3185

Земля Франца-Иосифа. Как живет самая северная российская военная база

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Здесь тушат, там загорается... Как остановить лесные пожары? 26/05/2021
Касовня и радары.
Касовня и радары. / Фото: Сергей Осипов / АиФ

Корреспонденту «АиФ» удалось побывать на Земле Франца-Иосифа (для своих ЗФИ). Это 80-й градус северной широты. Отсюда до Северного полюса чуть более 600 километров, и это последняя твёрдая земля по дороге туда. Дальше — только лёд. 

На севере диком

Бравый солдат Йозеф Швейк искренне полагал: «У Австрии есть колонии, где-то на севере. Какая-то там Земля императора Франца-Иосифа». Архипелаг из 192 островов действительно открыла в 1873 г. экспедиция габсбургской монархии. Но осваивала его с тех пор только Россия.

Май месяц на ЗФИ — это вовсе не май месяц. Минус 17 градусов, холодный ветер, сугробы по 3 метра. Таяние снега начинается здесь с июня. К середине лета снег полностью сходит, и земля покрывается мхом и арктическими тюльпанами. Лето здесь короткое — пару месяцев — и не очень жаркое: плюс 5 градусов на солнце. 

Деньги 2.0

Основная часть обитателей ЗФИ служит в 71-й тактической группе Северного флота. Военные живут в новом — с иголочки — комплексе «Арктический трилистник» на острове Земля Александры. Он построен так, что все основные объекты — от военных до жилых и складских — находятся под одной крышей. Или до них можно добраться по крытым галереям без выхода на открытый воздух, температура которого зимой может падать ниже минус 50 градусов по Цельсию.

Внутри Арктического трилистника сухо и тепло.
Внутри «Арктического трилистника» сухо и тепло. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Группой командует подполковник Балабег Эминов. Про военные аспекты службы на севере он говорить не любит, а про бытовые особенности — пожалуйста: «За службу на ЗФИ военные получают коэффициент 2.0 — двойной оклад денежного содержания. Вместе с прочими северными надбавками рядовой, только что поступивший на контрактную службу, здесь получает от 35 тыс. рублей в месяц. Позднее придут деньги за выслугу, классность и прочее. Офицеры и прапорщики, понятно, получают больше. А вот питаемся мы все одинаково, в одной столовой. В принципе, питание на ЗФИ такое же, как во всей Российской армии. То есть нормы довольствия для всех одинаковые. Но на материке понимают, что здесь особые условия и недостаток витамина D. Стараются чаще завозить к нам свежие овощи, фрукты, зелень».

Подполковник Балабег Эминов.
Подполковник Балабег Эминов. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

В тот день, когда корреспондент «АиФ» работал в 71-й тактической группе, на обед подавали винегрет, сборную мясную солянку и запечённую курицу с рисом. На столах и правда были свежие овощи (огурцы, помидоры, редис, болгарский перец) и яблоки.

Столовая на базе. Приятного аппетита!
Столовая на базе. Приятного аппетита! Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Северная сила

Основное оружие 71-й тактической группы — дивизион берегового ракетного комплекса «Бастион». Он вооружён противокорабельными ракетами «Оникс» с дальностью до 600 километров. Именно на это расстояние к ЗФИ не сможет безнаказанно подойти ни один нежелательный корабль.

БРК Бастион к бою готов!
БРК «Бастион» к бою готов! Фото: АиФ/ Сергей Осипов

За небом над архипелагом наблюдает радиолокационная рота. Её антенны в белых радиопрозрачных куполах — характерная часть здешнего пейзажа. По словам начальника штаба 45-й армии ВВС и ПВО Северного флота генерал-майора Игоря Чуркина, раз в месяц в зоне ответственности здешнего ПВО появляются иностранные военные самолеты. Чаще всего — разведчики «Орион» из Норвегии. На днях над Баренцевым морем зафиксировали более редкую птицу: американский высотный самолёт-шпион U-2. 

Генерал Игорь Чуркин.
Генерал Игорь Чуркин. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Есть на островах аэродром Нагурская, который может круглогодично и практически в любых метеоусловиях принимать и выпускать все типы летательных аппаратов. Длина ВПП — 3500 метров — позволяет. Тут есть отапливаемые ангары для истребителей-бомбардировщиков Су-34. В этом году проверили возможность применения авиации в высоких широтах. Два истребителя-перехватчика МиГ-31 с Нагурской долетели до Северного полюса, отработали там и вернулись на ЗФИ.

Вместо сотовой связи тут — рации.
Вместо сотовой связи тут рации. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

База рассчитана на одновременное проживание 150 человек. Сколько их здесь сейчас — секретная информация. Как говорится, Арктика умеет хранить свои тайны.

Современная полярная форма.
Современная полярная форма. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Соседи и медведи

Помимо военных, на ЗФИ служат пограничники. Ещё есть отделение национального парка «Русская Арктика», охраняющее флору и фауну. Строительный участок «Запсибгазпрома» строит и обслуживает объекты Минобороны. Все прочие соседи военных на архипелаге — белые медведи.

Транспортник Ил-76 — частый гость на ЗФИ.
Транспортник Ил-76 — частый гость на ЗФИ. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Для человека белый медведь — это животное из Красной книги. А человек для медведя это — 80-100 кг вкусного и плохо бегающего мяса. Перед тем как открыть дверь «Трилистника», надо обязательно посмотреть в глазок. Медведь имеет цвет снега, а чёрный нос прикрывает белой лапой. В 2015 г. на архипелаге погиб человек, гражданский строитель. Медведь убил его одним ударом. Мясо с добычи зверь не откусывает — так устроены его челюсти, — а слизывает слой за слоем шершавым как наждак языком. Стрелять в медведей нельзя, это редкий вид. От медведей помогают взрывпакеты. Один майор с ЗФИ постоянно носит с собой дудку, которую порой используют на стадионах. Считается, что медведи боятся громких звуков, но что делать, если майору попадётся глуховатый медведь?

Жилой комплекс Арктический трилистник.
Жилой комплекс «Арктический трилистник». Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Чего здесь нет

Постоянного населения на ЗФИ нет. Военные служат здесь по полгода вахтовым методом. Шесть месяцев после этого они проходят курс реабилитации в санатории под Питером и отдыхают в заслуженном отпуске.

В составе тактической группы Северного флота на ЗФИ нет ни одной женщины. Говорят, они есть на погранзаставе, но их мало кто видел. 

Если в нынешней Чечне алкоголь продают по два часа в сутки, то на ЗФИ его не продают совсем. Не потому, что архипелаг живёт по законам шариата, а потому, что здесь нет магазинов. Деньги здесь тоже не в ходу, поэтому заодно на архипелаге нет ни одного банкомата. Возможно, через какое-то время здесь появится лавка «Военторга», но явно не в ближайшей перспективе. По крайней мере, в том караване, что только что пришёл на ЗФИ, не было ни кассы, ни прилавка, ни товаров. 

Караваны сюда приходят раз в год. Они привозят всё необходимое для жизни: топливо, еду, машины, стройматериалы... В списке несколько тысяч позиций: от бульдозеров до сигарет. Что забыли, доставляют самолётами.

Караван во льдах.
Караван во льдах. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Как не заболеть севером

Все люди на базе привиты от COVID-19. За состоянием здоровья следят три штатных врача и младший медперсонал. Диагноз и первичное лечение можно получить на месте: есть рентген и УЗИ. Доступна телеконференция с ведущими лечебными учреждениями Минобороны в Москве и Североморске. Но пока что самая частая причина обращений в здешнюю медчасть — простуда, которую лечат на месте.

Все привиты, но медицина не дремлет.
Все привиты, но медицина не дремлет. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

В «Трилистнике» есть сауна с самой северной в мире парилкой и дубовой бочкой, современный тренажёрный зал с навороченными аппаратами и старыми добрыми гирями. Заниматься можно после шести вечера.

Электричество для «Трилистника» и прочих объектов берётся из котельной. Она достаточно современная, хотя и работает на дизельном топливе. Чтобы не захламлять Арктику пустыми бочками, как было в советские времена, от порта до котельной проложен трубопровод. Стояла бы база в тёплом месте, а не на 80-м градусе северной широты — цены бы ей не было!

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество