Примерное время чтения: 12 минут
1929

Анатолий Цой: «В Корее меня приняли за бандита»

Певец TSOY (Анатолий Цой).
Певец TSOY (Анатолий Цой). / Кирилл Каллиников / РИА Новости

Певец и автор песен, бывший участник группы MBAND, победитель проекта «Маска» Анатолий Цой рассказал aif.ru о том, каково это — ходить в маске несколько месяцев и сохранять интригу, зачем молодые представители музыкального стиля k-pop делают пластические операции на лице, почему любовь не бывает без боли, пострадало ли от санкций производство одежды, а также о возможном перезапуске юмористического проекта экс-участников КВН «Игра». 

Владимир Полупанов, aif.ru: — Вы стали победителем проекта «Маска». Как вам этот проект изнутри маски? Расскажите о своих мытарствах. Как вы считаете, почему победили именно вы?

Анатолий Цой: — Пожалуй, это тот самый главный проект, который стал для меня большим трамплином. Он удачно появился в моей жизни как раз в тот момент, когда наша группа развалилась. И мне нужно было где-то засветиться, с чего-то начать. А начал я опять практически с нуля. Проект «Маска» был очень популярен, показал высокие рейтинги. Каждый второй зритель смотрел именно этот сезон. Мы побили всевозможные рекорды. И то, что я победил, усилило эффект — на меня как на сольного артиста обратило внимание большее количество людей.

Самое классное — «трушность» (правдивость — Ред.) этого проекта. Действительно, все скрывают, тайно забирают из дома. Я выходил из квартиры в черном худи размера «оверсайз», в очень большой маске, которая полностью закрывала лицо. Нельзя было ни с кем этим делиться и рассказывать о том, что участвую в проекте. Это для меня было, пожалуй, самым сложным — когда ты хочешь поделиться эмоциями с родными и близкими, а нельзя. И если ты случайно встречаешь в коридорах съемочных павильонов какого-то участника в маске, ты не можешь заговорить с этим человеком. Поэтому мы все общались на языке жестов. Удавалось сохранять интригу до конца. Со многими участниками «Маски» я встретился только месяц спустя после окончания эфиров. И тогда мы вживую смогли обсудить смешные моменты и эмоции. Это очень крутой проект. Такого не было на нашем телевидении.     

— Что вы думаете о стиле k-pop? Почему он стал так популярен и особенно в нашей стране? Я ходил на концерты нескольких популярных корейских групп. Мне кажется, только у «Битлз» на концертах творилась такая девичья истерия. Я где-то читал, что вы не очень любите такую музыку. Если да, то почему?

— Мне понятен успех этого направления. Потому что участники групп — молодые, свободные, развязные, делают все, что хотят. Молодежь во всем мире, как мне кажется, живет именно так. В каждом времени есть свои мода, нравы. Нынешнее поколение живет очень развязно и свободно. Они хотят жить максимально комфортно и не задумываться ни о чем. «Жить по-кайфу», — как мне недавно сказал один молодой человек. Я себя не отношу к этому поколению. Хотя не могу сказать, что я немолодой. Я чувствую себя в душе на 18. Полон сил и энергии. Но мое воспитание, мое окружение — совсем другие. Мы родились, выросли и состоялись в других условиях. У нас есть рамки, «красные линии», за которые мы не заходим, пользуясь нашей свободой. Не могу сказать, плохо это или хорошо. Просто каждому — свое. Мне нравится жить так, как я привык. Меняться не собираюсь. Поэтому мне в каком-то смысле не близка эта музыка и непонятна.  

— Читал, что участники корейских поп-групп, смазливые мальчики, делают себе пластические операции, чтобы обладать кукольной внешностью. Что-то знаете про это?

— Корея — это страна моды, стиля. Внешность — это самое главное, что волнует корейцев. Они настолько помешаны на ней, на красоте. Поэтому все делают пластические операции. У них вся косметика, все кремы с отбеливанием кожи. В Корее считается, что если у тебя очень белая кожа, ты успешный, из богатой семьи, умеешь за собой следить. То есть во всех смыслах благополучный человек. Кстати, когда мы прилетали в Корею, я этим очень сильно отличался от местных корейцев. По моим татуировкам, по моей смуглой коже можно было судить, что я не из благополучной семьи. И что я, скорее всего, бандит. Потому что с татуировками там ходят только бандиты. И другие нехорошие люди. Но после того, как я посетил Корею, я точно понял, что не стоит сильно заморачиваться по поводу своей внешности.     

— У вас есть своя линия одежды. Как сейчас обстоят дела в связи с санкциями? Наверняка ведь шьете из иностранного сырья. Насколько дорога одежда? Принимаете ли сами в разработке дизайна участие?

— В разработке дизайна своей линии принимаю непосредственное участие, в каждой модели, в каждой детали. Цены у нас выше среднего. Но мы боремся за качество уже много лет. Сегодня физически все магазины закрыты. Мы выпускаемся только на маркетплейсе. На сегодня это просто и выгодно, облегчает многие процессы. А что касается материалов, то всего предостаточно в России. Поэтому нам не нужно откуда-то что-то заказывать и везти сюда. Тут все есть.  

— Обнародованный на днях ваш клип на песню «Покажу тебе паранойю» сделан как настоящий экшен: погоня, езда на мотоцикле, стрельба. В чем идея клипа? Это будет «целая серия роликов, объединенных историей с магическим медальоном», — как написано в пресс-релизе? Поясните.

— Есть «вселенная GM», которая населена супергероями. Начиналось все с комиксов. Надеемся, что и у нас это все закончится, как и все комиксы — крутыми полнометражными фильмами. У каждого героя есть своя история, но всех связывает медальон GM, который является магическим — он спасает от болезней и других проблем. В моей истории — это билет в лучшую жизнь. Медальон, который может подарить мне свободу, где я не буду бояться, где буду счастлив. Но проблема в том, что медальон один. Им хотят овладеть все окружающие. У моего героя нет друзей, все, кого я встречаю, хотят меня убить за этот медальон. И я становлюсь свирепым. Я становлюсь волком-одиночкой. Я против всех, и все против меня. Настоящая паранойя. Но когда злодеям удается уложить меня на лопатки, меня спасает красивая девушка — хладнокровная, решительная, бесстрашная. Моего героя это и подкупило. В этом ужасном мире, где царят предательство, убийства, агрессия, находится такой ангел, который меня спасает. Мой герой сомневается — может ли он ей доверять или нет. Потому что девушка тоже является охотницей за медальоном, обладающим магической силой. Между нами вспыхивает искра. Мне хочется довериться ей. И даже отдать ей ради этого медальон.

— Зачем кому-то показывать свою паранойю?

— Конечно, это уже крайний случай, когда отношения выходят на такой уровень от непонимания, от того, что ты не можешь жить без любимого человека. Ты настолько любишь, что готов убить.

— У вас такое было? Или только у автора текста этой песни?

— Да. Поэтому мне близка эта песня, очень понятны стихи Михаила Гуцериева. Я счастлив, что эта песня досталась мне. Эта песня была написана в прошлом году. Всем, начиная от автора, заканчивая всеми членами команды, придумавшей «вселенную GM», понравился результат. Было очень много сомнений, хотелось, чтобы все было идеально, чтобы первый блин не вышел комом. По песне и клипу видно, что это серьезный проект, в который вложены и интересные идеи, и серьезные деньги. Поэтому было много разных переделок — текста, аранжировки, манеры исполнения, чего обычно в моей практике не было. Гуцериев переписывал текст, и я заново его перепевал. По итогу получилось такое коллективное творение, которым мы все очень гордимся. Давно мечтал поработать с Гуцериевым. Вот появился повод. Хотелось сделать что-то крутое и надолго. 

— Как вы понимаете строчку: «Любовь свою измеряю болью»?

— Каждые отношения — это боль. Если в отношениях ее нет, значит, это не любовь. И потом, когда сильно любишь, переживаешь, ограждаешь от всего и думаешь, как бы чего не случилось. Чрезмерная забота, повышенная ответственность тоже доставляют боль.  

— Когда вы пели в MBAND, основным поставщиком песен являлся Константин Меладзе. Кто теперь, когда вы ушли в сольное плавание, является основным поставщиком песен, пополняет ваш репертуар?

— Во времена существования группы MBAND мы, кстати, тоже писали песни наряду с Меладзе. Для группы я написал 3 песни. В период сольного проекта я написал для себя тоже 3 песни. А в последнее время вообще ничего не пишу, очень сложно дается мне это дело. Главная причина — нет времени. Постоянная занятость — съемки, выступления. На что жаловаться, конечно, грех. Я много работаю. И стыжусь, что сейчас придумываю себе отговорку, оправдывая себя, что не пишу себе песен.

С другой стороны, в последнее время песни мне пишут замечательные авторы, которых я нашел не так давно — Алексей Стрельцов (он написал сингл «Мона Лиза») и Дарья Кузнецова, которая является автором музыки к песне «Покажу паранойю». Она написала массу песен разным поп-звездам.

— Одно время вы участвовали в огромном количестве телепроектов. Сегодня в каких?

— Последние два года, правда, у меня были очень насыщенными. Я принял участие, как мне кажется, во всех возможных шоу. Сейчас мы начали делать это осторожнее и более избирательно. Не хватает времени, и невозможно объять необъятное. Хочется участвовать только в самых топовых проектах. Недавно вышла «Импровизация» с моим участием, будет «Я тебе не верю» (тоже очень интересный формат, кстати). А если говорить о больших проектах, где буду участником, а не гостем, то, как я слышал, скоро возобновят проект «Игра» на ТНТ в новом формате, где, возможно, буду принимать участие. 

— Это же юмористическая программа. Какое отношение вы имеете к юмору?

— Да, юмор — не мой профиль. Я начал задумываться, я обуздал такое большое количество проектов, что, наверно, пора создавать свое шоу с музыкальным уклоном, чтобы это было мне близко и по моему профилю. Я уже для этого созрел. А в «Игре» я буду в качестве одного из членов команды, но как приглашенный звездный гость. Если это все сработает и проект оживет, то будут очень крутые рейтинги.

— Что происходит с концертами сегодня? После пандемии восстановилась нормальная жизнь? 

— Радует, что сейчас мы хотя бы можем давать концерты. Возобновились корпоративы, на которые я начал летать. Недавно выступал на нескольких свадьбах.

— В Казахстане?

— Одна была в Геленджике, другая в Грузии, третья в Казахстане. Концерты есть. Наверно, их не так много, как было до пандемии. Я настраиваю себя и всех своих близких на то, что скоро все будет хорошо, жизнь наладится. И люди потянутся к музыке.

На следующий год мы планируем мой первый большой концертный тур, который будет называться «Покажу паранойю» по заглавному треку в концерте. Мы готовим крутое шоу, в котором будут и танцы, и фейерверки, и компьютерная графика. Все будет по-взрослому.

— Сколько всего у вас песен?

— Уже больше 30, не так много, конечно. Но уже и не мало. Плюс к своим песням я исполняю всеми любимые хиты из репертуара группы MBAND. Есть песни — отголоски проектов, в которых я принимал участие. Из проекта «Маска» хорошо пошла в народ моя версия песни Татьяны Снежиной (исполн. Пугачева — Ред.) «Позови меня с собой». Она очень хорошо принята публикой.

— Всем участникам группы MBAND разрешено петь песни Меладзе?

— Да, Костя — порядочный человек, он никогда никого не обременял контрактами и запретами. Он разрешил исполнять любые песни MBAND всем нам. Как и в случае с «ВИА Грой» — всем составам разрешается петь любые песни. Люди до сих пор их с удовольствием слушают, тепло воспринимают на концертах, любят, поют вместе с нами. 

Встречаетесь с участниками по группе? Чем они занимаются, вы в курсе?  

— Каждый ушел в сольное плавание. Недавно мы собрались с ребятами и устроили «вечер воспоминаний». Вспоминали много смешных историй, которые происходили с нами. Мы не виделись 2 года с момента распада группы. Мы созванивались, переписывались. Но никак не могли встретиться. У каждого навалилась масса дел, масса ответственности. Всем хочется и дальше существовать на сцене, выступать. И вот спустя 2 года мы устроили ужин, пригласили нашего концертного директора! Договорились чаще встречаться и вместе проводить время. Всегда есть чем поделиться, о чем рассказать. Тот редкий случай, когда мы расстались не из-за денег, не из-за девушек, не из-за какого-то конфликта. Нет неприятного осадка, есть только классные воспоминания.

— Воссоединение возможно?

— Думаю, наверно, нет. Мы все были сольными артистами, даже когда работали в группе. И все понимали, что рано или поздно будем сольными артистами. Может, спустя годы мы решим тряхнуть стариной и сделаем один совместный концерт, чтобы порадовать поклонников. Такое, думаю, возможно. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах