55989

Чемпион мира. Подлинная история матча Анатолия Карпова и Виктора Корчного

Первенство мира по шахматам 1974 года. Финальный матч претендентов Виктора Корчного и Анатолия Карповf (слева).
Первенство мира по шахматам 1974 года. Финальный матч претендентов Виктора Корчного и Анатолия Карповf (слева). / Дмитрий Донской / РИА Новости

​Начиная с послевоенного периода доминирование советских шахматистов в мире стало подавляющим. Корона переходила от одного отечественного гроссмейстера к другому. Что, конечно, не слишком радовало западную аудиторию.

Честь шахматной короны

Поэтому победа в 1972 году американского гения Бобби Фишера над Борисом Спасским был встречена на «ура». И, помимо всего прочего, использовалась Вашингтоном и в политических целях — вот, дескать, смотрите, свободный мир сокрушил Советы.

Неудача, что и говорить, задела представителей СССР за живое. Даже среди песен невероятно популярного в ту пору Владимира Высоцкого появилось произведение под названием «Честь шахматной короны», в котором данный провал представал в юмористическом виде.

А вот функционерам было не до смеха. Требовался реванш, и желательно как можно более убедительный.

До финального матча претендентов следующего цикла дошли два советских шахматиста — опытный Виктор Корчной и молодой и перспективный Анатолий Карпов. В матче до трех побед верх взял Карпов, которому и предстояло бросить вызов Фишеру.

Чемпион ввиду отказа оппонента

Спор о том, чем бы закончилось противостояние Карпов — Фишер, идет до сих. Но матч этот не состоялся из-за категорического отказа американца.

Фишер выставил Международной федерации шахмат (ФИДЕ) список из 64 требований. Несмотря на то, что многие из них были откровенно абсурдными, 63 удовлетворили. Но разгневанный чемпион на компромисс не пошел, отказавшись от поединка.

В результате в апреле 1975 года новым чемпионом мира был провозглашен Карпов.

Поначалу молодого советского гроссмейстера именовали «бумажным чемпионом», намекая на то, что корону он получил без борьбы. Однако своими выступлениями на крупнейших турнирах Карпов доказал, что является лучшим из тех, кто регулярно выступает в соревнованиях. Фишер же стал затворником, не принимая участия ни в каких состязаниях.

Западные СМИ загрустили — тема идеологического противостояния в шахматах, казалось, сходила на нет. В реальности, однако, все только начиналось.

Слева направо: Виктор Корчной, Анатолий Карпов, Тигран Петросян и Лев Полугаевский на торжественном закрытии 41-го чемпионата СССР по шахматам, 1973 г.
Слева направо: Виктор Корчной, Анатолий Карпов, Тигран Петросян и Лев Полугаевский на торжественном закрытии 41-го чемпионата СССР по шахматам, 1973 г. Фото: РИА Новости/ Игорь Уткин

Коммунист и «невозвращенец»

Один из сильнейших советских шахматистов Корчной по скандальности и вздорности характера если и уступал Фишеру, то не очень много. Он был убежден, что в СССР его «зажимают», ставят палки в колеса и не дают стать чемпионом мира, продвигая Карпова.

В 1976 году Корчной отказался возвращаться в СССР после турнира в Нидерландах. Интересно, что власти этой страны, поразмыслив, решили не предоставлять шахматисту убежища, и Корчному пришлось перебираться в Швейцарию, где к нему отнеслись более благосклонно.

В очередном отборочном цикле «невозвращенец» играл блестяще. Поочередно победив Тиграна Петросяна, Льва Полугаевского и Бориса Спасского, он получил право на матч за мировую корону.

Поединок Карпов — Корчной сразу приобрел политический окрас. Виктор Львович хорошо понимал, что такая постановка вопроса дает ему право рассчитывать на поддержку всех, кто недолюбливает Советский Союз. Помимо всего прочего, на этом можно было и неплохо заработать.

Матч проходил на Филиппинах — многолетний президент этой страны Фердинанд Маркос был настоящим фанатом шахмат и обеспечил солидный призовой фонд поединка.

Анатолий Карпов, 1981 г.
Анатолий Карпов, 1981 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Зловещий доктор Зухарь

То, что страсти будут кипеть не только на шахматной доске, стало ясно еще до начала матча. Корчной хотел играть под флагом Швейцарии, однако советская делегация указала, что гражданства этой страны у перебежчика нет. Препирательства закончились тем, что маленькие флаги, которые обычно ставят на игровой стол, убрали совсем.

Уже во второй партии матча Корчной предъявил Карпову претензии за... йогурт. В ходе игры чемпиону подали стаканчик с йогуртом, сделав это с некоторым нарушением регламента. Корчной разъярился: «Помощники Карпова сигнализируют ему, какой делать ход!»

Представители сторон, судьи и организаторы долго судили и рядили, но установили порядок подачи напитка Карпову в дальнейшем. Репортеры были в восторге — на подобные происшествия с интересом реагировала даже публика, крайне далекая от шахмат.

Шахматисты вообще люди довольно мнительные. Шум, скрип, покачивание соперника на стуле — вывести из себя гроссмейстера может любая мелочь. В команде Карпова в Багио приехал психолог Владимир Зухарь.

«Зухарь и в шахматы-то играть не умел, а ему вменяли в вину, будто он подсказывал мне ходы. Он был полковником медслужбы и приставлен ко мне в помощь как специалист по проблемам перегрузок и трудностей сна. К сожалению, Владимир Зухарь, неоднократно помогавший советским космонавтам, мне никак не пригодился. Нормализовать в Багио мой сон ему так и не удалось», — рассказывал впоследствии Карпов.

Виктор Корчной, 1984 г.
Виктор Корчной, 1984 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Однако Зухарь стал одной из главных фигур матча, по крайней мере, для Корчного и для западных журналистов. Дело в том, что сам доктор был убежден, что обладает некими парапсихологическими способностями, с помощью которых может подавлять негатив, исходящий от Корчного в сторону Карпова.

Ничего особенного Зухарь не делал — просто сидел в зале и смотрел на Корчного. Но гроссмейстеру с его подвижной психикой этого хватило. Заметив однажды Зухаря в зале, он стал совершенно по-детски возмущаться: «А чего он смотрит?»

Скандалист и террористы

У Корчного был свой арсенал приемчиков на грани фола, которыми он на протяжении всей своей карьеры выводил соперников из себя. И с Карповым тоже получилось.

Перед началом очередной партии чемпион отказался пожимать Корчному руку. Виктор Львович обратился к судьям — что, мол, за неуважение? Арбитры поинтересовались у Карпова, что происходит. Анатолий Евгеньевич заявил, что рукопожатие обязательным не является.

Как потом выяснилось, не выдержал Карпов оскорблений, которыми обильно сыпал Корчной в своих интервью.

Матч на первенство мира по шахматам между Анатолием Карповым и Виктором Корчным (слева направо) в Италии, 1981 г.
Матч на первенство мира по шахматам между Анатолием Карповым и Виктором Корчным (слева направо) в Италии, 1981 г. Фото: РИА Новости/ Дмитрий Донской

Но и это было еще не все — Корчной, если позиция на доске складывалась не в его пользу, мог запросто... обматерить соперника. Достаточно тихо, чтобы этого не услышал весь зал, но достаточно громко для того, чтобы Карпов понял, кем его считает претендент.

На фоне скандалов матч продолжался. Игрался он до шести побед одного из соперников, то есть общее количество партий было не ограничено. После победы Карпова в 17-й партии счет стал 4:1 в его пользу, и претендент снова начал чудить.

Взяв тайм-аут и уехав в Манилу, он устроил там пресс-конференцию, объявив, что борется с невиданными доселе «злом».

Корчной: «Особо я остановился на проблеме Зухаря. Я отметил, что советская „шахматная“ новинка была подготовлена еще к матчу с Фишером. Шахматист находится в гипнотической связи с психологом, который внушает ему, например, что он играет как Фишер и Алехин вместе взятые! Я заявил, что тандем Зухарь — Карпов непобедим; этого кентавра с головой Зухаря и торсом Карпова надо раздвоить, иначе матч невозможен».

Корчной пригласил на помощь американских йогов — Стивена Двайера и Викторию Шеппард. Журналисты выяснили, что американцы проходят по делу о покушении на индийского дипломата в Маниле и выпущены из тюрьмы под залог.

Советская делегация заявила протест: присутствие террористов в зале является событием из ряда вон выходящим. Сомнительных персон выставили из игрового зала, но Корчной взбодрился и выиграл очередную партию, сократив разрыв в счете.

Орден за победу

В 27-й партии, которая завершилась в 73-й день матча, Карпов одержал свою пятую победу.

Казалось, до окончательно триумфа рукой подать. Но чемпион к этому времени был физически и эмоционально измотан, у него пропал сон. А коварство безлимитного матча как раз в том, что здесь невозможно переждать и добиться успеха за счет ничьих.

Корчной же, наоборот, оказавшись на грани поражения, пришел в себя и заиграл просто отлично. За ним остались 28-я и 29-я партии, и счет стал 5:4.

Когда же в 31-й партии Карпов допустил ошибку и снова уступил, советская делегация оказалась на грани паники.

У Карпова была возможность взять тайм-аут, и он ею воспользовался. Пауза позволила чемпиону «перезарядить батарейки», и на 32-ю партию он вышел бодрым и готовым к борьбе. Что стало неприятным сюрпризом для Корчного, убежденного в том, что его соперник сломлен.

Впоследствии Виктор Львович заявлял, что во всем опять виноват доктор Зухарь. А еще некий помощник самого Корчного, «сливший» Карпову информацию о том, какой дебют разыграет претендент.

Партия была отложена на 42-м ходу белых, которыми играл Карпов. Позиция Корчного была проигрышной, и на доигрывание он решил не выходить.

В полдень 18 октября 1978 года в гостиничный номер Карпова постучали арбитры матча и представители ФИДЕ. Они принесли конверт с запиской Корчного, в которой он признавал поражение в 32-й партии. Матч завершился со счетом 6:5 в пользу Анатолия Карпова.

Чемпион приехал в СССР с триумфом, удостоился аудиенции у советского лидера Леонида Брежнева и был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Корчной, по большому счету, тоже не остался в минусе, превратившись в крайне популярную фигуру на Западе.

Спустя три года Корчной сыграет еще один матч за звание чемпиона мира с Карповым, но на сей раз преимущество более молодого гроссмейстера было подавляющим.

«В конце жизни Корчного мы были в нормальных отношениях»

Надо признать — Карпов и Корчной своим сражением с политическим подтекстом «раскрутили» популярность шахмат в мире до высочайшего уровня.

Что касается личных взаимоотношений, то они в мире древней игры сложны подчас без всякой идеологии.

В 2009 году Корчной в интервью изданию «Спорт Уик-Энд» сказал о Карпове: «Я не понимаю Карпова. У меня много противоречий с Борисом Спасским, но я понимаю его, хотя мы можем непримиримо с ним спорить. Но Карпова — не понимаю. Вероятно, мы из разных поколений, и что-то такое... не связывается. Да, мы способны анализировать общую партию, но даже в этом общем анализе он во всем видит свое преимущество. Иногда это выглядит смешно. Возможно, прежние амбиции... Но в целом у нас дипломатические отношения».

Когда в 2016 году Корчного не стало, Карпов в интервью ТАСС заметил: «Смерть Виктора Корчного — это очень печальное событие, большая потеря для шахмат... Безусловно, Корчной — это великий шахматист, мой исторический соперник. Когда-то друг, потом — враг. Потом — не могу сказать, что друг, но в конце жизни Корчного мы были в нормальных отношениях». Об их последней встрече во время турнира в Швейцарии Карпов вспоминал так: «Корчной также был среди почетных гостей, но, к сожалению, уже в инвалидной коляске и уже выглядел неважно. Увидел меня и обрадовался, но первой меня узнала его жена Петра, однако вида не подала, хотя и кивнула головой. Потом я подошел, остановился рядом, и Корчной говорит: „Вот Петра вас не узнала, а я-то узнал“. Это было достаточно трогательно».

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы