1119

Окно в российскую глубинку. Фильмы про жадного Гошу и доброго Ивана

Фильм «Пугало» режиссера Дмитрия Давыдова.
Фильм «Пугало» режиссера Дмитрия Давыдова. Кадр из фильма

Кинофестиваль в Выборге недаром называется «Окно в Европу» — он и проходит почти на самой границе с Финляндией, и отдельные фильмы-победители потом обычно показывались в Хельсинки. В этом году граница, конечно, никуда не делась, но даже в самом городе коронавирусные ограничения хорошо заметны — туристов из сопредельной страны нет, а поезд «Лев Толстой» пока отменен. Да и кинотеатры толком не работают не только в России.

Но даже в прошлые годы в «Окне в Европу» участвовали фильмы, которые, говоря образно, показывали жизнь с нашей, российской стороны этого «окна». Например, в 2019-м в конкурсе выборгского фестиваля была показана картина якутского режиссера Дмитрия Давыдова «Нет бога кроме меня», которая получила спецприз жюри «За лучшую мужскую роль»; в этом году Давыдов снова участвует в «Окне в Европу» — его следующая работа, фэнтезийная драма «Пугало», представлена в конкурсе «Выборгский счет» как триумфатор «Кинотавра 2020».

Феномен якутского кино труднообъясним. Такие фильмы — это истории, которые случаются с якутами; герои говорят на якутском языке (зрителям материковой России их показывают обычно с субтитрами), у них сложные и не всегда понятные отношения друг с другом. Бюджет у этих картин тоже небольшой, режиссеры работают в селах и городах, где живут сами, и снимают в ролях второго плана своих же соседей. Но сами истории получаются универсальными, и национальный колорит лишь добавляет ценности авторскому высказыванию. Так случилось с тем же «Пугалом», который на «Кинотавре» принес Давыдову Гран-при, а исполнительнице главной роли — актрисе и певице Валентине Романовой-Чыскыырай — приз за лучшую женскую роль.

У показанной в Выборге-2020 картины якутского режиссера Степана Бурнашева «Черный снег» тоже есть все шансы не остаться без призов — во всяком случае, если судить по рейтингу критиков. Шофер-дальнобойщик Гоша (Федот Львов) привозит из далекого города в свой родной поселок различные товары, а заодно — паленую водку, которая пользуется повышенным спросом. Гошу угрызения совести, впрочем, не мучают, и он не стесняется сдирать со своих земляков три шкуры (в данном случае — оленьи туши) за вожделенную огненную воду. Но жадность в итоге его подводит — чтобы не терять времени и не ждать ушедшего в запой напарника, Гоша пускается в обратный путь в одиночку. «Камаз» ломается на полпути, а во время починки тяжелая ступица падает на руку горе-водителю. И он остается один на один с морозом, снегом и бескрайней тундрой.

Сюжет «Черного снега» не слишком сложный, да и не новый; был, например, основанный на реальных событиях фильм Дэнни Бойла «127 часов», где в ловушку попадает альпинист в исполнении Джеймса Франко. Впрочем, борьба Гоши с самим собой и природой сняты мастерски; хотя определенные недочеты у картины есть — не все сцены являются необходимыми, некоторые лишь затягивают хронометраж.

А следующий фильм конкурсной программы «Окна в Европу» показывает зрителям жизнь отдельных обитателей села в Воронежской области, которым тоже приходится выживать в экстремальных условиях. Правда, эти условия они создают себе сами.

Режиссер Виталий Суслин на прошлогодний Выборг привозил драму «Седьмой пробег по контуру земного шара» — мрачную историю про художника, который работает охранником и никак не может пристроить свои работы. «Седьмой пробег...» остался без главных наград, но получил специальный приз жюри «за авторский взгляд, форматирующий реальность героя» и премию имени Саввы Кулиша «За творческий поиск».

В этом году Суслин снова в конкурсе «Окна в Европу» — с трагикомедией «Папье-Маше». В этом фильме уже знакомый зрителям главный герой — житель небольшого села под Воронежем Иван Сергеевич, история которого была показана на «Кинотавре 2017» в картине «Голова. Два уха». Играет этого персонажа (а фактически самого себя) непрофессиональный актер как раз оттуда, из глубинки, Иван Лашин; в фильме снималась ещё и его мать — тоже в роли самой себя.

В фильме «Голова. Два уха» простоватый деревенский скотник неожиданно попадает в руки городских мошенников — они надевают на Ивана Сергеевича дорогой костюм и отправляют его набирать кредиты; тот честно выполняет свою часть сделки, после чего остается у разбитого корыта и с огромной кучей долгов. Таких денег он никогда не видел.

Отрывки из «Головы...» есть и в «Папье-Маше», как и кадры с «Кинотавра», где Лашин поднимался на сцену сочинского Зимнего театра. Впрочем, жизнь его после того успеха не особо изменилась — он по-прежнему живет в своем селе, пытается продавать банки с маринованными арбузами на трассе и за еду помогает соседу управляться с хозяйством. Но теперь у Ивана Сергеевича проблемы с коллекторами, которые требуют вернуть кредиты, а заодно непонятная доброта местного участкового, который обещает помочь — но за ответную услугу.

Новый фильм Суслина получился похожим на сказку — с недотепистым Иванушкой-дурачком, злыми врагами, добрыми богатырями и победой всего хорошего над всем плохим. В финале Иван Сергеевич даже находит свою Василису Премудрую, но, возможно, это только кажется — или же режиссер приберег этот сюжет на будущее. Ведь это третье сотрудничество Суслина и Лашина, которое началось ещё в 2012 году короткометражкой «Ванька Тепляшин» — и вряд ли это сотрудничество завершится именно на «Папье-Маше».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество