aif.ru counter
13.06.2019 00:10
837

Свалка где-то рядом. Рецензия на фильм «Большая поэзия»

© / «Большая поэзия» / Кадр из фильма

В День России в прокат выходит фильм Рената Давлетьярова «Донбасс. Окраина» — чуть ли не первое художественное высказывание о конфликте на востоке Украины. Конечно, косвенно о тех событиях говорили. И в очередной раз — в конкурсном фильме фестиваля «Кинотавр» — «Большая поэзия».

По сюжету картины два приятеля — Виктор (Александр Кузнецов) и Леха (Алексей Филимонов) — познакомились во время службы в армии, потом вместе повоевали на востоке Украины, а по возвращении на родину их взял под опеку их бывший командир. Пристроил в ЧОП — охранять огромную свалку в Подмосковье и изредка возить наличность для банка. В принципе, Виктор и Леха живут нормально, они даже ходят в местный литературный кружок, где со стеснением читают собственные плохие стихи и слушают плохие стихи таких же любителей.

Но однажды друзьям с риском для жизни приходится противостоять бандитам, которые грабили их банк, и они попали в поле зрения начальника службы безопасности этого финансового учреждения по фамилии Цыпин (Федор Лавров). Цыпину срочно нужны деньги, а быстро деньги можно только украсть.

Кадр из фильма «Большая поэзия»

Снявший «Большую поэзию» Александр Лунгин — сын знаменитого режиссера Павла Лунгина (который стал продюсером картины). В его послужном списке есть режиссерские работы (драма «Явление природы» 2010 года), но больше всего он работал сценаристом — к примеру, помогал отцу с фильмами «Дама пик» и недавним «Братством». Но его новый самостоятельный фильм попал в конкурс «Кинотавра» определенно не из-за семейных связей.

Заманчиво было бы сказать, что главным героем «Большой поэзии» стала подмосковная свалка — вполне реальная, кстати, расположенная рядом с московской Некрасовкой. Тем более что по фильму может создаться впечатление, что эта гора мусора как Эйфелева башня в лентах о Париже — видна из каждого окна, — но она и в самом деле находится прямо рядом с кварталами новостроек. Тогда и главные герои живут на этой свалке, мечтая убраться подальше, в мир модных блогеров и высокой поэзии, и фильм Лунгина-младшего обретает новый смысл и порождает новые аллюзии — мол, нельзя уехать со свалки, если свалка внутри тебя.

Но нет, это было бы, пожалуй, слишком прямолинейно.

А «Большая поэзия», скорее, о поствоенном синдроме; подобные фильмы в огромном количестве появились у нас в перестройку, а их авторы с разной степенью успешности пытались копировать подвиги еще одного обладателя этого синдрома, знаменитого Джона Рембо. Лучше всех получилось, кстати, у Алексея Балабанова, который, впрочем, никого не копировал, а просто снимал фильмы о братьях и их непростых отношениях. А вообще увлечение этим приемом шло волнами — сначала чудеса героизма показывали ветераны Афганской войны, потом — Чеченских. Сейчас к ним добавился еще один театр боевых действий.

Кадр из фильма «Большая поэзия»
Кадр из фильма «Большая поэзия»

В принципе, к конфликту на востоке Украины российские кинематографисты еще присматриваются. Всё, что связано с ним и с непризнанными народными республиками, слишком политизировано, и велика вероятность, потратив время, силы и средства на большой кинопроект, попасть в молоко. Давлетьяров рискнул, но вряд ли его увещевания о том, что нужно смотреть кино, а не заниматься поиском скрытых смыслов, услышит кто-либо кроме кинокритиков; любопытно, что этот поиск начался еще на этапе кастинга — режиссер рассказывал, что многие из приглашенных актеров отказались сниматься именно по политическим мотивам.

Лунгин пошел по другому пути и лишь обозначил проблему, причем мимоходом и так, чтобы слово «Луганск» — как место, где воевали главные герои — почти не несло самостоятельного смысла. Виктор и Леха такие не потому, что они побывали на востоке Украины и были там под бомбежками. Всё наоборот — они поехали туда, потому что они такие. Поствоенный синдром у них, похоже, с самого рождения, и вылечиться они не могут.

«Большая поэзия» вообще показывает — и медленно, на протяжении почти полутора часов создает — особенный мир, где этот синдром, пожалуй, едва ли не у всех действующих лиц, причем не только у тех, кто когда-то повоевал (а главный чоповец и Цыпин побывали в Чечне), но даже у вполне невинных младенцев.

Где эти младенцы смогли заработать данное заболевание — Лунгин-младший не говорит, а догадаться не получается. Возможно, виновата та самая свалка, которая всегда рядом.

Кадр из фильма «Большая поэзия»
Кадр из фильма «Большая поэзия»
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество