1250

Пробить по базе. Как с помощью новых технологий ищут пропавших без вести

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Дары полей, садов и огородов 09/06/2021
В 2020 г. более 100 тыс. ДНК экспертиз помогли в раскрытии преступлений.
В 2020 г. более 100 тыс. ДНК экспертиз помогли в раскрытии преступлений. ЭКЦ МВД России.

Интерпол в июне запускает базу данных ДНК для выявления пропавших без вести.

О том, как в России с помощью ДНК-анализа ищут пропавших, раскрывают преступления и какая база геномной информации есть у нас, «АиФ» рассказал первый заместитель начальника Экспертно-криминалистического центра МВД России полковник полиции Эмиль Мусин.

– Эмиль Фаритович, если судить по сериалам и ток-шоу, анализ ДНК сегодня – практически главная экспертиза в полиции. Получается, за 10 лет наука так шагнула вперёд, что для раскрытия преступления эксперты сегодня чуть ли не важнее оперативников?

– Во-первых, работа по анализу ДНК-следов биологического происхождения, изъятых с мест происшествий, выполняется экспертами-биологами уже не один десяток лет. Первая лаборатория криминалистического ДНК-анализа открыта в экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД России в 1990 г. Сейчас такие лаборатории имеются в ЭКЦ МВД России и в 73 территориальных органах МВД.

Во-вторых, конечно, развитие метода исследования ДНК-следов биологического происхождения позволило повысить раскрываемость преступлений, в т. ч. дало возможность получить розыскную информацию по нераскрытым делам прошлых лет. Ежегодно экспертами МВД России исследуются сот­ни тысяч биологических следов. Например, за 2020 г. методом ДНК-анализа проведено 100 тыс. экспертиз и исследований, способствовавших раскрытию преступлений. Хотя это не значит, что эксперты важнее других сотрудников: в работе полиции не бывает мелочей или неважных задач.

Кого найдут по базе

– Даже дети знают, что раньше отпечатки пальцев с места преступления пробивали по базе. А сейчас есть такая же база ДНК?

– Геномная информация, получаемая в профильных лабораториях, составляет основу Федеральной базы данных геномной информации ­(ФБДГИ). Её массив формируется более 10 лет, ежегодно увеличиваясь на 100 тыс. генотипов. Проводится государственная геномная регистрация. Благодаря этому мы не только способствуем раскрытию преступлений, но и помогаем поиску пропавших без вести, устанавливаем личности неопознанных трупов. Например, в Томской обл. с 2010 г. три года оставалось нераскрытым одно убийство. В январе 2014-го гражданка, осуждённая за иное преступление и отбывающая наказание в Пермском крае, прошла процедуру обязательной государст­венной геномной регистрации. Данные её ДНК были проверены по ФБДГИ. Выявили совпадение генетических признаков с данными ДНК следов с места убийства в Томской обл. Следователи и оперативники выехали в Пермский край, где женщина заявила о явке с повинной и дала показания по обстоятельствам произошедшего. 

Фото: ЭКЦ МВД России.

– Исследования ДНК помогают только в раскрытии убийств и изнасилований? Какую-нибудь кражу по базе не будут проверять?

– Если раньше генетическая экспертиза в силу своей трудоёмкости и дороговизны назначалась исключительно по тяжким, резонансным преступлениям, то сегодня следы биологического происхождения, пригодные для получения геномной информации, отрабатываются при расследовании большинства преступлений.

Вот ещё один пример: в марте 2020 г. в Свердловской обл. у гражданина была похищена крупная сумма денег. В ходе оперативно-следственных мероприятий у потерпевшего изъят свёрток из газеты, на котором обнаружены следы биологического происхождения неизвестного лица. По результатам проведённой ДНК-экспертизы полученный генотип был проверен и поставлен на учёт в ФБДГИ. При проверке установлено совпадение с генотипом мужчины, который ранее был судим за совершение аналогичного преступления и в 2017 г. прошёл процедуру обязательной государственной геномной регистрации.

– А чьи ДНК-профили есть в федеральной базе?

– В базу данных помещается геномная информация лиц, осуждённых и отбывающих наказание за совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а также всех категорий преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Плюс неустановленных лиц, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий, и неопознанных трупов. Геномная информация содержится в базе данных в цифровой форме и используется для сопоставления профиля ДНК, полученного из изъятых с мест преступлений биологических следов, с геномной информацией лиц, представляющих оперативный интерес. 

Сегодня исследуют как отпечатки пальцев, так и геномные следы на месте преступления.
Сегодня исследуют как отпечатки пальцев, так и геномные следы на месте преступления. 

Не только преступники

– Будет как-то в дальнейшем база расширяться или только совершившие тяжкие преступления в ней останутся?

– Каждый год благодаря ФБДГИ мы устанавливаем свыше 5 тыс. фактов причастности лиц к совершению преступлений. Повысить результативность использования данных ДНК для достижения качественно нового уровня борьбы с преступностью возможно путём внесения в ФБДГИ­ как можно большего числа генетических профилей лиц определённых групп риска. Я считаю, надо расширить круг лиц, подлежащих учёту. Такие предложения поддержаны правительством, проект федерального закона принят Госдумой в первом чтении. В частности, в нём предлагается расширить перечень лиц, подлежащих обязательной государственной геномной регистрации, за счёт осуждённых и отбывающих наказание лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

– То есть если человек не подозреваемый, то он в базу не попадает?

– Есть вероятность попадания генотипов таких людей в ФБДГИ при поиске и идентификации неопознанных трупов, а также при поиске пропавших без вести. Для этого используется геномная информация следов с мест их последнего пребывания. И это срабатывает. По состоянию на 1 января в России в розыске находилось 30 тыс. граждан, пропавших без вести, в т. ч. 1 тыс. несовершеннолетних. В течение 2020 г. установлена судьба 9 тыс. из них. Розыск пропавших без вести связан с идентификацией неопознанных трупов. На 1 января идентифицирована личность 2,5 тыс. человек. Чтобы повысить эффективность розыска без вести пропавших, предложено включить их близких родственников в перечень лиц, подлежащих обязательной государственной геномной регистрации. Их геномная информация будет храниться в ФБДГИ до установления место­нахождения пропавшего, но не более 70 лет, и по их письменному заявлению может быть уничтожена. Соответствующий проект федерального закона готовится к внесению в правительство в этом году. 

- И всё-таки  люди опасаются оставлять такие  свои данные. Можно как-то использовать  геномную информацию  в других  целях?

- Основа производства экспертных исследований ДНК – обнаружение известных фрагментов (STR локусов) в составе участков ДНК человека, не несущих информации о внешнем облике, физиологических, медицинских или иных особенностях человека. Аналоги ФБДГИ существуют во многих странах мира. Набор STR локусов, исследуемый в отечественной криминалистике при проведении ДНК-анализа, совпадает с набором, исследуемым в большинстве стран, имеющих национальные базы генотипов, что с одной стороны позволяет обмениваться данными при осуществлении международного розыска, с другой стороны – не раскрывает этнические особенности генома граждан страны, сведения об их здоровье или предрасположенности к болезням.

14 тысяч образцов

– А как работает ДНК при раскрытии преступлений прошлых лет?

– Например, в 2009 г. в лесополосе в Авиастроительном районе Казани было обнаружено тело 30-летней женщины с признаками насильственной смерти. Раскрытие преступления стало возможным благодаря проведению значительного объёма экспертиз, в т. ч. исследованию изъятых с места преступления биологических материалов. В марте 2021 г. по подозрению в убийстве был задержан 48-летний местный житель. Следователи полагают, что он может быть причастен ещё к пяти преступлениям, совершённым в Казани с 2011 по 2017 г. в отношении женщин и девушек 17–35 лет, включая убийства. Задержанный признался и подробно рассказал об обстоятельствах совершённых преступлений. 

– Сколько может быть проведено таких экспертиз по одному преступлению?

– Нет такого критерия. Вот ещё пример. В Нижнем Тагиле в октябре 2018 г. в квартире пьяный мужчина несколько раз ударил ножом свою 36-летнюю знакомую. Затем совершил насильственные действия сексуального характера в отношении её 12-летней дочери, после чего задушил девочку. Покидая место происшествия, похитил принадлежавшие хозяйке квартиры ноутбук и планшет. Полицейские изъяли все записи с камер видеонаблюдения, установленных в магазинах и на домах в районе. Со слов свидетелей, которые в день преступления видели женщину с незнакомцем, составили фоторобот. Оперативники проверили все ломбарды города. Более двух лет продолжалась работа по установлению личности предполагаемого преступника. Было установлено, что он спрятал украденные вещи на одном из узлов теплотрассы. Сотрудники полиции предположили, что им может оказаться житель близлежащих домов, который хорошо ориентируется на местности. У 14 тыс. человек были отобраны образцы для сравнительного генетического исследования. В итоге удалось выявить родственников подозреваемого и выйти на его след.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество