aif.ru counter
3509

Безмерный кризис кино. Даниил Дондурей об итогах «Кинотавра»

Сюжет XXVII фестиваль «Кинотавр» в Сочи
Даниил Дондурей.
Даниил Дондурей. © / РИА Новости

«Зритель будет и очень плохое кино смотреть!»

Сергей Грачёв, «АиФ»: Даниил Борисович, что вы думаете о кинофестивале «Кинотавр» в принципе, и в чём заключалась специфика этого мероприятия в этом году?

Даниил Дондурей: Этот фестиваль, надо отдать должное, на сегодняшний день — единственная площадка в стране, где происходит системный анализ российского кинематографа. Это происходит за счёт отбора, за счёт конкурсной программы, за счёт лекций и круглых столов и так далее. В ходе обсуждений, дискуссий мы приходим к выводу, что нынешний «Кинотавр» показал безмерный, просто колоссальный, многоуровневый кризис российского кинематографа. И это при том, что нынешний год объявлен у нас Годом кино! Благодаря нынешнему фестивалю, стало понятно, к чему мы шли последние пять – шесть лет: к потере критериев между кассовым и арт-хаусным кино, к отсутствию экспериментов, к отсутствию фильмов, которые останутся в истории.

Закрытие «Кинотавра – 2016»: победители и гости фестиваля

​— Если я правильно понимаю, нынешняя конкурсная программа вполне может быть интересна массовому зрителю? Правильно?

​— Да, но это не говорит о качестве. Массовый зритель способен воспринимать и очень плохое кино. Прокатчики, продюсеры хотят одного — чтобы на тот или иной фильм было продано как можно больше билетов. Но такой подход — полная ерунда с точки зрения искусства. Это имеет отношение только к деньгам, к экономике, которая в России неправильно устроена. А я защищаю людей, которые занимаются созданием художественных произведений. На фильм Тарковского «Зеркало» билеты не продавались практически, массовый зритель не шёл на него. Однако этот шедевр русского кино показывают в Европе уже чуть ли не пятый десяток лет. Как прекрасно сказала во время одного из дискуссионных столов режиссёр Анна Меликян — не бывает фильмов коммерческих! Все лучшие картины в мировом кино — авторские, сделанные большими художниками.

​«Стёбная ерунда для массовой аудитории»

​— И всё-таки — из конкурсной программы какие три фильма, на ваш взгляд, будут интересны широкому зрителю?

​— Конечно, это комедия Ильи Учителя «Огни большой деревни», которая на самом деле абсолютно ерундовая, стёбная, но зритель её воспримет. Странно вообще, что этот фильм оказался в конкурсе, поскольку это чисто коммерческая картина. Её правильнее было бы показывать на площади Зимнего театра.

​Второй фильм, который, думаю, будет пользоваться успехом, — это картина, получившая главный приз, — «Хороший мальчик». Это кино отлично ложится в новое официальное русло партии. Уверен, оно будет одобрено и поддержано Кремлём, министром культуры. Фильм, по сути, рассказывает о том, что в России плохих людей нет! Все очень хорошие — и мальчики, и девочки. Даже герой Михаила Ефремова в этом фильме, несмотря на то, что играет на деньги, в итоге всё равно оказывается очень хорошим человеком.

​И третья картина, которая также, думаю, будет интересна массовому зрителю, — очередная стёбная ерунда — «Человек из будущего». Все три названных мной фильма — это комедии, уводящие от реальности, от социальных проблем, от намёков на то, что Россия находится в безумном кризисе.

​— Ну а с решением жюри вы согласны?

​— Я согласен с идеей гильдии киноведов и кинокритиков вообще ничего и никому не присуждать в этом году. Но эта идея не прошла.

​— Почему?!

​— Потому, что фестиваль должен создавать хотя бы иллюзию праздника. Красивые девушки в роскошных бальных платьях были? Были! Министр культуры приехал? Приехал! Бондарчук был красивый? Красивый! Члены жюри говорили интеллигентно? Интеллигентно! Ну замечательно! Все сделали вид, что все фильмы хорошие, что они останутся в истории кино и потеснят голливудскую продукцию. Всё это фальшак! Ничего подобного не произойдёт! Была обстановка праздника, а праздника как такового и не было!

Мы не снимаем фильмы о реальной жизни. Не снимаем проблемное кино. Не можем конкурировать с американским кинематографом. У нас неправильные экономические механизмы в индустрии, которые не позволяют серьёзным художникам получать поддержку от государства. Мы единственная страна в мире, где государство поддерживает миллионеров, крупных кинопроизводителей. Ну согласитесь, смешно помогать Бекмамбетову снять очередные «Ёлки»?! Это дикость! Во всех странах мира государство финансирует кино авторское, художественное, сложное, доступное не всякому зрителю. Только так можно взращивать, искать новых больших художников, новых Тарковских.

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы