. Тогда концерты и спектакли будут хотя бы окупаться. И артисты, и зрители истосковались по выбросу или, наоборот, по получению положительных эмоций. Очень жду и надеюсь, что в этом году мы будем постепенно возвращаться к нормальной жизни.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах