aif.ru counter
783

Вадим Демчог: «„Интерны“ сделали меня популярным — теперь нужно правильно это использовать»

Мы привыкли видеть Вадима Демчога в роли доктора Купитмана, однако жизнь актера уже давно...

Вадим Демчог. Фото Алексея Богданова

Недавно на суд зрителей был представлен его первый режиссерский проект — «Арлекиниада».

«АиФ.ru»: — Когда начался спектакль, и вы вышли на сцену, молодой человек, сидевший рядом со мной в зале, произнес зачаровано: «Купитман». Он пришел на ваш спектакль, но вы для него, прежде всего, актер из «Интернов». Вас не расстраивает этот факт?

В.Д.: — Меня это не расстраивает. Я рассматриваю это как часть естественного процесса. Я очень благодарен «Интернам», потому что благодаря сериалу всплыла «моя подводная лодка» из андеграундных слоев, меня стали узнавать. Если раньше я в какие-то места стучался, то теперь я просто открываю дверь, и меня приветливо встречают, а раньше: «Вы кто такой?» Использовать эту энергию на то, чтобы идти дальше — это основная задача. Купитман сделал меня популярным — это энергия, которую теперь нужно правильно использовать.

Вадим Демчог. Кадр из сериала «Интерны»

«АиФ.ru»: — На ваш взгляд, что человек должен вынести, посмотрев спектакль?

В.Д.: — Мы специально не создавали никаких мощных формул: «Вы должны понять это и это». Но это, несомненно, серия вирусов, которые засаживаются в подсознание, и которые со временем будут давать всходы. То есть посредством «Арлекиниады» в сознание заколачивается несколько гвоздиков, которые формулируют определенные вопросы. У современного театрального зрителя еще, возможно, нет органов, которые могли бы воспринять информацию, которая сейчас интуитивно в этом эксперименте нащупывается.

Я это говорю не с точки зрения высокомерия, что мы, мол, знаем, теперь вам нужно догнать. Нет, мы сами ищем и сами отдаемся этому поиску, и мы сами не знаем, каков будет результат. Это эксперимент, и мы просто в потоке чувствования времени пытаемся воплотить его в формы и создать ситуацию, где неотделимы от зрительского восприятия. То есть зритель становится составляющим звеном в этом процессе. Он так же, как и мы, озадачен этим. Осознание должно прийти позже. Поэтому никто не даст ответов. Каждый приходит со своей подготовкой, со своим внутренним багажом и каждый сканирует те смыслы и уровни, какие способен сканировать: кто-то просто зрелищную форму, кто-то энергетику, а кто-то смысловые, глубокие вещи, просто потому что готов.

«АиФ.ru»: — Вы говорили, что пошли в актеры, потому что в детстве вас «недолюбила мама», сейчас вы выступили в роли режиссера, оказывается, что эффект «недолюбленности» — прекрасная мотивация для достижения результата в творчестве...

В.Д.: — У меня мама с очень бурным чувственным, эмоциональным темпераментом, 6 официальных браков, не считая ошибок, очень много всевозможных увлечений, ей было не до меня. Я все детство был предоставлен себе. Я считаю, и это опять же след осмысления, что туда уходят корни. Папа меня оставляет в 3 месяца, потом целая череда отчимов, и в итоге выплавился персонаж с яростной потребностью во что бы то ни стало встать в центр прожекторов, выкатиться на сцену. И мать в этом случае, конечно же — зрительный зал, который обязательно должен аплодировать. Это символика «мама, погладь меня по головке». И это нормально.

Есть книги психологов, которые вывели даже термин «поколение шоу-бебис» — детей, жаждущих выхода на сцену. Чем больше матери в социальной машине должны зарабатывать, много матерей-одиночек, это тоже социальные проблемы, потому что вырастают дети, оторванные от материнской любви, недокормленные лаской и любовью в детстве. И они потом по жизни будут искать эту «долюбленность», желая обязательно вырваться на сцену, превратить свою жизнь в шоу, что, собственно, и происходит сегодня в формах игр в социальные сети, потому что все хотят быть звездами, все отсылают в сеть фотографии, показывая себя, возбуждая реальность на проявление любви.

«АиФ.ru»: — Ваша супруга тоже человек творческий, но она снимается в кино намного реже, чем вы, легко ли ей быть в тени?

В.Д.: — Ей тяжело. Это моя мука и боль. Она — мужественный человек. Выдерживает двух пацанов, неуправляемых совершенно — меня и Вильяма. Она старается выдерживать этот груз. У нас даже есть идея по книге, которая именно эту тему будет раскрывать — тяжело ли жить с такими «перцами». Это очень сложно. Мне хочется верить, что я существую только ради них и воодушевляюсь ими. Но когда я ей говорю: «Ты — мое воодушевление», ей этого недостаточно, ей хочется своей реализации, своего слова. А то, что я питаюсь ее соками и мотивируюсь в своей активности, вроде уже и денежки появились, нет, мало, не то, хочется своего. У нас есть идея, и на каких-то киностудиях даже были пробы — мы хотим сыграть лирическую, романтическую историю о влюбленной паре. Если кто отзовется, то мы открыты к этой теме.

«АиФ.ru»: — Тандем с сыном у вас уже случился...

В.Д.: — Вильям снимался, но ему не нравится этот процесс. Он очень независимый, ему не нравится, что его кто-то водит, ему что-то приказывают сделать. Он еще не почувствовал этот смак, соединение с задумкой режиссера, он все делает, как он считает правильным, и он больше изобретатель, как мне кажется. Его творческий потенциал проявится в изобретениях. Ему нравятся трансформеры, он их разбирает, соединяет, создает какие-то новые структуры и от этого получает воодушевление. У него невероятная коллекция трансформеров. Он артистичный, он поражает всех артистизмом ума, формулированием словосочетаний. Его речью заслушаешься. Недавно он сказал: «Мама, почему вы, взрослые, такие большие, а мозг у вас маленький. Мы — такие маленькие, а у нас мозг большой!» Забавно.

Онлайн-трансляцию с участием Вадима Демчога вы можете посмотреть здесь >>



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Можно ли одновременно эффективно работать и сидеть в гаджетах?
  2. В каких странах опасно пить воду из-под крана?
  3. Как действовать в случае пропажи ребенка?


Самое интересное в регионах
Роскачество