aif.ru counter
28589

«ЦК хотел нас помирить». Инна Макарова о Сергее Бондарчуке и истинной любви

Все материалы сюжета Легендарные актеры и режиссеры кино

«Съёмная комната, в которой мы с Сергеем Бондарчуком встретили всесоюзную славу, обогревалась железной печуркой, там водились крысы — большие, как кошки», — вспоминает народная артистка СССР.

Инна Макарова.
Инна Макарова. © / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

— Я родилась в городе Тайга Кемеровской области, в писательской семье. Сколько себя помню, мечтала о сцене.

«Лаяли вы гениально!»

О том, что эвакуированный в Алма-Ату ВГИК объявляет первый набор, я узнала случайно. Лето 1943 года... Я собрала чемоданчик со скромными пожитками — и в путь. Приезжаю, а там девочки уже больше месяца живут... Педагоги пожалели нас, прослушали и каждой объяснили популярно, почему ей нужно забыть об актёрской профессии. А я услышала: «А вам, девочка, мы советуем остаться!» Вскоре ВГИК вернулся в Москву, руководителем курса был назначен Сергей Герасимов.

Когда Сергей Аполлинариевич узнал, что у него будет учиться однофамилица его жены Тамары Фёдоровны, сказал: «Ещё одна Макарова? Посмотрим, оправдает ли фамилию!» И я старалась изо всех сил. Как-то мы играли этюд по Джеку Лондону. Мы с Женькой Моргуновым за кулисами гавкали за целую свору собак. Вдвоём подняли такой вой и лай, что единственные получили пятёрки. Герасимов так и сказал: «Лаяли вы гениально!» А вскоре я уже играла Настасью Филипповну в «Идиоте», Кармен...

Когда Герасимов решил поставить студенческий спектакль по только что вышедшему роману Александра Фадеева «Молодая гвардия», я вспомнила, что ещё в 43-м мне мама (она как журналистка ездила на передовую) написала из-под Ростова, что в Краснодоне геройски погибли совсем молодые ребята — члены какой-то подпольной организации. Я запоем прочла роман и сразу влюбилась в Любку Шевцову — как будто чув­ствовала, что Герасимов мне её доверит...

Вот где был настоящий фурор! На наш спектакль ломилась вся Москва. Помню, как Ивана Козловского не пускали, потому что они с женой опоздали. Когда мы выходили кланяться, я видела глаза Фадеева, полные слёз и восхищения.

На волне этого успеха Герасимов решил снять фильм о юных подпольщиках. Он сразу решил, что в главных ролях снимутся те же его студенты. Только роль Любки была под вопросом. Герасимов знал мои возможности. Но он ждал, что скажет Фадеев, — не мог принимать такое ответственное решение в одиночку. А Фадеев сказал: «Я не знаю, какая Макарова была Кармен, но что это стопроцентная Любка Шевцова, я вас уверяю!» Ко мне подошёл шофёр Герасимова, который отвозил домой Фадеева, и по секрету сказал: «Любку будешь играть ты. Фадеев сказал». Это и решило мою кинематографическую судьбу.

Наш курс называли «молодогвардейский». Окончили его тринадцать человек, но зато какие — Сергей Бондарчук, Клара Лучко, Людмила Шагалова, Евгений Моргунов! А фильм «Молодая гвардия» открыл целую плеяду талантливых актёров — Нонну Мордюкову, Вячеслава Тихонова, Сергея Бондарчука, Георгия Юматова, Тамару Носову.

После смерти Фадеева ходили слухи, что застрелился он якобы из-за того, что в «Молодой гвардии» исказил реальные события. Неправда! Проблемы с «Молодой гвардией» он как раз пережил и написал вторую редакцию романа. Он тяжело болел — у него был цирроз печени, и он был обречён, наверное. Это, я думаю, одна причина. А другая... Фадеев был человек очень искренний, и он разочаровался в партии, видимо. Когда увидел весь ужас того, что творилось, идеалы разрушились... Но это моё мнение. Мы ведь с ним лично не встречались. Если не считать того, что в 1949 г. он мне Сталинскую премию за фильм вручал. 100 тысяч рублей тогда поделили на всех — режиссёру Герасимову и оператору Раппопорту дали по 10 тыс. руб., а остальное разложили на нас, актёров.

Помню, мы с Лялей Шагаловой хотели на премию купить мутоновые шубы, которые завезли в ЦУМ. Но как? За ними же были дикие очереди. И мы решили, по чьей-то подсказке, пойти в Моссовет. Какой-то большой начальник нас сочувственно выслушал и позвонил директору ЦУМа. Вскоре нам передали свёртки. Шикарная была шуба — я её носила лет десять. Вот и вся премия...

Ещё одна жена...

Несмотря на триумф картины, никакими звёздами, как сейчас говорят, мы себя не ощущали и никакими звёздными болезнями не болели. Да, нас узнавали на улицах, появились обложки в журналах, восторженные рецензии. Но материально мы жили тогда очень тяжело. А тут ещё и замужество...

С Сергеем Бондарчуком мы познакомились на репетиции «Идиота», где я играла Настасью Филипповну... Он пришёл во ВГИК прямо с фронта. Уже при первой встрече стало понятно, что мы с ним невероятно разные люди. Он — взрослый, прошедший войну, старше меня на шесть лет, сформировавшийся человек. Я — школьница с некрашенными губами, косичками и ветром в голове. И всё же он влюбился, ходил за мной, как ниточка за иголочкой... Я сама не понимаю, почему Сергей Фёдорович обратил внимание именно на меня — там ведь были такие красавицы, и все в него влюблённые. У него же и первая жена была, о которой я понятия не имела. Они вместе учились, поженились перед войной, потом расстались, она свидетельство о браке разорвала в клочья. И вдруг решила его вернуть. Приехала в Москву, одну ночь переночевала с ним. И... забеременела. Хорошо помню, как съезжаю с лестницы (я любила съезжать с лестницы — такая была!), он стоит и показывает мне телеграмму о том, что родился сын. У нас с ним в это время ещё и романа как такового не было. Говорю: «А ты послал ответ?» — «Нет!» — «Немедленно пошли! А то молоко может пересохнуть...» Потом в суде эту телеграмму представили как доказательство того, что он её муж, хотя от ребёнка никто никогда и не отказывался. Очень неприятная история, не хочу вспоминать...

Поженились мы в 1947-м. Свадьбы толком и не было, из-за безденежья даже подвенечного платья не купили. Я много раз повторяла перед загсом: «Серёж, давай поживём годика три просто так, вдруг разойдёмся, и что тогда?» Конечно, это не значит, что я была против, наоборот! Но я ведь ещё совсем девчонкой была. К тому же у нас ни кола ни двора. Но он был непреклонен... А у меня тогда даже паспорта не было, а только временное удостоверение, развалившееся на четыре части. Сергей сидел и всю ночь его склеивал. Моей маме письмо отправил, где просил моей руки и благословения. Это «послание в Сибирь» он писал два дня — извёл несчётное количество бумаги на черновики, а обдумывал две недели. Очень волновался.

Пожениться-то мы поженились, а жить было негде. Пока искали жильё, ночевали на диване в Театре киноактёра, откуда нас гонял сторож-пожарный. Потом снимали угол в подвале на Садовой-Триумфальной. Комната обогревалась железной печуркой, там водились крысы — большие, как кошки. В этом подвале мы с Сергеем и встретили всесоюзную славу. А потом... случилось продолжение «шубной» истории. Сергей был в Киеве на съёмках «Тараса Шевченко», а я пошла к дядечке в Моссовет — поблагодарить за шубу. Рассказала, что мне негде даже прописаться. «Ну что ж, напишите заявление. Вы же не с улицы, а лауреат Сталинской премии». Я нацарапала что-то на бумаге и тут же забыла об этом. И вдруг спустя пару месяцев примчалась соседка с невероятной вестью: «Тебе квартиру дали!» Я приехала к Сергею в Киев и помахала перед его лицом ордером. О, это было счастье... На радостях я даже забеременела. Так что наша дочь Наташа родилась уже в новой квартире.

«Здесь мы ещё все вместе - я, Сергей и совсем маленькая Наташа». Фото из личного архива Натальи Бондарчук

Любовь нашла в больнице

Всесоюзная слава была, а новых предложений от режиссёров я долго не получала. Был период «малокартинья» — снималось по 6-7 фильмов в год. Зато у нас был Театр киноактёра, где народу всегда было битком. Я там играла и водевили, и спектакли. Но главное, после роли Любки Шевцовой уже не могла играть ерунды. Поэтому следующую большую роль — в фильме «Высота» Зархи — ждала почти 10 лет... А вскоре Иосиф Хейфиц пригласил меня на главную роль в фильм «Дорогой мой человек». Юрий Герман написал сценарий специально под меня и Алексея Баталова. Кстати, эта картина — одна из моих самых любимых.

Так уж получилось, что именно на съёмках этого фильма я приняла решение о разводе с Бондарчуком. Потом ходили разговоры, что якобы у меня случился роман на съёмочной площадке... Какая чушь! У меня не было никакого романа! Мы расстались, потому что стали сниматься. Я уезжала за границу, он — в другой город, и расставание длилось по несколько месяцев... А дамочки за моей спиной вовсю вострили свои зубки и коготки. В результате одной из них удалось его прибрать к рукам...

Десять лет мы прожили вместе. Не хочу сейчас мазать всё одной краской — чёрной или белой. Сергей мне очень много дал, мы друг другу творчески помогали. Очень высоко друг друга ценили. Но всё-таки у нас с Бондарчуком была не та любовь, с которой живут долго. Я поняла: мы разные люди. Сначала летали друг к другу как птицы, а потом полёт этот стал утомительным. В итоге я, улетая на съёмки в Ленинград, сказала ему, что мы должны расстаться. Сергей Фёдорович был в шоке! Он вообще не собирался уходить из дома, умолял всё начать заново. Но я так устала от пошлости, звонков, анонимок, постоянных разъездов, проявлений тяжёлого характера и прочего, что забрала у него ключи и самостоятельно стала воспитывать Наташу. Расставание длилось два года. Меня даже вызывали в ЦК, чтобы нас помирить, но я осталась непреклонной...

Конечно, когда я осталась одна, у меня очень много оказалось поклонников — даже чересчур много. Но я долго не выходила замуж, пока не встретила Мишу. Это удивительная история! Мы познакомились ещё в Новосибирске, во время войны. Он заканчивал медицинский, а я выступала в госпитале, где он практиковался. Вот совпадение, да? Но позже разъехались по разным городам и потеряли друг друга. А потом спустя годы я искала хорошего врача для мамы, и мне порекомендовали чудо-доктора — известного хирурга, профессора-пульмонолога Михаила Перельмана. Оказалось, что это Миша! Помню, иду по больничному коридору, он — навстречу. Берёт меня за руку и... Эта встреча всё решила. Мне с ним как-то сразу стало очень легко — у нас была во всём абсолютная гармония. Это были те отношения, которых мне так не хватало в первом браке. В результате мы 42 года счастливо прожили вместе под одной крышей. К несчастью, два года назад Миши не стало. Для меня его уход — колоссальное испытание. С тех пор неважно себя чувствую, болею.

А кино? Я всегда была очень разборчивая и жёсткая в этом плане. Я не снималась все годы перестройки исключительно по одной причине: то, что мне предлагали, я не могла и не хотела играть. Для меня всегда было важно: кто снимает, что снимает, какой сценарий, кто партнёры. Если уж играть, то с удовольствием. А нет — зачем? У меня других дел выше крыши!

Президент РФ Владимир Путин наградил орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени актрису Инну Макарову, 2006 год.  Фото: РИА Новости/ Дмитрий Астахов

 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. О чем фильм Yesterday Дэнни Бойла?
  2. В каком состоянии сейчас находится Анастасия Заворотнюк?
  3. Кем теперь будет работать Надежда Савченко?


Самое интересное в регионах