aif.ru counter
12.12.2015 00:01
4198

«Я работаю мамой». Реальные истории приёмных семей

Наталия Константинова / АиФ

«Азбука приёмной семьи» — проект фонда «Арифметика добра», объединяющий уже более 300 приёмных семей: и опытных мам и пап, и потенциальных усыновителей. За год работы клуба своих родителей нашли 53 ребёнка из детских домов.

«Я работаю мамой»

«У нас все — наши!» — гордо говорит Даша. В её семье 8 детей. Идея взять приёмных детей из детского дома у них с мужем Андреем была всегда, с момента создания семьи. «Мы женаты уже 12 лет. У нас трое кровных сыновей. Даниле 12 лет, Михаилу 5 лет и Петру 3 года. Мы хотели дочку. Отправились за ней, но дочки не оказалось. Зато нам предложили познакомиться с мальчиком, ему тогда было 10 месяцев. Красивый здоровый пухляш. Вот он, наш восточный парень! Это Руслан, — рассказывает Даша, обнимая вьющихся вокруг неё малышей. — Я считаю, на всё воля божья, и судьба, значит, распорядилась так, чтобы мы взяли его». История продолжилась: затем Даша и Андрей взяли из детского дома 10-летнюю Дашу, потом в семье появились близнецы Денис и Владик, а последним пришёл малыш Гена: сотрудники органов опеки сами позвонили и сообщили, что внезапно без родителей остался 28-дневный малыш, и Даша с Андреем тут же поехали за мальчиком.

«Азбука приемной семьи»
Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

Как Даша всё успевает? «Я работаю мамой 365 дней в году, — смеётся Даша. — Всё можно решить. Просто нужно создать график. У нас он есть. Я полностью занимаюсь детьми, никто не должен быть обделён вниманием, любовью. И не только малыши, но и старшие. Они часто подходят — мама, поцелуй меня, обними меня». Андрей работает в полиции, и должность оперативного дежурного — в режиме сутки через двое — позволяет уделять внимание семье: «Нам было не страшно. Во-первых, и я, и супруга — из многодетных семей. А мой папа был приёмным ребёнком у своих родителей. Так что у нас есть опыт». 

Семья Андрея и Даши — новые члены клуба «Азбука приёмной семьи» фонда «Арифметика добра», но зато уже опытные родители. А у Галины и Владимира — другая история. Буквально три дня назад в их дом пришли 12-летняя Полина и её 9-летний брат Женя. И это у супругов первый опыт приёма в семью детей из детского дома. «Это решение пришло сначала мне, давно. Часто смотрели с дочкой передачу «Пока все дома», где рассказывают о ребятах в детских домах, и моя дочь — ей было тогда ещё лет 7 — сказала: «Мама, может быть, мы кого-то себе возьмём?». Прошло время, я переехала в Москву, вышла снова замуж. И как-то мы снова завели такую беседу с мужем. И он поддержал мою идею. Мы начали искать. Мы ещё не знали, что нужно учиться, готовиться, — рассказывает Галина. — Сначала мы заинтересовались двумя детьми, но оказалось, что их четверо — братья и сёстры. Но нам объяснили в опеке, что так не бывает — захотели детей, и нам сразу дали. Да и много нам четверых, мы ещё неопытные приёмные родители. Мы пошли учиться. Но само наше желание взять ребёнка органы опеки поддержали».

«Азбука приемной семьи»
Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

Просто «живчик»

У Полины и Жени есть старшая сестра и мама. Мама была лишена родительских прав, и дети в 2011 году оказались в детском доме. Сестра, у которой уже есть своя семья, хотела забрать их, но так пока и не сделала этого. Перед тем как уехать в Москву, Полина позвонила маме. Мама сказала ей: «Это ваша жизнь, вам и решать». Дети до сих пор часто звонят маме и сестре. Галина и Владимир не препятствуют этому общению. Важно, что в их доме ребятам комфортно. Но супруги понимают, что скоро начнётся период адаптации. «Конфетный период в какой-то момент пройдёт. Я знаю, что впереди серьёзная работа», — признаёт Галина. Про Женю, например, им говорили, что он плохо ведёт себя в школе, и они наверняка снова сдадут его в детский дом. А на самом деле Женя — обычный мальчик, просто «живчик», как говорит Галина. «Он просто ещё не научился слышать людей. И его защитная реакция — «Не знаю». Ничего дурного он не делает. До второго класса у него были серьёзные проблемы в школе. Нет стимула, нет привычки стараться. И наши трудовые будни уже начались», — рассказывает Галина.

«Азбука приемной семьи»
Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

«В принципе, школа приёмных родителей стопроцентно всему не научит, — добавляет Владимир, муж Галины. — Знания даются по крупинкам, но общей картины нет. Но всё равно ШПР полезна. Клуб же даёт дополнительные ресурсы. Это и встречи, и общение с родителями, с психологами». А Галина вспоминает свой опыт участия в мероприятии фонда «Арифметика добра»: дети из детских домов и потенциальные приёмные родители осенью выезжали дружной компанией в путешествие в Казань. «Это дало очень много! Там мы общались с подростками, и я поняла, что не надо бояться брать взрослых детей из детского дома. Мы тоже сначала хотели взять ребёнка до 10 лет, а потом чуть сдвинули возраст. Хорошо, что в документах мы указали возраст до 12 лет. Благодаря этому мы смогли взять в семью Полину».

«Азбука приемной семьи»
Диана Машкова в центре. Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

Как отмечает Диана Машкова, руководитель клуба «Азбука приёмной семьи», многие, кто готов усыновить ребёнка из детского дома, рисуют себе в мечтах некую идеальную картинку. Усыновить подростка с его сложностями и проблемами готов не каждый. «Но грудничок — это, по сути, «кот в мешке»; неизвестно, какой у него характер, нет окончательной картины здоровья: многие генетические заболевания проявляются только к трём годам, а подросток весь как на ладони, — говорит Диана Машкова. — И большое заблуждение считать, что подросшим детям уже не нужна семья. Всё равно, мол, скоро покинут детский дом и заживут своей жизнью. Как показывает практика, не заживут, большинство из них просто не справятся с жизнью. Любому ребёнку нужна семья, нужна материнская ласка и поддержка со стороны отца, что немаловажно, учитывая, что в детских домах вообще работают почти одни женщины». А дети, остающиеся в системе и потом выходящие из ворот детского дома в неожиданную и пугающую их свободу, оказываются в положении зверят из зоопарка, которых вдруг решили отпустить в дикую природу. Они не подготовлены к реалиям жизни. Кто-то не умеет включать кухонную плиту, кто-то за один день спускает накопившиеся на сберкнижке социальные выплаты и потом живёт месяцами впроголодь, не зная, где и как найти работу. Да и не зная, кем вообще быть, ведь часто у воспитанников детских домов нет никакой мотивации к учёбе, и профессию они себе выбирают заранее очень редко. При этом в наших детских домах подростков более 70 процентов.

«Азбука приемной семьи»
Волонтёры фонда. Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

Семья — условие выживания

«Никакой базы ресурсных приёмных родителей у нас в стране пока, к сожалению, нет, — подчёркивает Диана Машкова. — Создавать её сложно, над чем мы и бьёмся. Вообще, это уже переходит в ранг национальной трагедии: осиротевшие дети брошены нами, обществом, на произвол судьбы. Мало кто осознаёт, да и вообще мало кто задумывается, что семья для любого ребёнка, и для подростка в том числе, даже если ему уже 16 лет, — это условие его выживания. Ему нужно помочь встать на ноги — не деньгами, а советом, опытом, наставничеством, научением. И чем больше лет ребёнку, тем меньше у него жизненного времени для овладевания таким знанием жизни. Вот почему мы с помощью работы клуба стараемся и популяризировать идею принятия детей в семьи, и поддерживать тех, кто уже решился на этот шаг».

«Азбука приемной семьи»
Фото: Фонд "Арифметика добра"/ Наталия Константинова

«Идея клуба «Азбука приёмной семьи» — крайне востребованный формат, — признаёт Армен Попов, генеральный директор Центра развития социальных проектов, член совета Министерства образования и науки России по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, создатель порталов «Усыновите.ру», «Усынови, Москва». — Приёмным родителям Москвы и других регионов важно общаться между собой. Это придаёт и ощущение значимости того, что они делают. Вообще, эту идею нужно поддерживать и развивать». 

По официальным данным, в наших детских домах живут 87 000 сирот. «90 процентов из них никогда не встанут на ноги, не смогут социализироваться, — отмечает Диана Машкова. — Кто-то попадает в тюрьму, кто-то спивается, кто-то кончает с собой — и всё это происходит от ощущения ненужности и от незнания жизни. Эти дети лишены жизненных навыков, которые прививаются только в семье. Наше бездействие в итоге становится бедой — и для конкретного человека, и для общества в целом. Но радостно признать, что ситуация постепенно меняется. Появляются семьи, которые не остаются в стороне, а занимают активную позицию. И становятся родителями детей из детских домов. Кстати, не надо вообще бояться перспективы такого окончательного решения. Ведь если вы даже не можете забрать ребёнка в семью, есть гостевой режим, когда в ходе дружбы и плотного контакта с ребёнком вы выступаете в роли наставника. Это уже немало — научить ребёнка элементарным вещам: помыть полы, приготовить обед. Научить его и психологическим навыкам — взаимоотношениям с людьми. Это и есть научение жизни».

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество