aif.ru counter
2284

Режиссёр «Апостола» Юрий Мороз: «Работать с Мироновым очень легко»

На счету режиссера такие любимые в народе телефильмы как «Каменская», «Братья Карамазовы» и «Апостол», который с успехом прошел на Первом канале.

Как продюсер Мороз работал над лентами «Ликвидация», «Стритрейсеры», «Волкодав», «Я остаюсь»

- Чем вы пользуетесь, чтобы всегда хорошо выглядеть?

- Я трудоголик, и это единственное, что меня спасает. Приходится много бегать и мало спать. Если достаёт совсем, лучший рецепт - выспаться

- Вопрос про фильм «Апостол». Вы меня извините, но невозможно воспринимать Фоменко как серьезного актера, это надо уж очень сильно абстрагироваться от всего его предыдущего «творчества».

- Прежде чем отвечать, скажу, что на данном проекте я продюсер больше, чем режиссер. Это не секрет. Этот проект начинал другой режиссер, я заканчивал. Тот режиссер, Иван Иванов, а я поставил свою фамилию, сказав, что я беру ответственность за картину, которая показывается перед зрителем. Отвечая на некоторые вопросы, буду делить мнение на продюсерское мое мнение и режиссерское. Есть решения, которые принимал режиссер, а я считал, может быть, не нужным вмешиваться. Про выбор Фоменко. Я понимаю, что актер, который так много работает на телевидении в качестве ведущего передач, шоу-мен, если он тратит столько времени на это, то ему к его несчастью придется потратить больше времени на то, чтобы зритель поверил, что человек, который только что представлял 50 блондинок, что это тот самый персонаж, который сейчас в картине. Это происходит у зрителя невольно. Жене Миронову не приходится бороться с этим. Чере 15-20 минут я его уже начинаю воспринимать как персонаж. Коле Фоменко тербуется для этого серия или две. Меня как зрителя он будил где-то после первой трети фильма. Я смотрел, правда, не частями, а целиком, когда материал был отснят. Он меня убедил, что может это играть. Если зритель не поверил Фоменко, это его судьба, он выбрал себе такой способ существования в искусстве, имеет на это право, а мы имеем право принять или не принять

- Миронов играл блестяще. Ему пришлось исполнить практически две роли, как это сказалось на процессе?

- Это никак не сказывалось на процессе. Думаю, что Жене было интересно, и ему понравилось эта роль, когда он прочёл сценарий. Я думаю, что это определило его согласие работать в фильме. Женя - уникальный актер. Я думаю, что он в своем поколении лучший. И одна из причин, по которой я согласился работать на этом проекте режиссером - возможность поработать с Мироновым на площадке как с актером. Мне было это очень интересно, понаблюдать, как он строит свою роль. Это любопытный процесс, заметный профессиональному взгляду. Я много с кем работал, но Женя обладает уникальной способностью, которую я не видел у других актеров. Он каждую сцену дожимает, из каждой сцены выжимает максимум того, что можно из неё выжать для этой роли. Я даже хотел составить в материалах, которые не вошли в картину, один эпизод пришлось переснимать, когда он после захвата поезда тащит на себе раненого, потом сцена, которая происходит, как он переживает по поводу того, что ребята погибли. Эта сцена была переснята. Если сравнить эти две сцены, то вторая более виртуозна по подходу, по началу, что он сделал. Он из неё выжал максимум, от начала до конца. Этому я у него научился, если об этом можно сказать, как кажду сцену доводить до 100%. Работать с Женей очень легко, не надо ничего объяснять. Он знает о роли больше, чем кто-то другой. Он сам легко выстраивает мизансцену, разводит, играет, режиссер ему нужен для того чтобы чуть-чуть направить в контексте других сцен в перспективе фильма. Поэтому очень легко работалось. Чем человек профессиональнеее тем меньше проблем.

- Мне кажется, к середине сериал выдохся, словно сценаристы закрутили хитроумную комбинацию и не знали, как из нее выпутаться. Что произошло?

- Тут такая история. Зрителю широкому до этого дела нет. Они видят продукт, который видят. Чтобы зритель все увидел, мы должны это снять. Для этого мы должны соблюсти экономические условия, нам нужны деньги для этого. Экономика производства на сегодня такова, что рост цен, который ощущают все, таков, что составляет в среднем минимум 50-60% в год. Вот бюджет братьев Карамазовых, которые я сейчас закончил, 12 серий. В этом году все то же самое, но 6 серий, стоят столько же. То есть шесть черий в этом году стоят как 12 в прошлом. Потому существует закупочная политика канала. Если ты произвел серию за 10 рублей, то канал ее у тебя купит за 9 рублей и не больше. Во-первых, нужно увеличивать количество серий. Не специально, а когда бюджет перехлестывает допустимый, тогда приходится за счет внутренних ухищрений немножко сериал растягивать. Была идея сделать на 2 серии меньше. Но экономика не позволила нам сократить фильм на 2 серии. У нас был 10-серийный вариант, этот же 12-серийный. Хотя мы понимали, что 10-серийный интереснее, динамичнее, но экономика заставила нас сделать сериал длиннее. От этого возникают какие-то провисы. Совершенно справедливое замечание.

- Я посмотрел внимательно весь фильм и мне не дает покоя мысль, чем же он кончился? Остался ли жив Апостол, его семья?

- Апостол жив, семья жива. Финальную часть снимал не я. Я не дистанцируюсь, просто объясняю логику. Финала было снято два. Первый остался, второй - все то же самое, только жена была одета в валенки, в том, в чем она была в тот момент. Когда это сняли и сложилось, поняли, что это правильно с точки зрения быта и логики развития сюжета, но не несет в себе никакой эмоции. Поэтому взяли второй финал, более отвлеченный, который оставляет больше вопросов, но пошли на него, чтобы получить маскисмальную эмоцию. Правы мы или не правы, сейчас трудно сказать, но как отвечал Фоменко, он ее в конце концов получил - семью, жену, ребенка, а на каком свете - уже не важно

- Вам не стыдно за «Стритрейсеров»? Может вообще не стоило снимать эту картину раз не хватило бюджета даже на нормальные машины?

- С точки зрения продюсера, это проект успешный. Когда у режиссера не получилось возможности снимать то, что он хотел, буквально за месяц до начала съемок, он выбрал этот и предложенных, и он его снял так, как снял. С точки зрения экономики у нас нет потерь, мы только заработали. С точки зрения повтора, во всем мире существет практика, когда берется большой успешный проект, и по нему делаются фильмы В, С и так далее. Это не новость, это способ заработать деньги. То, что на такой фильм пойдут, это был правильный расчет. Если кому-то не нравится, есть и те, кому нравится. Я не поклонник этого фильма и этого жанра, но с точки зрения продюсирования такого рода проекты успешны, и я думаю, что это не последний такой проект. Сейчас масса таких проектов возникает, которые даже позиционируют себя как открытые повторы, римейки. Это связано в первую очередь с тем, что страшный дефицит хороших сценариев. Это не мода на экранизации, просто классика - это хорошие книги, к ним обращаются, они всегда актуальны, это очень хороший материал, которого не хватает.

- Как вы выбираете сценарии, с которыми будете работать? Судя по вашему «послужному списку» вы берётесь за самые разные жанры и темы.

- Я берусь за то, что мне интересно. Есть какие-то наработки, которые из школы, из института, из уже виденного, прочитанного. Как говорят, режиссер - это кладбище неосуществленных замыслов. Наверное, так и есть, потому что целый ряд авторов, которых интересно было бы сделать, но по разным причинам ты не можешь этого сделать. Например, я любитель фантастики. Мне было бы интересно сделать Азимова. Но надо купить права, нужны деньги на серьезные съемки, и это такой дорогостоящий продукт, который здесь не окупится. Хочется это, что-то другое, но в итоге выбираешь то, что тебе нравится и что реально сегодня произвести. В некоторых случаях, как с фильмом «Точка«», который мне хотелось снимать, но было признано, что это слишком жестко. А потом прикинули, каков бюджет может быть, посчитали. Дорого. Но я отказался от своего гонорара, я стал в сопродюсеры, в итоге мы сняли картину за очень небольшие деньги, и она себя оправдала. Деньги были возвращены, но я сейчас рассказываю механизм, как происходит. Иногда просто зовут на проект - деньги есть, приходи снимай. А ты говоришь: мне неинтересно. В свое время мне был очень интересен «Волкодав», с которым я носился лет 5. Я подготовил бук с фотографиями актеров в гриме, с местами съемок, все делал, будучи режиссером. Сценарий был переведен на английский, немецкий, и с этоим проектом я пришел, и через какой-то время получил согласие запустить проект, но с другим режиссером, потому что на тот момент за него давали больше денег, чем за режиссера Мороза. Но мне предложили быть сопродюсером. И я согласился. Не потому, что я такой добрый, а потому что к тому моменту я подостыл к такого рода картинам, и потому достаточно легко отказался от съемок. Пути выхода на картину и просты, и витиевато-затейливы. Еще пример. Я пришел в редакторскую группу компании, где все рассказывают о прочитанном. И зцепились за один рассказ, который хорош, но непонятно, что с ним делать с точки зрения сценария. Через полтора меяца я принес сценарий на эту небольшую повесть. Но он сложен для производства. Поэтому он лежит и ждет своего часа, когда что-то произойдет

Комментарий ведущего: Конечным результатом «Волкодава» довольны?

Комментарий гостя:
Чем-то да, чем-то нет. Но тут уже определяется персоналия режиссера. Я бы снял другой фильм, который был бы ближе к первоисточнику. Лебедев пошел по другому пути. Я не могу сказать, что мне до конца понравился именно этот результат с этой системой координат, но я могу быть необъективным, потому что в голове уже снята другая картина, я их невольно сравниваю. Поэтому пусть лучше судят зрители.

- А вам не жалко было снимать Дашу в «Точке»? Очень жестокий фильм.

- Есть предыстория фильма. Он снят по книге. Есть первоисточник. А книга написана по рассказу. Это запись рассказа проститутки. Это почти документальная вещь, написана в этой форме, сохранена стилистика рассказа и то, о чем рассказывала, гораздо жестче, чем то, что есть в фильме. Есть два варианта - прокатный, самый жесткий, я сознательно сделал его таким, и второй - мягкий, для телевидения, в 2 раза облегченный вариант. Так действительность, которая существует, гораздо жестче, чем фильм. Можно делать вид, что это такие плохие девки, которым так им и надо, потому что они бляди. Вот пусть им за это и достанется. Я никого не защищаю, но там есть всякие девушки, есть, которым просто нравится, есть те, которые зарабатывают деньги, потому что у них есть обстоятельства. Это те люди, которые делают вид, что их нет, - неправы. То, что с ними делают, как их режут, выбрасывают из машин, закапывают об этом никто не пишет. Мы делаем вид, что этого нет. Потому что они плохие. Мы находимся в центре мегаполиса, где с каждого угла кричат: купи, возьми, на. Девушки находятся в самом центре и так же продают себя. Они находятся в ситуации рынка, и для меня эта позиция более честная, чем позиция известных девушек, которые бесконечно торчат в телевизоре и делают ровно то же самое и считаются медийными персонажами. Они продают себя. Чем они отличаются, не совсем понятно. Но почему-то одних на обложку, а других в подворотни. По сути это одно и то же. По результату - разные вещи. Конечно, жалко было снимать, но у меня Дашка снимается в тех ролях... Я физически не могу издеваться над людьми, я могу издеваться только над своими. Прежде чем предложить эти роли Даше и Вике, моей жене, были прдложения другим актрисам, которые говорили: это невозможно, я это играть не буду. Вика должна была играть другую роль, но после отказа это все сместилось. Я издевался над своими, не было другого выхода.

- А вы как нибудь влияете на Дарью в творческом плане? Контролируете её деятельность, может, советуете что? У вас бывают конфликты на этой почве?

- Конфликты бывают, как раз на этой почве. До слез с ее стороны. Я для себя сделал вывод, что она должна быть самостоятельной, должна уметь плавать без меня. Поэтому я влияю в смысле ее выбора, она со мной советуется, я хожу на все ее спектакли до премьеры, чтобы ей подсказать что-то. Она всегда прислушивается к моему мнению. Я не хожу на премьеры, потому что там уже результата, уже ничего не поменяешь. Особенно в кино. Все обсуждение происходит до того, как результат появляется. Тогда это продуктивно. На уровне нравится-не нравится - такого нет. Мы можем спорить бесконечно, но с каждым годом эти споры все жестче и острее, потому что она взрослеет. Она уже начинает отстаивать свою позицию и мы все чаще сталкиваемся, но мне это нравится, потому что это творческий процесс, и я вижу, как она становится все самостоятельнее и все больше не нуждается в этих подушечках, поддерживающих на воде. Сейчас выйдет «Живи и помни», картина по повести Распутина. Там работа, которую она делала без моей помощи. Я когда посмотрел сборку, я сказал: «Даш, я снимаю шляпу. Такая работа - это то, ради чего артисы идут в артисты. Это полное растворение тебя в персонаже. Я перестаю тебя ассоциировать с тобой. Будучи отцом, я не вижу там Дашу Мороз». Она все больше погружалась в професию, а теперь уткнулась в дно. Дальше идти очень сложно. Дальше начинаешь ходить по дну и существовать уже на этой плоскости. Она выросла. Я ее редко хвалю, но за эту роль похвалил. И очень рад, что она выросла в большую актрису.

- Не хотите взяться ещё за какую-нибудь экранизацию Достоевского? Как вы вообще относитесь к нему как к писателю? Как проходили съемки «Братьев Карамазовых»?

-Съемки проходили как обычно, снимали в Москве, в основном в Суздали, город сам. Это единственное место в стране, в котором сохранилось такое количество домов, площади, улицы, на которых можно работать. Слава богу, что сохранилось, что там нет рекламных плакатов, что там такая атмосфера. Если бы удалось его сохранить и дальше, то было бы совсем замечательно. Материал очень сложный. Для меня вдвойне сложный, потому что как правило режиссер старается в таких случах подстараховаться, взяв знаменитых артистов. С меня как с режиссера взятки гладки, всегда можно сказать: артисты не дотянули. Я все-таки взял актеров, которые находятся в той возрастной группе, что и герои Достоевского. И это в итоге получил я то, что хотел, я доволен тем, какие они получились. Для меня это было важно, потому что конфликт между Митей и Федором Палычем развивается вокруг женщины, и если бы я взял 40-летнего артиста на роль Мити, то я вынужден бы брать 65-летнего артиста на роль отца. Но тогда что же он так за Грушенькой? Он-то ей за чем? Возникает вопрос. Там открытым текстом написано, что все в порядке «с этим». Это уже отвлечение. Но я рисковал, потому что в силу обстоятельств, у нас актеры растренированы. Некоторые в театре, некоторые только в кино, нет навыка играть классику, а это умение носить костюмы, артикулировать тот текст, который написан. Здесь не так слово поставил - уже иначе. Конечно, это довольно сложный был момент, но мы его преодолели. В конечном результате на сегодня существует две версии этого фильма. Одна, которую увидят зрители - 8-серийная, которая сокращенная, в ней нет одной целой линии, связанной со Снегиревым, что в свое время сделали даже фильм Мальчики. Этого нет. Она сохранена в 12-серийной версии, которую увидят на Украине, и, может быть, в последующих показах увидят зрители российские, ну и на DVD. Сейчас у меня был последний день записи музыки, Юрий Башмет выступил как дирижер и солист. Это тоже очень важно - музыка для картины. Я доволен результатом. Сейчас должна состояться перезапись, думаю, что уже осенью картина выйдет.

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы