Примерное время чтения: 4 минуты
896

Как прежде, не получится. Какие интересы должно защищать новое кино?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Движущая сила аргументов 24/04/2024
Никита Михалков на открытии 46-го Московского Международного кинофестиваля.
Никита Михалков на открытии 46-го Московского Международного кинофестиваля. / Игорь Харитонов / АиФ

На 46-й Московский международный кинофестиваль (ММКФ), который сейчас проходит в Москве, приехали 129 иностранных гостей. В том числе это кинематографисты из недружественных стран. Почему по-прежнему находятся те, кто готов рисковать и привозить в Россию свои картины? Что можем мы сказать миру через наше кино? И о чём нужно говорить сегодня со зрителем?

Президент ММКФ Никита Михалков:

Наш зритель воспитан на русской литературе. Даже последний бомж, который никогда не читал Достоевского, он всё равно — человек Достоевского. Он, может, и фамилию такую не слышал никогда. Но писатель его знал. Мы же все от одного корня: можем украсть, а можем отдать последнюю рубашку другому человеку. И зритель — не элитарный, а обычный, тот, что приносит деньги в кассу, — должен понимать, кого любит тот, кто делал картину. И кого он, зритель, должен полюбить. Наша аудитория, воспитанная советским кинематографом и русской литературой, именно этого и от нового кино ждёт.

Сегодня, говоря об уехавших из страны артистах, писателях, продолжают проводить параллель с «философскими пароходами». Но тогда, в 1922-м, из страны были высланы величайшие умы и таланты. Их имена были столь велики, что уничтожить их было невозможно. Они потеряли Родину. И всю оставшуюся жизнь посвятили Родине. Думаю, не было бы «Тёмных аллей» Бунина, «Лета Господня» Шмелёва и всей великой эмигрантской культуры, которая очень выпукло показала страну — ту, которую они потеряли и которую любили.

Нынешние «деятели» уехали сами. Уехали из страны, где были востребованы. Где им платили большие деньги. Почему? СВО, агрессия? 8 лет бомбили мирных людей в Донецке — и никто не чесался... Да и сейчас одна часть страны воюет, а другая не знает, что происходит. Или не хочет знать.

Например, Слепаков*, отправившийся в Израиль. Тут он был популярен, интересен. Острые песни писал, фильм «Домашний арест» снял... ­Уехал и думал: всё останется, как прежде. А так не получается. Нет того интереса! Слушать этих людей сегодня — всё равно что читать каждый день одну газету от одного и того же числа. Существование их определяется лишь тем, как они страну, которую сами покинули, хают. Но на нелюбви ничего построить нельзя.

Как поступать с работами уехавших артистов? Вырезать их из фильмов и заменять сгенерированными компьютером изображениями? Это катастрофически невозможно.

Другой вопрос: а давать ли разрешительное удостоверение картинам, которые сняли люди, бросившие страну и обливающие её грязью? Ответ: нет.

Теперь про Московский международный кинофестиваль. В этом году у нас очень много гостей. Больше, чем в прошлом. Находятся те, кто сошёл с ума и решил получить неприятности у себя дома — из-за того, что приехал к нам. Почему они готовы так рисковать? Потому что думают, что мы правы. Таких много. Да, не у всех хватает смелости, это понятно, хотя и ужасно. Но когда человек уверен, что кто-то прав, и идёт к нему, потому что согласен с ним, — это как раз и есть то, чего мы добиваемся.

В следующем году мы надеемся провести на самом высоком уровне первую кинопремию Евразийской академии — «Бриллиантовую бабочку». Её смысл — в защите нравственных интересов, которые мы отстаиваем сегодня, встав во весь рост против цивилизованного мира. И по которым жили многие века.

 * Включён в список иноагентов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах