aif.ru counter
240

Эдуард Радзюкевич: «Тяжело, когда нет семьи»

«АиФ. Здоровье» № 46. Правительство не позволит спекулировать на эпидемии свиного гриппа 12/11/2009

В своем амплуа

«AиФ»: – Однажды замечательный актер, который много играл в комедиях, мне сказал: «Представляешь, как это чудовищно – приходишь, а на тебя смотрят, как на клоуна, заранее улыбаются и ждут, что ты начнешь хохмить!».  Вы, наверное, в такой же ситуации?

Эдуард Радзюкевич: – Да нет. Мне приятно, когда на меня смотрят и улыбаются! Тем более что у меня уже были работы в телесериалах в другом амплуа. И в театре были. А в кино... ну, будут, наверное! Я же драматический артист! Я никогда не был по амплуа комиком, у меня даже фактура не комика! Фактура комика – это человек, на которого нельзя смотреть, не улыбнувшись, потому что он сам по себе настолько выразительный, настолько острохарактерный... Я – немножко другой.

«AиФ»: – И все же чаще всего вы выступаете в амплуа комика. Одна  юмористическая телепрограмма – «6 кадров» с вашим участием чего стоит! А бывает так, что ну не до смеха вовсе, а веселить народ приходится все равно?

Э. Р.: – Бывает. И довольно часто. Но, понимаете, я этим и отличаюсь от человека, который пришел из самодеятельности или откуда-то из другой специальности и попал на телевидение, где его раскрутили. Моя специальность, мое высшее гуманитарное образование – актер драмтеатра и кино. Я прошел эту школу. Причем я окончил лучшее театральное училище, которое существовало и существует на сегодняшний день – училище имени Щукина. И чего уж в меня вдолбили твердо, на всю жизнь, так это школу. И театральную дисциплину.  Любой актер государственного театра – это солдат, в жизни которого обсолютно все подчинено слову ДОЛЖЕН. И все наши невзгоды, и болезни, и желания.

Хотя я считаю, что если актер болеет, это непрофессионально. Актер не должен болеть. Все свои жизненные неурядицы я должен оставлять на вешалке, вместе с пальто, шляпой, своим костюмом, переодеваться и идти вперед. Зритель не должен ни видеть, ни понимать, что со мной происходит. Он должен получать то, за чем пришел.

Назло кризису

«AиФ»: – Сейчас все, кому не лень, ставят комедии, среди которых очень много низкопробной продукции. Как, по-вашему, эта тенденция будет продолжаться?

Э. Р.: – К сожалению, низкопробной продукции и в кино, и в театре, и на телевидении сейчас немало. Но потихонечку это время уходит. Зритель-то не дурак. И никогда им не был. Прошло то время, когда наша публика была всеядной. Нахлебался наш зритель всего, нагляделся и стал достаточно разборчивым. А сейчас тем паче люди всему цену знают.

«AиФ»: – Это вы о кризисе? Кстати, он как-то на том, чем вы занимаетесь, сказался?

Э. Р.: – В моей профессиональной деятельности кризис и не наступал. И (тьфу-тьфу-тьфу!) очень надеюсь, и буду делать все, для того чтобы он не наступил. Несмотря на непростые времена, народ, как ни странно, наоборот, стал больше ходить в театр! Я ездил по стране с несколькими антрепризами – очень много молодежи приходит. И это не может не радовать.

Хотя мне, как актеру, к кризисам не привыкать. Я окончил театральное училище в 1992 году, когда произошел очень страшный спад и многие театры просто пустовали, шел сильный отток зрителей. Жизнь была такая, что людям приходилось просто выживать... Но у нас на Руси нет ни одного периода, чтобы народ жил в благоденствии. Были какие-то устойчивые, может быть, десятилетия, и то относительно. Но чтобы всеобщая радость, счастье и благоденствие – такого не было! И сейчас бывает, что целые города отказываются от гастролей – не продаются билеты, и все! У всех не продаются, невзирая на регалии, раскрученность, популярность... Это нормально. Это – жизнь.

Папа в «ящике»

«AиФ»: – Ваш рабочий график расписан по минутам… На семью времени хватает? На воспитание пятилетнего сына, например?

Э. Р.: – Нет, конечно. Из-за моей вечной загруженности он меня редко дома застает. Говорят, иногда он даже телевизор целует, когда видит меня на экране…

«AиФ»: – И как реагирует на папу в «ящике»?

Э. Р.: – Очень живо! Помню, был случай с сериалом «Папины дочки». Там есть сцена, когда я прихожу в дом к героине Нонны Гришаевой и девочкам, сижу у них на кухне и говорю: «У меня нет ни семьи, никого, я очень одинокий и поэтому буду к вам приходить...» И когда я произнес это с телеэкрана, мой сын очень сильно возмущался. Говорил: «Как это нет? Чего он врет-то, что у него никого нет? А я? А мама? А бабушка, а дедушка?». Очень хочу, чтобы в ближайший год мне удавалось бы больше времени выделять для парня. Ему ведь скоро в школу. А я знаю, как тяжело, когда у тебя нет полноценной семьи.

Так у меня жизнь сложилась, что я на своей шкуре это испытал. Я хочу, конечно, чтоб у него была полноценная семья, чтобы он твердо знал, чувствовал, что у него есть отец и мать, которые его любят, которые всегда будут рядом с ним, которые, несмотря ни на какую сверхзанятость, всегда помогут. Очень хочется, чтобы мы с ним стали хорошими друзьями!

Болеть актеру – непрофессионально

«AиФ»: – Когда мы с вами договаривались об интервью для еженедельника «АиФ. Здоровье», вы сказали, что здоровья у нас нет никакого. Что вы имели в виду?

Э. Р.: – (Смеется.) Меня недавно уже спрашивали: «Как вы к здоровью относитесь?». Да безобразно мы все относимся к здоровью! У нас даже в поликлиниках отвратительное к нему отношение. И чтобы расхлебать все это безобразие, ни сил, ни средств, ни нервов не хватит! Вот уж действительно – можно жизнь положить, попытавшись восстановить свое здоровье!

А что до меня… Как-то так у меня сложилось, что я очень не люблю, во-первых, болеть, а во-вторых, ненавижу таблетки, лекарства и все прочее в этом духе. Ну а кто их любит? Хотя нет, встречаются люди, которые очень любят принять таблеточку, запить другим лекарством, а еще третьим залить сверху. И вот это состояние болезни для них – полный кайф оттого, что вокруг них все воркуют и носятся. Я так не могу! Я сразу себя чувствую беспомощным каким-то и начинаю вспоминать, что мне уже не так-то мало лет... Поэтому стараюсь все же здоровье поддерживать, успевать делать в этом направлении какие-то принципиальные вещи.

«AиФ»: – Зарядку, например?

Э. Р.: – Ну, зарядка – это само собой. Я ведь в свое время  и спортом серьезно занимался – легкой атлетикой, лыжами, борьбой, и в волейбол, и в футбол играл, и танцевал много, и каскадерил. Да и сейчас иногда приходится этим заниматься. Благо, сейчас все проекты и с танцами, и с пластикой, и с трюками разными. Перед съемками, бывает, минут по 30 приходится разминаться.  Конечно, все это я делаю уже не с такой легкостью, как, скажем, в 17, 20 или в 30 лет, но стараюсь пореже вспоминать о своем возрасте и держать себя в хорошей физической форме. Актер должен следить за своей внешностью. Потому что я и есть свой собственный рабочий инструмент! Другого инструмента у меня не будет! Нет у меня брата-близнеца!

Наша справка

Эдуард Радзюкевич родился 11 июля 1965 года в Петроза­водске. По окончании Высшего театрального училища им. Щукина основал с друзьями театр «Ученая обезьяна», в котором и работает до сих пор. Сотрудничает с московским комическим театром «Квартет» и Театром сатиры. Среди самых ярких телевизионных работ Эдуарда – закадровые тексты в передаче «Сам себе режиссер», участие в телепроектах «Дорогая передача», «Слава богу, ты пришел!», «Шесть кадров».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы