aif.ru counter
760

Владимир Долинский: «На зоне работал библиотекарем»

– Владимир Абрамович, вы снимаетесь и в сериалах, и в серьезном кино. Когда даете свое согласие на участие в каком-то проекте, больше исходите из профессионального интереса или из денежного фактора?

– Всегда по-разному. Есть проекты, в которых я снимаюсь с огромным  удовольствием.  Например, так было с сериалом  «Последний бой майора Пугачева», снятым  по рассказам Варлама Шаламова, где я  играл  военного врача. Последняя моя работа в кино – роль директора театра в фильме «Тупой жирный заяц» – тоже пришлась мне по душе. Это смешная история из жизни провинциальных актеров. В картине ярко выражена чаплинская тема. В ней есть боль и радость, смех и слезы. Все это мне очень близко. А есть проекты, соглашаясь на участие в которых я говорю: «За позор надо платить». Но даже в таких случаях, на основе не самого лучшего  материала я стараюсь сделать драматургическую работу.   Перед съемками я спрашиваю режиссера: «Текст «канонизирован»?» Если нет, я переписываю все реплики под себя, безжалостно редактируя текст. 

– Вы умеете торговаться за гонорары?

– Я никогда не торгуюсь, я говорю: «Я стою столько-то» – и жду реакции. Если для роли нужен именно я, то меня,  как правило,  берут.

– А каким  еще трудом помимо актерского вам приходилось заниматься?

– Когда меня на первом курсе выгнали из института, пришлось поработать буровым рабочим 6-го разряда. Потом, когда в 1973 году за торговлю валютой «загремел»  в лагерь на пять лет, там, на зоне, я работал библиотекарем,  каменщиком, поваром. Опыт разнообразный.  

Я считаю, что нет работы, которой можно стыдиться. Когда мне сейчас бросают в лицо фразу: «Как вы можете сниматься в этом ужасном сериале?!» – я говорю: «Я не отвечаю за весь сериал. Свою актерскую работу я делаю добросовестно и качественно».

– Вы много играете в антрепризе. Для вас это отдушина или заработок?

– И то и другое. У меня 6 антрепризных постановок. Я играю до 22 спектаклей в месяц, с которыми езжу по всей России. Для меня антреприза намного интереснее современного репертуарного театра. В государственном театре, прорепетировав год, после премьеры  режиссер может сказать: «Все – не получилось, списываем декорации,  завтра будем ставить новую пьесу – «Паутина в носу». И это называется творчеством. В антрепризе у нас нет права на провал. В антрепризе продюсер на тебя молится, он создает тебе условия, потому что, если ты плохо сыграешь и зрителю спектакль не понравится, он потеряет деньги. В антрепризе все заинтересованы в успехе. Антреприза для меня – возможность самому администрировать свою судьбу.

– Владимир Абрамович, расскажите о вашей семье.

– Жена Наташа – мое солнышко. Я счастлив, что ее встретил, мне неслыханно повезло в жизни. Это не первый мой брак – до Наташи я был несколько раз женат. Могу сказать: я ни с кем не был так счастлив. Мы встретились 20 лет назад и сразу поняли, что должны быть вместе. Роман наш был очень бурным, и мы почти сразу поженились. И с тех пор неразлучны.



– По дому ей помогаете?


– Руки у меня растут откуда надо, могу устранить протечку, привести в порядок любую вещь, а пылесосить в доме вообще моя обязанность.

– Вы очень много работаете для блага своей семьи. Как вы тратите деньги?

– На себя я деньги не трачу. Живу без заначек. Деньги в нашей семье – общие, они хранятся в тумбочке. Я только стараюсь контролировать процесс их расходования,  смотрю, чья рука – жены или дочки –  к ним тянется. Я осознаю, что мне кормить мою семью и сегодня, когда я в форме, и завтра, когда со мной может что-нибудь случиться. А как только ты становишься недееспособен, ты никому не нужен, и тебя забудут на следующий день. Не потому, что люди плохие, а потому,  что так устроена жизнь. У нас в стране больше нет социального обеспечения. У меня пенсия 2800 рублей, у жены – 2900 рублей. Как на это прожить?! Никак! Поэтому я много работаю.

– А модой вы интересуетесь?

– В юности я был страшным модником. Готов был отдать жизнь за рубашку с воротником «сопля», а за джинсы мог продать родину. Я делал мылом на голове кок, натягивал брюки-дудочки, надевал шузню на манке и оловянное колечко на палец. Такое было представление о шике. По мере взросления относишься к моде спокойнее. Главное, чтобы одежда была комфортной и аккуратной, чтобы в твоем облике не было старческой небрежности. Хотя воспринимать себя критично в пенсионном возрасте, наверное, непросто. Тестостерон уже не тот.

– А во что должна быть одета женщина, чтобы произвести на вас сильное впечатление?

– В форму. Это может быть стюардесса или женщина-военнослужащий. Я никогда не забуду то острое ощущение, которое мне подарила женщина – лейтенант пожарной службы. Это было в Белоруссии много лет назад. Она пришла ко мне в номер гостиницы. Даже сейчас вижу – как она снимает сапожки. Это было сильнейшее эротическое переживание.

– Вы вели две кулинарные передачи на телевидении. А сами любитель поесть?

– Я большой  поклонник итальянской, русской, кавказской кухни. Мои пристрастия – шашлычки, карпаччо, селедочка с картошкой под рюмочку водки и наваристая уха.

Беседовала  Татьяна Медведева



Еженедельный журнал «Всё для женщины» №40. В продаже с 2 октября.

Все права на данный материал принадлежат журналу «Всё для женщины».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы