11699

Елена Вяльбе: я бы скорее упала сама, чем бросила флаг

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Как справедливо поделить «бюджетный пирог»? 24/02/2021
Елена Вяльбе.
Елена Вяльбе. / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

На открытии кинофестиваля «Окно в Европу 2020» состоялась премьера фильма Николая Хомерики «Белый снег». Эта картина – байопик советской и российской лыжницы Елены Вяльбе, в котором показана вся жизнь знаменитой спортсменки. Фильм начинается с детства в Магадане, когда юную Вяльбе (в этом возрасте её играет внучка Ангелина) пригласили в областную сборную; потом она завоевала звание мастера спорта СССР, её пригласили в сборную страны, она впервые стала чемпионом мира (во взрослом возрасте её играет Ольга Лерман). В финале картины показан чемпионат мира 1997 года в норвежском Тронхейме, где Вяльбе выиграла пять золотых медалей. В других ролях заняты Анна Уколова, Федор Добронравов, Надежда Маркина, Александр Устюгов, Екатерина Агеева, Дарья Екамасова.

После премьеры «Белого снега» АиФ.ru расспросил Елену Вяльбе о её впечатлениях от фильма, о спортивных чиновниках, о допинге и о том, как вернуть доверие российскому спорту.

«Белый снег» планируется выпустить в прокат этой зимой – его премьера намечена на конец февраля.

Игорь Карев, АиФ.ru: Какие у вас впечатления от фильма?

Елена Вяльбе: Знаете, я уже видела какие-то материалы, но та версия была слишком сырой, да и на большом экране фильм производит совсем другое впечатление. Поэтому я получила огромное удовольствие, испытала ностальгические чувства, на меня нахлынули воспоминания о показанных событиях.

– Сильные изменения в вашу биографию внесли сценаристы?

– Если и искажено что-то, то это лишь какие-то даты. Факты остались все. Вообще я в течение двух или трех месяцев рассказывала авторам фильма о своей жизни, из этих рассказов появился сценарий на двадцать серий, который потом сократили до одной. Я была почти на всех съемочных площадках, смотрела, как идет работа. Наверное, меня можно назвать консультантом фильма (улыбается).

– Вы сказали, что был написан сценарий на двадцать серий. А что в итоге не вошло в фильм?

– В тех двадцати сериях было очень много личного и даже не моего личного. Например, жизнь моих бабушки и дедушки – она вообще просится в отдельный фильм. Их семья была счастливой, но с трагичной судьбой. Всё-таки мой дед был репрессирован, отправлен в Магадан, а бабушка поехала за ним. Но эта история не стыковалась с основной линией, и от неё было решено отказаться.

– Вы не думали о том, чтобы сыграть в фильме какую-нибудь небольшую роль?

– Нет, вообще никакого желания не было. Но я очень горжусь своей внучкой Ангелиной. Она никогда не снималась в кино, и ей пришлось за короткое время освоить сценическое искусство, научиться кататься на коньках и лыжах. Причем на больших деревянных лыжах, на валенках – а это тоже своего рода искусство. И, кстати, после съемок она решила профессионально заняться лыжными гонками и записалась в секцию лыж. Не знаю, что получится, но дай Бог, пусть занимается.

– Детский профессиональный спорт в фильме показан достаточно жестоким занятием – маленьких детей заставляют поднимать тяжести, преодолевать свою усталость, заниматься через «не могу»…

– Если ты собираешься становиться профессионалом, идти до конца, то да, безусловно, это тяжело. Но, мне кажется, есть ради чего. Например, я выбрала это сама, и мне очень нравилось. Сыграла свою роль и личность тренера – тот человек, который взял меня в сборную Магаданской области, был настоящим педагогом-психологом. Он всех заманивал, вроде с шутками-прибаутками, но мы занимались с полной отдачей и реально были очень сильными в масштабе страны. В сборной СССР на протяжении многих лет обязательно были спортсмены из Магадана – и это заслуга Виктора Максимовича [Ткаченко].

– Есть один вопрос, ответа на который я в фильме не увидел. Почему всё-таки Елена Вяльбе бегала быстрее всех?

– О Господи! (смеется) Далеко не быстрее всех! Тренеры вообще говорили, что я не вовремя пришла в спорт, потому что моя лучшая форма всегда была за год до Олимпийских игр. Но когда я в сезоне 1988-89 годов попала в основной состав сборной, в команде кроме меня и Татьяны Бондаревой (сейчас она Кириллова) все остальные девушки хотя бы по разу становились олимпийскими чемпионками, и это о многом говорит. Конечно, я уверена, что мне и Бог что-то дал, и родители что-то дали, но когда ты выступаешь в сильной команде, расти как спортсмен гораздо легче.

– Спортивные чиновники в «Белом снеге» показаны не самым приятным образом. Они равнодушны к спортсменам, у них какие-то цели и задачи…

– А что, когда-нибудь было по-другому? В фильме они показаны даже, я бы сказала, добрыми.

– То есть вот эти жестокие люди – добрые?

– Да, вот это – добрые (улыбается). Я ещё застала те времена, когда нам, спортсменам, на Старой площади напоминали, что мы выступаем за Родину-мать, что мы должны достойно представлять страну. И те же чиновники потом зачем-то ездили на Олимпиады и чемпионаты и говорили нам те же самые слова.

– Может, это была своего рода моральная поддержка?

– Но это не моральная поддержка, и в таком виде подобная накачка может даже навредить – например, впечатлительный человек перед забегом вместо сна всю ночь будет переживать о том, что он кому-то что-то должен. Я считаю, что перед серьезными стартами напоминать о долге не нужно, достаточно помочь, объяснить и обсудить тактику. Но это поддержка другого уровня. И я, и тренеры нашей сборной сейчас делаем именно так.

– Возможны ли сейчас поединки российских лыжниц с соперницами из других стран, подобные тому, что произошел на чемпионате мира 1997 года?

– Женщин я очень жду, сейчас нет такой скамейки, которая была тогда. Но ситуация гораздо лучше, чем была десять лет назад. Мы уже конкурентоспособны, у нас девчонки заходят на пьедестал – может, не так уверенно, но зубы мы показываем. Десять лет назад всё было совсем плачевно. Но на самом деле во всех командах бывают и взлеты, и провалы. Например, в шведской команде есть такая тенденция – если бегают женщины, но не бегают мужчины, и наоборот. И у нас сейчас мужчины гораздо лучше, чем женщины.

– У нас за последние годы вышли «Легенда №17» о хоккее, «Движение вверх» о баскетболистах, сейчас в кино идет «На острие» о фехтовании, «Белый снег» выйдет в феврале – и напомнит зрителям о триумфе российских лыжниц в 1997 году. Как вы думаете, зачем нужны спортивные драмы о былых победах?

– Я думаю, что это одновременно и гордость, и почитание тех людей, которые сумели победить, несмотря ни на что. Ещё, наверное, это и форма патриотизма, чтобы показать детям – в этой жизни всё возможно, главное – иметь стержень, идти к цели и бороться. Ведь вся жизнь это борьба – с самим собой или тебя с соперниками. Но бороться надо честно.

– Вы о допинге?

– Да, он не допустим ни в каком виде.

– В фильме показано, как одна спортсменка из сборной попалась на допинге, что едва не привело к дисквалификации всей команды. Всё действительно было так серьезно?

– Знаете, у нас был настоящий шок. Ведь всё было хорошо, это был замечательный чемпионат, у меня были отношения с молодым человеком, мне нравился Тронхейм и его зрители, я не люблю, когда трибуны болеют за всех спортсменов, а только за своих. И вдруг в один момент эта идиллия закончилась. Я помню свои чувства до сих пор, и помню, почему произнесла ту речь, ни с кем не посоветовавшись. Но это было моё решение, и мне кажется, что если ты не прав, то должен извиниться. Меня воспитывали именно так. Сейчас, конечно, многие забыли, что тогда произошло, но, наверное, это и к лучшему.

Да, в памяти остаются только яркие и положительные моменты. Например, ваш финиш в эстафете с огромным российским флагом – он был очень впечатляющим.

– Конечно, в фильме мы показали этот момент и того человека, кто в этом виноват – но это художественное преувеличение, я до сих пор не знаю, кто мне дал этот огромный флаг. Слишком рано его вручили, мне ещё и бежать и бежать, а ветер действительно был очень сильным. Честно говоря, я очень, как говорится, «очковала». Норвежка быстро приближалась – если в начале отрыв составлял секунд сорок, то в конце уже всего семь. Ещё бы триста метров – и мы бы упустили победу. Но я и подумать не могла, чтобы бросить флаг, скорее, сама бы упала.

– Сегодня российский спорт находится под большим давлением как раз из-за допинговых скандалов. Проблемы с Олимпиадой, с выступлениями на чемпионатах. Как вы относитесь ко всему происходящему вокруг российского спорта?

– Конечно, проблемы с допингом в России есть. Но они есть и в любой другой стране – в Америке, Италии, Германии. И по количеству выявленных случаев употребления запрещенных препаратов мы далеко не на первом месте. Но обвинения российских спортсменов – это наполовину политические игры. Например, принятый в США «пакт Родченкова» вообще никаких доказательств не требует, достаточно звонка информатора – всех сгребут и увезут. С моей точки зрения это нонсенс, при таком законе даже WADA не нужна, и эта организация правильно реагирует на этот пакт отрицательно. Ведь в итоге всё это закончится тем, что останутся только американские спортсмены, которые будут побеждать сами себя.

– И что делать нам в этой ситуации?

– Терпеть. Бороться с допингом. И доказывать хорошими результатами, что мы лучшие, но так, чтобы вообще не к чему было бы придраться.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы