Примерное время чтения: 10 минут
14652

Александр Маршал: «Эти люди стали моими личными врагами»

Pavel Kashaev, Павел Кашаев / www.globallookpress.com
Рок-музыкант, экс-участник знаменитого во всем мире коллектива «Парк Горького» Александр Маршал часто выступает в «горячих точках» и поёт для наших бойцов. А с начала СВО поддерживает нашу армию, не скрывая своей патриотической позиции.
 
В интервью Вячеславу Манучарову для ютьюб-проекта «Эмпатия Манучи» он рассказал о том, как сам хотел пойти добровольцем в зону боевых действий, как его воспитывал отец и о том, как относится к актёрам, уехавшим из России.
 

О запрете приехать похоронить близких

«Меня ещё в 2014 году взволновал этот кровавый переворот на Украине. Папа мой был военным, служил в разных гарнизонах… А мама всегда мечтала жить в большом городе. Папа демобилизовался, и они переехали в Киев. Это было в 90-е годы. Тогда Киев был ещё советский. Красивейший город! Я был в Соединённых Штатах в то время, а к ним ездил в гости. В 2001 году отца не стало, я его похоронил на Лесном кладбище в Киеве. А в 2015 году ушла мама. Поскольку я в списках "Миротворца", то друзья из Киева мне сказали: не надо приезжать, потому что они ничего не могут гарантировать. В итоге мне привезли урну... В 2017 году ушла моя младшая сестра Ира. Такая же история. Но у меня же там ещё батя на Лесном лежит. Эксгумировали тело отца, перевезли сюда… И сейчас мне хотя бы есть куда приходить. Те, кто не разрешил мне туда приехать похоронить мать, — теперь мои личные враги».
 

Об уехавших коллегах-артистах

«Если быть до конца откровенным, я не слежу за этим. Я ведь всех их знаю, со многими даже был дружен. Даже не знаю, что сказать на эту тему, настолько это поразительно для меня. Я все понимаю: человек боится за своих детей, думает, что все это сейчас начнётся в глобальном масштабе. Ну так если в глобальном, то накроет-то везде! Но когда ты уезжаешь и оттуда ещё и начинаешь поливать грязью всех тех, кто остался, вот это мне совсем непонятно. По мне это какой-то нездоровый поступок. Это что должно быть с головой?
 
Могу сказать за себя. Мой отец, царствие ему небесное, меня не воспитывал — у него не было времени. Он уходил, когда я ещё спал, приходил, когда я уже спал. Я его, бывало, месяцами не видел. Но мне было достаточно наблюдать за тем, как он живёт, как общается с людьми, как выходит из сложных ситуаций. Он для меня был примером. Я понимал, что буду таким, как батя. Люди, о которых мы говорим — которые уехали, это во многом мои друзья из советской страны. А я очень болезненно отношусь к тому, что некоторые называют её "совок". Я так жалею, что нет этой страны! А друзья эти — неотъемлемая часть этой страны. И они мне дороги… И мне обидно и больно, что после начала СВО многие из них уехали. Но самое болезненное то, что они оттуда плетут всякую ерунду, "гонят" на нас на всех».
 

Про Артура Смольянинова* и Дмитрия Назарова

«Почему так происходит? Мне трудно это объяснить. Я понимаю, почему молодое поколение на Украине прыгает, скачет: "Москаляку на гиляку!" и зигует. Понимаю, потому что знаю: над ними работали. А здесь… Ты же здесь поднялся, стал тем, кем ты стал, заработал кучу денег, славу, популярность. Ну вот этот, из фильма "9 рота"… Смольянинов*. Чего он плетёт? Что он несёт? Ты же такие роли играл, ты вживался в эту роль… Или этот, актёр, которого сейчас уволили, с усами такой… Назаров. Господи! Вот он что говорит такое? Я не понимаю. Смольянинов* вообще говорит, что пошёл бы воевать на стороне Украины. Ну так иди. Чего же не идёшь? Чесать-то языком все мастаки.
 
Осуждать никого не буду. Не хочу. Влезть в их голову и в их сердце я не могу. Но хочу, чтобы все они просто знали, что я — не с ними. Если кто-то одумается, посмотрим… Своё отношение к таким людям должно показывать не государство, а мы лично. А мы и есть государство… Не знаю. Но у нас русская душа, она всепрощающая».
 

Про интервью одному блогеру

В 2019 году Александр Маршал был на интервью у Юрия Дудя*, где уже тогда выражал свою патриотическую позицию.
 
«Я как-то был у одного блогера на интервью, вы понимаете, о ком я. Рассказывал ему о московском фестивале — для этого, собственно он меня и пригласил. Приехал я на машине, сам за рулём. Он меня встречал в капюшоне, в тёмных очках, сказал, где поставить машину, и быстро нырнул в помещение, где мы снимали… Я ему: "Почему вы так себя ведёте?" Мы с ним на "вы". А он отвечает: "Мы меняем дислокации. Потому что ФСБ нас "пасёт". Я аж засмеялся: "Если бы ФСБ было нужно, они нашли бы вас за пять минут". У нас был с ним долгий разговор, я рассказал ему историю своих родителей. Помню, сказал ему: "В советское время тоже были люди, которые мечтали покинуть страну, потому что были не согласны с чем-то. Но тогда был "железный занавес". А теперь границы открыты. Говоришь, что ФСБ за тобой гонится? Ну, вали, уезжай". Так и случилось сейчас. Он же уехал. А говорил: "Это моя страна, это моя земля, я не должен отсюда уезжать…" Такие, как Дудь*, конечно, влияют на молодёжь. Но они за это деньги получают, я так думаю. И немалые. С другой стороны, я его тоже могу понять: у него жена, дети, их нужно кормить. Но есть разные способы эти деньги зарабатывать».
 

Про поддержку СВО

«Я состою в Общественном совете при Министерстве обороны и в Общественном совете при Следственном комитете и знаю много таких историй, о которых в новостях не рассказывают. То, что происходило на Украине и в Донбассе все эти годы до начала СВО, мне хорошо известно. Считаю, что фашистской свастики и идеологии не должно быть на планете Земля. Если бы мы не начали операцию, то они бы стопроцентно ударили по нам. Они к этому готовились. Ведь предыдущий их президент говорил, что им нужны были эти восемь лет для того, чтобы подготовиться как следует. И плевать им на Минские соглашения. Тут же все ясно. Они обманывали всех и продолжают обманывать… Нельзя с нами воевать. Да, может, нас будут бить поначалу, мы будем проигрывать. Но в итоге мы все равно победим. С нами Бог. И все этим сказано.
 
Думаю, то, что сейчас происходит, это тоже испытание, данное нам Господом. Знаете, как в той приговорке: "Ура, что проснулся. Виват, что поел. За кефир отдельно спасибо всем". Но, как говорил Жванецкий, нам большая беда нужна, чтобы проснуться. Видимо, так и есть… Испытание это послано Господом, потому что на той противоположенной стороне Антихрист. Это противостояние глобальное. Для меня горе, что страдает столько людей. Но я верю, что за нашей страной будущее и именно Россия будет сдерживающим фактором в дальнейшем, чтобы на всей планете наступили мир, покой и благополучие».
 

Про поддержку армии

«Я встречался с нашими солдатами в конце декабря, в Луганске мы снимали новогодний огонёк. Там общался с ребятами, многие из них с орденами Мужества. После такого общения могу сказать, что нам есть кем гордиться. Наши воины говорили: "Ни в коем случае никаких отступлений. Только вперёд. Только передайте туда наверх, чтобы заднюю не включили". Вот так. На полном серьёзе!
 
Многие задают вопрос: почему так медленно мы движемся? Да потому что у нас был приказ беречь мирных людей… Если бы мы действовали так, как американцы в Югославии, и прошли бы ковровыми бомбардировками, то давно бы уже все закончилось. Но мы так не можем, не хотим…
 
Я знал многих ребят, которые погибли там. Больше скажу, у меня там сейчас племянник. То, что он рассказывает, я в общем-то так и подозревал, но не в такой степени… Он был командиром взвода. Был момент, когда он потерял почти весь взвод... Я, как могу, помогаю нашим ребятам. Я сам обращался по поводу мобилизации, мне тогда ответили: "Тебе 65, сиди, разберёмся без тебя". Я же воин, служил три года в Советской Армии. Если считать два года в училище тоже службой… Помогаю, чем могу. Считаю, что для меня это святая обязанность. Я родился в этой стране. А ребята, которые сейчас на передовой, многие годятся мне в сыновья. Это мои дети. Как я могу по-другому?»
 
 

Про сына

«Сейчас Артёму 25, а когда ему исполнилось 18 лет, он сказал: "Папа, я хочу в армию, в спецназ". Я позвонил своему знакомому: "Так и так, сын хочет в спецназ… Присмотрите там за ним, а то я его знаю, он первый в атаку пойдёт". Он же в моего батю пошёл. Сын поехал в эту бригаду. Там очень серьёзная физическая подготовка… Но Артем получил там серьезную травму, в госпитале Вишневского лежал почти год. В военкомате есть пометка, что у него была серьёзная травма.
 
Но сын говорит: "Пап, придёт повестка, я пойду". И я ничего не могу сказать против. Я бы на его месте сделал бы и сказал бы то же самое. Это мой сын. И я горжусь им, что он у меня такой. Придёт повестка, будем провожать. Обниму, поцелую, скажу слова… Думаю, батя мой был бы им очень доволен, если бы был жив.
 
Да, Артем родился в Америке, в Лос-Анджелесе, 25 лет назад… Более того, когда он окончил здесь в России школу, мы его оправили во Флориду в "хайскул" поучиться ещё два года… Он проучился полгода, приехал на каникулы и сказал: "Я больше не поеду. Мне там с ними не о чем говорить. Мы разные". И я его прекрасно понимаю, потому что прожил в Америке десять лет — уехал в 1987, вернулся в 1997. Артёму тогда было три месяца. Я понимал, что жить в Америке никогда больше не буду. Я вернулся домой… Здесь мой дом».
 
*Физическое лицо, исполняющее функции иностранного агента
Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах