1456

Очень обаятельный манипулятор. Леди Гага как главное лицо «Дома Gucci»

Кадр из фильма

Изнанка модных домов любопытна, но мало кому придет в голову три часа наблюдать за творческими муками Коко Шанель, придумывающей свой знаменитый твидовый костюм. Поэтому кинематографисты если и обращались к теме моды, то, как правило, не к истории успеха или вдохновения, а к связанным с этим миром скандалам, интригам и расследованиям. Режиссер Ридли Скотт не стал исключением: его фильм «Дом Gucci» посвящен закату знаменитой фамилии, а о том, чем знаменит этот бренд, почти ничего не рассказывает.

У основателя Gucci, итальянского предпринимателя Гуччио Гуччи, был успешный бизнес по производству модной одежды и аксессуаров. Ещё у него было несколько сыновей, управлявших семейным бизнесом после смерти отца в 1953 году. К середине 1970-х в живых остались лишь двое из них: живущий в Нью-Йорке Альдо Гуччи (Аль Пачино) и тосканский затворник и бывший актер второго ряда Родольфо Гуччи (Джереми Айронс). У обоих — по пятьдесят процентов Gucci и равные права на определение стратегии компании. Вот только оставить эту компанию им было некому.

Сын Альдо Паоло Гуччи (Джаред Лето) отчего-то возомнил себя великим дизайнером и революционером моды. Отец ласково называл его «мой идиот». А сын Родольфо Маурицио Гуччи (Адам Драйвер) учился на юриста и хотел жить как простой человек: ездил по городу на велосипеде и обедал в уличных кафе. К тому же он познакомился со сногсшибательной красавицей Патрицией Реджани (Леди Гага), но бдительный Родольфо сразу опознал в дочери владельца небольшой транспортной компании охотницу за деньгами и на всякий случай лишил сына наследства.

Но Патриция оказалась не промах. Она всё равно вышла замуж за Маурицио, сумела убедить его помириться с семьей: сначала с дядей Альдо, а потом и с отцом. Ну а после смерти Родольфо Маурицио с её помощью и под её влиянием решил взять полный контроль над Gucci, хотя и сам не понимал, зачем ему это нужно.

Всё это Ридли Скотт показывает очень подробно и со вкусом. Он не ограничивается скупым пересказом событий, а добавляет красок, о которых посторонний человек знать, разумеется, просто не мог. В подобных семейных предприятиях большинство решений принимает очень узкий круг родственников. То, что попадает наружу, редко сопровождается подробностями. Себе на помощь Скотт призвал нон-фикшн с изложением этой истории: книгу об отношениях Маурицио Гуччи и Патриции написала ещё двадцать лет назад журналистка, специалист в области высокой моды Сара Гей Форден. И весь фильм подводит зрителя к тому, что уже и так известно всем без исключения.

Кадр из фильма

Маурицио Гуччи расстался с Патрицией в 1985 году. Официально пара развелась лишь 9 лет спустя, а ещё через год бывшая жена заказала убийство бывшего мужа, чтобы предотвратить его следующий брак и снижение размера алиментов. Все причастные (одну из них — гадалку Пину Ауриемму — в картине сыграла Сальма Хайек) получили приличные сроки тюремного заключения. Патриция вышла на волю в 2016 году.

Наследников семьи Гуччи фильм, разумеется, возмутил: всё-таки её представители поколения 1970-х — 1980-х показаны Скоттом в далеко не самом комплиментарном виде. Но режиссер, пожалуй, и не стремился к этому: его картина хоть и основана на исторических фактах, но не является документальной. Это художественное произведение о людской жадности, непонимании и о больших деньгах.

Повествование с однозначным финалом требует определенного изящества, которого в «Доме Gucci» нет и в помине. Впрочем, Ридли Скотт и в недавней «Последней дуэли» тоже не стал мудрствовать лукаво, а лишь показал один сюжет с точки зрения трех персонажей, с каждым разом добавляя новые подробности и предоставляя зрителю самому решать, кто прав, а кто виноват.

В случае с «Домом Gucci» вина Патриции Реджани очевидна, и других мнений тут быть не может. Поэтому Скотт задается другим вопросом: насколько закономерен такой итог многолетнего брака, который проходил на фоне борьбы за контроль над модным домом? И ответа не дает. Зато с этим великолепно справляется Леди Гага.

У Адама Драйвера в этом фильме не слишком много возможностей проявить свой актерский талант, который отмечали даже в девятом эпизоде «Звездных войн». Его герой предельно одномерен: он тюфяк, легко поддающийся влиянию жены, и даже немного трус. Иногда, конечно, в нем проявляется нечто мужское, но редко и безо всякой системы. Паоло Гуччи — типичный непризнанный гений. Будь у него немного больше жестокости, мог бы получиться ещё один Джокер в исполнении Джареда Лето, но не сложилось. Даже роль Аль Пачино не предполагает каких-то хитрых трюков: это типичный итальянский бизнесмен в Америке, который, правда, не называет себя доном, хотя мог бы, если бы зашел чуть дальше в нарушении законов.

 Кадр из фильма
Кадр из фильма

А вот у Леди Гаги, которую до сих пор знают лишь как певицу, несмотря на номинацию на актерский «Оскар» (за мюзикл «Звезда родилась») и приз на телевизионной «Эмми» (за «Американскую историю ужасов»), в фильме Ридли Скотта фактически бенефис. Патриция Реджани в её исполнении — это умелый манипулятор, который может притвориться кем угодно и когда угодно. Это человек, у которого есть цель и который будет к ней стремиться, несмотря ни на что. Жизни родных и близких тоже не имеют значения. Эта Патриция могла заказать убийство экс-супруга, но не из-за каких-то денег, а потому, что тот её разочаровал.

Ведь в реальной истории (да и в фильме тоже) Маурицио не потянул Gucci, при нем модный дом едва не стал банкротом — и в начале 1990-х семья Гуччи потеряла над ним какой-либо контроль. Любопытно, что всё могло сложиться иначе, если бы он не расстался с Патрицией и позволил ей и дальше быть серым кардиналом семейного дела. Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но, возможно, сейчас Модный дом Gucci выглядел бы совсем иначе. Так, как нравилось Патриции Реждани.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах