Примерное время чтения: 10 минут
9636

От «Журавлей» к «Левиафану». Триумфы отечественного кино в Каннах

Сюжет 67-й Каннский кинофестиваль
fjcabrera / Flickr.com

14 мая во Франции стартует 67-й международный Каннский кинофестиваль. Россию в основном конкурсе представит «Левиафан» любимца мировых киносмотров Андрея Звягинцева. Это четвёртый полнометражный фильм автора, признанного многими критиками одним из лучших режиссёров страны.

Однако у Звягинцева были достойные соотечественники, картины которых не только участвовали в основном конкурсе, но и завоёвывали престижные награды.

Таковых множество, однако особняком вот уже 56 лет стоит лента Михаила Калатозова «Летят журавли», снятая в 1957 году.

Статья по теме: От Тарковского до Кончаловского: успехи отечественного кино в Венеции →

«Золотая пальмовая ветвь»

«Летят журавли» Михаила Калатозова

Фильм вышел на советские экраны в 1957 году и был принят зрителями довольно осторожно. Лишь 10-е место по итогам проката того года. Объясняется это в том числе тем, что картина оказалась в значительной мере новаторской. Она поражала зрителя оригинальной режиссёрской работой Калатозова, операторским мастерством Сергея Урусевского, но главное, что впервые в советском кино появился образ «хорошей плохой» героини. Вероника в исполнении Татьяны Самойловой изменила своему ушедшему на фронт возлюбленному, выйдя замуж за его брата. Всё, казалось бы, просто.

Однако Самойлова создала свой образ сложным, «двуслойным»: внутри Вероники живёт и другая она, глубоко переживающая за сражающегося любимого, сыгранного Алексеем Баталовым. Её чувства, движения, взгляды вкупе с мастерством постановщиков создавали параллельный мир, который заставлял зрителей сопереживать героине.

Но Никита Сергеевич Хрущёв не разглядел глубины в картине Калатозова, попросту окрестив Веронику «шлюхой». В результате в СССР о триумфальном моменте в истории советского кино вышла небольшая заметка в «Известиях»: «Фильм «Летят журавли» был показан ещё на второй день фестиваля. Он произвёл глубокое впечатление на публику и журналистов. Мировая печать посвятила ему сотни статей, в которых отмечала достоинства картины. Особенный успех имела Татьяна Самойлова». Ни имя режиссёра, ни имя оператора упомянуты не были.

Справедливости ради стоит отметить, что ранее фильм «Большой перелом» Фридриха Эрмлера был удостоен главной награды первого фестиваля — 1946 года, однако тогда приз разделили сразу 11 картин.

«Гран-при»

«Солярис» Андрея Тарковского

К моменту появления «Соляриса» в 1972 году Андрей Тарковский уже был известным режиссёром. Не только на родине, но и в мире. К тому моменту зрители видели уже и «Иваново детство», и «Андрея Рублёва». Первый победил в Венеции, второй взял второстепенный приз в Каннах. Третья попытка оказалась наиболее успешной — фильм получил второй по значимости приз, «Гран-при жюри». Однако поставленная по роману Станислава Лема картина, за монтаж которой режиссёр долго и безуспешно воевал с киностудией, получила награду в меньшей степени за кинематографические достоинства, заявлял потом исполнитель роли Криса Донатас Банионис. Это, считает он, скорее было актом поддержки Тарковского Западом. Зрители во время просмотра фильма смеялись и уходили из зала, говорил литовец.

В 1986 году ещё один выдающийся фильм Тарковского — «Жертвоприношение» — получит «Гран-при», однако представлял он на фестивале Швецию и был снят на европейские деньги.

«Сибириада» Андрея Кончаловского

Кинопоэма Андрея Кончаловского, взявшегося показать историю века через историю двух семей одной из сибирских деревень, с большим успехом прошла в Каннах в 1979 году.

Аплодисменты раздавались ещё до появления титров. И быть бы второй отечественной «ветви», если бы не «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы.

Однако Кончаловский говорил, что организаторы ещё за полгода до фестиваля обещали американцу главную награду, если он успеет закончить картину к киносмотру. При этом в том году «Золотая пальмовая ветвь» досталась также «Жестяному барабану» Волькера Шлендорфа. В итоге «Сибириаде» достался «лишь» «Гран-при жюри».

«Покаяние» Тенгиза Абуладзе

Следующий свой «Гран-при» Канн СССР получил спустя восемь лет, уже во время перестройки, в 1987 году. Картина, снятая с отсылкой к сталинским репрессиям 1937 года, стала знаковой. Режиссёр долгое время не мог приступить к съёмкам, так как в компартии считали, что фильм о том, как жертва репрессий раз за разом выкапывает труп умершего вождя, «слишком антисоветский». Однако с большим трудом «Покаяние» всё же создали, и немало усилий потребовалось, чтобы картину увидел зритель. Говорят, что на просмотре в Союзе кинематографистов после финальных титров возникла гробовая тишина, которую нарушил его председатель Элем Климов: «Я жизнь отдам, чтобы этот фильм прошёл».

И фильм «пошёл». В 1986 году — в СССР, а на будущий год — в Каннах, где получил второй приз.

«Утомлённые солнцем» Никиты Михалкова

Изначально фаворитом фестиваля 1994 года считался фильм поляка Кшиштофа Кесьлевского «Три цвета: красный», однако в ходе смотра в лидеры вышла картина Михалкова, которая предлагала зрителю взглянуть на события 30-х годов под несколько другим углом. В идейном отношении «Утомлённые солнцем» перекликались с «Сибириадой» брата режиссёра. Михалков, глубоко проанализировавший мотивы поступков как красных, так и белых, словно приходит к выводу, что «плохих нет. Все хорошие, и все жертвы». Такой же мотив пронизывал и картину Кончаловского. Жюри, в которое входил и советский актёр Александр Кайдановский, во главе с Клинтом Иствудом по достоинству оценило работу Михалкова, но «ветвь» всё же отдало никому тогда не известному Квентину Тарантино с его «Криминальным чтивом».

Российское кино в Каннах

С 1991 года наиболее престижных наград фестиваля Россия практически не видела. Исключение составили «Утомлённые солнцем». Однако ряд менее значимых наград отечественным фильмам всё же достался.

В 1992 году «приз жюри» получила «Самостоятельная жизнь» Виталия Каневского — драма, рассказывающая о нравах жителей советской глубинки в 50-е годы. Вскоре после этого произошло ещё одно знаковое для отечественного кинематографа событие, но со знаком «минус» — в 1998 году ни зрители, ни жюри совершенно не оценили великолепную ленту Алексея Германа «Хрусталёв, машину!», фильм освистывали и уходили из зала. Когда фестивальщики по достоинству оценили картину, было уже поздно.

Юрий Арабов годом позже был удостоен приза за лучший сценарий, написанный им «Молох» был снят Александром Сокуровым. Фильм рассказывает о жизни Адольфа Гитлера, его взаимоотношениях с Евой Браун. Годом позже великолепная игра Марии Мироновой, Марата Башарова, Марии Голубкиной, Александра Семчева, Марины Голуб и других принесла «Свадьбе» Павла Лунгина приз за «лучший актёрский ансамбль». Режиссёр успешно показал, что и о реалиях российской глубинки можно говорить на общечеловеческом языке, языке качественного европейского кино, а не изображать их лишь в сатирическом, пародийном ключе.

В 2007 году ещё один «актёрский» приз получил россиянин Константин Лавроненко, прекрасно сыгравший в неоднозначно воспринятой критиками картине Андрея Звягинцева «Изгнание». Артисту удалось выдающимся образом передать эмоциональное напряжение мужа, жена которого забеременела от другого. За один день герой Лавроненко потерял и семью, и лучшего друга, и бизнес. Жюри по достоинству оценило игру россиянина, назвав его «лучшим актёром».

В новом фильме Звягинцева, «Левиафане», снова не только сильный режиссёр, но и актёрский состав: в картине снимаются Алексей Серебряков, Елена Лядова, Владимир Вдовиченков. Возможно, и на этот раз российская лента не уедет без наград.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах