aif.ru counter
4363

Творение Гете покруче Фауста. Великое анатомическое открытие великого поэта

Гёте.
Гёте. © / Public Domain

В марте 1784 года известный поэт Иоганн Вольфганг Гете совершил открытие в области анатомии — он описал у человека так называемую межчелюстную кость. Сегодня это открытие признано научным миром, а тогда анатомы отнеслись к нему с большим скепсисом.

По свежим следам 27 марта 1784 г. он писал об этом своему близкому другу и знаменитому философу Иоганну Гердеру: «Я должен самым срочным образом сообщить тебе о счастии, выпавшем на мою долю. Я нашел не золото или серебро, а то, что доставляет мне невыразимую радость — межчелюстную кость у человека! Я сравнивал с Лодером человеческие и животные черепа, напал на след, и вот она передо мною».

Студент-чиновник

До сих пор эту кость иногда так и называют — «кость Гёте». А упоминаемый в письме Юстус Христиан Лодер заслуживает отдельного внимания. В 1781 г. он начал обучать Гёте анатомии, а через 3 года прилежный ученик уже сделал свое первое открытие. Занятия проходили в Йенском университете, но известный поэт не был великовозрастным студентом, в ту пору ему было уже немного за тридцать. Позже он даже стал преподавать анатомию художникам. Но вообще Гёте служил очень крупным чиновником при дворе Карла-Августа герцога Саксен-Веймарского и Эйзенахского. Среди прочего он курировал и университет в Йене, который в те годы был признанным научным центром в Европе. Лодер, будучи известным анатомом, преподавал в нем эту науку, а заодно ещё физиологию, хирургию и акушерство. Параллельно он занимал много важных медицинских постов в герцогстве, включая и должность лейб-медика Карла-Августа.

Русский след

К слову, Лодер с 1807 года работал в России и сделал тут головокружительную карьеру. Став не только лейб-медиком Александра I, но и видным организатором военно-медицинской службы в кампанию 1812 года и главным врачом Московского госпиталя. Ещё Лодер построил при Московском университете первый в России анатомический театр, в котором читал лекции студентам, а на Остоженке открыл первый фитнес-центр, в котором заставлял московскую знать пить искусственную минеральную воду собственного производства и приучал её к занятиям физической культурой. Все это даже осталось в народной памяти: обычные москвичи осуждали такое, на их взгляд, бесполезное времяпровождение, и говорили, что господа от нечего делать лодырничают или лодыря гоняют.

В Россию Лодер приехал со своей знаменитой коллекцией, в которой было более 4 тысяч анатомических препаратов. Между прочим, Гёте очень жалел о ней, ведь она составляла гордость Йенского университета и многие экспонаты были ему хорошо знакомы — он изучал по ним анатомию. Потом Лодер использовал их для обучения московских студентов, делая свои лекции очень наглядными. Интересно, что перед этим в 1818 г. всю коллекцию за 125 тысяч рублей у Лодера купил Александр I, а потом передал её в дар Московскому университету.

Сегодня это собрание препаратов хранится в анатомическом музее Первого московского медицинского института (Сеченовский университет), и по нему учились многие известные люди, включая и коллег Гёте по литературному цеху от Чехова до Арканова и Горина. Вот такая связь времен.

Кость Гёте.
Кость Гёте. Источник: Public Domain

Как усики Гитлера

Но вернемся к Гёте. Кость, которую он открыл, каждый может обнаружить у себя без всяких трудностей. Ориентир — четыре верхних резца. Эти самые передние зубы укоренены именно в кости Гёте (поэтому позже её официально стали называть резцовой костью). Вверх она идет до носа (как усики Гитлера), а вглубь — вклинивается в верхнее нёбо. Получается такая приличная косточка размером в 2–3 см. Невозможно поверить, что до Гёте анатомы не могли её не заметить. На самом деле они её видели, но... не считали самостоятельной костью. Они расценивали это образование как часть большой верхнечелюстной кости.

Открытие Гёте не в том, что он отыскал какую-то малюсенькую кость, которую никто не видел до него (именно так мы обычно оцениваем открытия в анатомии). Он убедительно доказал, что это отдельная кость, а не фрагмент всей верхней челюсти. Какое это имеет практическое значение для медицины? По сути, никакое — у человека межчелюстная кость и верхняя челюсть сращены, и с точки зрения практической медицины их можно рассматривать как единое целое — как одну кость (как это и было до Гёте).

Но для биологии это открытие имеет огромную важность. Например, можно сказать, что во многом из этого открытия выросла эволюционная теория Дарвина. Так считают многие ученые. Как это возможно?

Одна жизнь — один принцип

У животных, в отличие от человека, кость Гёте не сращена с верхней челюстью. И многие анатомы видели в этом различии доказательство особой природы человека, вырывающим его из мира животных и прежде всего кардинально отличающим от обезьян, с которыми у нас так много общего (наше сходство с приматами обсуждали задолго до Дарвина).

Гёте видел устройство природы иначе. Он считал, что она сделана по единому принципу, в основе животных лежит некий первичный костный (остеологический) тип. И каждая его «деталь» имеется как у животных, так и у человека. Во многом это подтверждалось наблюдениями: когда сравнивали скелеты млекопитающих и Хомо сапиенса (Гёте и другие ученые этим занимались активно), для любой кости животного находили аналогичную и у человека. Они могли сильно отличаться по размерам и форме. Однако их аналогичность подчеркивал единый принцип построения скелета. По сути, его нарушала только межчелюстная кость — она отсутствовала у человека.

Конкурент Дарвина

И вот Гёте удалось решить эту проблему, доказав, что это отдельная кость, которая в процессе внутриутробного развития у людей просто сращивается с верхней челюстью. Для этого он провел большие сравнительные исследования. Изучал черепа животных и человека, тщательно проследил их развитие у разных эмбрионов, в том числе и человека. Гёте писал в своем исследовании: «Даже на черепах неродившихся и малых детей встречается ещё след межчелюстной кости как рудимента; чем менее зрелы эмбрионы, тем отчетливее это видно».

Сравнивая и описывая скелеты разных животных, Гёте по сути выстраивал фундамент для будущего эволюционного учения. «Какая пропасть между межчелюстной костью черепахи и слона! — писал он. — И все же можно между ними вставить ряд форм, связывающих их». Дарвин на основе подобных сравнений построил свое эволюционное дерево, на котором одни виды животных превращались в других, а человек происходил от приматов.

Гёте видел это многообразие форм иначе. Он объяснял это метаморфозами — превращениями первичного типа в разных животных, в том числе в обезьяну и в человека. Но что какой-то вид приматов станет когда-то Хомо сапиенсом, он представить не мог. Один вид животных в другой вид, по Гёте, не превращается.

У Дарвина же это ключевой момент эволюции, благодаря которому возникают новые виды. Но самое интересное, что до сих пор это предположение остается гипотезой. Ни одного случая, когда какой-то вид трансформировался в другой, науке не известно. Для этого придумано много объяснений, но все это теория.

Так что, может, ученым ещё придется внимательнее присматриваться к теории метаморфоз Гёте, и её ждет реванш? Кстати, великий поэт занимался не только анатомией, но и многими другими отраслями естествознания, а объем его научных трудов больше, чем литературных произведений.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы