1230

В уходе по собственному желанию. Какие условия в домах престарелых в России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Как строили раньше и как строят сейчас? 12/05/2021
Волонтеры благотворительного фонда «Старость в радость» вручают подарки жителям дома-интерната для престарелых и инвалидов в селе Сосновское Омской области.
Волонтеры благотворительного фонда «Старость в радость» вручают подарки жителям дома-интерната для престарелых и инвалидов в селе Сосновское Омской области. / Алексей Мальгавко. / РИА Новости

Почему в пандемию в европейских домах престарелых люди умирали, как мухи, а в России нет?

Принято считать, что в домах престарелых доживают свой век лишь самые несчастные старики, о которых больше некому позаботиться, и что жизнь там тоже не сахар. Так ли это?

Когда старость смогла

Например, в плане защиты от коронавируса ситуация в России в этой сфере оказалась много лучше, чем на Западе. По данным ВОЗ, в 2020 г. в Италии, Испании, Франции, Бельгии, Ирландии на такие учреждения пришлось более половины смертей от коронавируса, а из-за массового заболевания персонала и отсутствия ухода маломобильные пациенты оказывались с болезнью один на один. В США в общем числе умерших от COVID-19 доля пациентов домов престарелых составила 27%, а в некоторых штатах и более. Не последнюю роль в этом сыграло отсутствие необходимых ограничений в режиме посещения домов престарелых. 

И невозможное возможно

Тем временем в России уже в апреле 2020 г. все стационары соцобслуживания, в которых проживают пожилые люди, были закрыты на карантин. «В ряде стран Запада смертность от COVID-19 в пансионатах для престарелых превышала 50%, — рассказал „АиФ“ председатель правления Ассоциации специалистов сферы социально-медицинского ухода „Патронаж“ Алексей Сабадаш. — В России же были приняты быстрые и беспрецедентные меры: например, поставщики негосударственных соцуслуг потратили дополнительно 15% от общих своих затрат на закупку СИЗ, переделку карантинных отделений, разделение воздушных потоков в помещениях. У нас ввели запрет на свидания с родственниками — было разрешено только помахать своим близким из-за забора рукой или пообщаться по видео. Доставку любых продуктов строго регламентировали. В итоге доля смертности от коронавируса в домах престарелых не превысила 10% от общего числа ковидных смертей в стране».

Однако защита от COVID-19 — не единственное, чем эти дома могут привлечь тех, кто хотел бы переселиться туда сам или поселить там своих близких. По набору услуг некоторые такие пансионаты похожи на 4-звёздочный отель, и попасть туда, как оказывается, вполне возможно. 

Волонтеры благотворительного фонда «Старость в радость» вручают подарки жителям дома-интерната для престарелых и инвалидов в селе Сосновское Омской области.
Волонтеры благотворительного фонда «Старость в радость» вручают подарки жителям дома-интерната для престарелых и инвалидов в селе Сосновское Омской области. РИА Новости/ Алексей Мальгавко.

Что выбрать, если денег нет?

Первые частные учреждения для содержания престарелых появились в России в 2007 г. и сегодня действуют во всех крупных городах, предлагая обслуживание «по евростандартам», комфортное проживание, сбалансированное питание и разнообразный досуг. По данным, которые предоставила «АиФ» пресс-служба Минтруда, в России сегодня 1,5 тыс. стационарных организаций соцобслуживания, включая дома-интернаты для престарелых и инвалидов, ветеранов войны и труда и т. п. — в них проживает 300 тыс. граждан. В некоторых регионах сохраняется очередь на размещение в таких организациях — в целом по стране 3 тыс. человек. В государственных домах-интернатах стоимость проживания — от 20 до 40 тыс. руб. в месяц. Однако по регионам эти цифры очень разнятся. Так, например, в Брянской обл. — 15 тыс. руб., в Москве — 90 тыс., в Ханты-Мансийском автономном округе — 113 тыс. в месяц.

В региональные реестры поставщиков соцуслуг включены 255 негосударственных стационаров. При этом средняя себестоимость проживания в подобном пансионате — от 50 тыс. руб. в месяц. В наиболее продвинутых из них стоимость пакета услуг — 80–150 тыс. руб., а кое-где до 300 тыс. и более. Безопасность там, как говорят их хозяева, возведена в ранг религии: оборудованы, например, специальные «негорючие» капсулы безопасности — комнаты, где во время пожара можно переждать, пока придёт спасение. Они выдерживают напор огненной стихии в течение 2 часов. А кроме того, есть безбарьерная среда, вместительные лифты и проч. Имеется всё и для борьбы с инфекцией: приёмно-карантинные отделения, независимая вентиляция в комнатах, в каждой просторные индивидуальные санузлы и личное пространство. 

Нередко можно видеть объявления заведений, которые обещают те же услуги, скажем, за 20 тыс. руб. Но верить им не стоит: за такие деньги в домах, рассчитанных на несколько человек, может в действительности жить не один десяток стариков — с минимальным уходом, без огнетушителей, систем оповещения о ЧС, лифтов для лежачих больных и проч. 

По сути, выбор таков: или качественно и дорого, или доступно по цене, но с плохим сервисом. Понятно, какой пансионат выбрать, когда денег хватает. А если их нет? На что может хватить обыкновенной пенсии?

Оказывается, и на вполне достойную жизнь в лучших частных пансионатах — но при соблюдении ряда условий. Согласно Федеральному закону № 442 «Об основах социального обслуживания граждан», частные учреждения, включённые в реестр поставщиков соцуслуг, могут получить компенсацию из средств региональных бюджетов. Кроме того, как сообщают в Минтруде, в Красноярском крае и трёх областях — Московской, Ярославской и Калининградской — началась апробация государственного (муниципального) заказа, в рамках которого будет оказана финансовая помощь 50 тыс. граждан, нуждающимся в соцобслуживании. А в целом в 2020 г. из региональных бюджетов на предоставление услуг в сфере соцобслуживания негосударственным организациям было направлено 12 млрд руб.

Иначе говоря, пожилые люди могут оплачивать только часть стоимости проживания и услуг в пансионате — за счёт 75% от своей пенсии или совокупного дохода. Остальное компенсируют соцслужбы регионов. Как уточняет Алексей Сабадаш, такая компенсация в Москве до февраля 2021 г. составляла 70 тыс. руб. в месяц, в Московской обл. — 46 тыс., а в ряде регионов — 18 тыс.: «При этом себестоимость ухода за человеком — проживание, четырёхразовое питание, сангигиена и небольшие занятия — 55 тыс. руб. в месяц. В Европе с этим зачастую проще: в Австрии нуждающемуся в уходе человеку государство выделяет некую сумму, скажем, 1,5 тыс. евро в месяц, а дальше он решает, как использовать деньги: отдать родственникам, которые будут о нём заботиться, или оплатить пансионат. А во Франции при стоимости пребывания в пансионате 3 тыс. евро в месяц 1 тыс. платят социальные службы, ещё 1 тыс. идёт за счёт медстраховки и 1 тыс. — за счёт пенсии.

В России будущий постоялец частного дома престарелых должен соответствовать ряду критериев. Это совокупный доход ниже 1,5 МРОТ (в Москве, например, это 27 тыс. руб.), отсутствие родственников, с которыми он проживает и которые могут о нём заботиться, отсутствие договора ренты с пожизненным содержанием. И главное — контролирующие органы должны признать, что его состояние требует ухода в стационаре. После этого ему могут выдать направление получателя соцуслуг, порекомендовав ряд учреждений. Эта система позволяет устроиться в любой пансионат, будь то государственный либо частный.

Но сориентироваться в предлагаемом обширном реестре не всегда легко. Выбирать можно, например, по цифре суммы компенсации». 

Где найти «достойную старость»

«В частных пансионатах людям старшего возраста зачастую лучше, чем дома, где они считают себя обузой, — говорит руководитель первой российской частной компании, занявшейся созданием и содержанием домов престарелых, „Сениор Групп“ Алексей Сиднев. — При словах „достойная старость“ мы обычно представляем хорошую квартиру и пресловутый стакан воды, который есть кому подать. Но наши постояльцы говорят: „Нам прежде всего важны безопасность и чувство человеческого достоинства“. Это когда к человеку относятся как к субъекту, а не как к объекту. В случае с людьми преклонного возраста в России это, к сожалению, далеко не всегда так. Какие глаголы мы используем, когда рассуждаем о домах престарелых? „Разместить“, „поместить“, будто человек — это вещь. Так быть не должно. Мы же не говорим: „Поместить ребёнка в школу“, „сдать в детский садик“ — звучит некрасиво, согласитесь. Даже за детьми признаётся право принятия решения. Но почему-то мы отнимаем его у людей старшего возраста. Надо делать всё возможное, чтобы у жителей пансионатов оно оставалось».

Как выбрать достойный пансионат, если удалось оформить компенсацию? «Прежде всего обратите внимание на персонал, — советует А. Сиднев. — Если одна медсестра на 20 человек — это неподходящее место. Важно, сколько сотрудников выходит в дневную смену в конкретном отделении пансионата: медсестёр, сиделок, помощников по уходу, психологов, врачей. Не помешает прийти и попросить показать вам, кто там сегодня работает, что это за люди».

Компенсация государства — не единственный путь, чтобы попасть в достойный частный дом престарелых. «Если у человека есть хорошее жильё, накопления, он может обратиться в страховую компанию или банк и обсудить возможность получения гарантированного ежемесячного платежа, а на эти деньги найти себе подходящий пансионат, — говорит А. Сиднев. — Другой известный способ очень опасен: это чёрные риелторы, навязывающие пожилым людям договоры пожизненной ренты в обмен на жильё, в которых, как правило, интересы стариков не соблюдаются».

По прогнозу Института социальной политики ВШЭ, общее количество лиц, нуждающихся в постороннем уходе в России, увеличится с 3,7 млн в 2020 г. до 6,6 млн к 2040 г. И, значит, потребность в пансионатах, где люди преклонного возраста будут чувствовать себя как дома, только возрастёт. 

Жилое и пожилое

Как московские стационары для пожилых пережили пандемию и общегородской карантин?

Вот что «АиФ» рассказал руководитель пансионата для ветеранов труда № 1 столичного Департамента труда и соцзащиты населения Махач Шейхов:

— Превентивные мероприятия начались ещё до того, как в Москве пошёл серьёзный рост заболеваемости. И когда стали быстро вводить ограничительные меры, городские пансионаты уже были готовы уйти на изоляцию. Подчёркиваю: не мы сами придумывали, что и как нужно сделать, чтобы уберечь пансионат от коронавируса, а городские власти сделали всё для нашего максимального комфорта. Методические рекомендации, введение карантина в учреждении, переход на непрерывный режим работы — всё готовилось заранее и обсуждалось с теми, кто реально работает «в поле».

Завезли всё с избытком — антисептики, СИЗы, дезинфицирующие средства, дополнительные продукты на сотрудников. Конечно, такие кардинальные перемены для наших сотрудников были морально тяжелы. Но они у нас люди ответственные, понимали, что речь идёт о жизни и здоровье всех — и их родственников, и жильцов пансионатов.

В результате прошлой весной мы ввели двухнедельные вахты с постоянным пребыванием. В нашем пансионате люди (120 человек) жили в комнатах со всеми удобствами (в некоторых других столичных учреждениях, где свободных помещений не было, сотрудники перебрались в гостиницы, за что платил город). У нас даже подразделения с разных этажей между собой не пересекались. Пищеблок, уборщики, врачи, медсёстры, нянечки — все работали две недели подряд, потом столько же отдыхали. Так прошла вся весна и половина лета. Потом мы вернулись к обычному режиму, а в конце октября из-за тревожных прогнозов по заболеваемости в Москве снова перешли на вахты. И только недавно отменили.

Благодаря такой бдительности не было ни одной вспышки коронавируса. Нескольких заболевших сотрудников выявили вне пансионата, но контакта с жильцами стационара у них не было. Сами пенсионеры, конечно, очень волновались, период самоизоляции прошёл непросто. Ведь они привыкли выходить из комнат, посещать места общего пребывания, ходить на кружки, смотреть кино, посещать концерты. До пандемии можно было гулять не только по нашей территории, но и выходить в город. 

Наши психологи сработали очень хорошо, кроме того, даже на карантине контакты с внешним миром не прерывались. Для связи с родственниками департамент прислал планшеты, и в любой момент проживающие могли пообщаться с родными и друзьями по видеосвязи. Волонтёры НКО проводили онлайн-мероприятия, на городских интернет-ресурсах организовали немало вебинаров.

Вакцину получили 96%

Вахты, карантин, тотальная дезинфекция и сдача тестов — всё это не дало проникнуть коронавирусу в московские стационары. Но невозможно жить в режиме космического корабля постоянно, особенно когда тебе 70 или 80 лет. Поэтому вакцинация в пансионатах началась ещё осенью и закончилась к концу февраля.

Как подтвердили «АиФ» в столичном Департаменте труда и соцзащиты населения, вакцину получили 10,6 тыс. человек, проживающих в городских домах-интернатах для взрослых. Это 96% тех, у кого отсутствуют медицинские противопоказания. Старшее поколение отнеслось к этой задаче очень серьёзно — может быть, сработала старая советская привычка к коллективной ответственности «за себя и за соседа». Кстати, предупредительные меры и ответственное отношение к своему здоровью дали и «побочный эффект». В прошедшую зиму в московских стационарах меньше болели ОРВИ и гриппом, чем в предыдущие годы. Вот вам ещё один довод в пользу постоянного использования масок.

Сейчас снова начали пускать родственников в гости. Встречи проходят в парке или вне отделений, в изолированных помещениях, где установлены экраны и соблюдается социальная дистанция. 

На полном пансионе

В Москве 32 учреждения стационарного социального обслуживания для взрослых: 11 пансионатов и 21 дом-интернат психоневрологического профиля. Сегодня в них постоянно живут 14 989 человек. Городские дома-интернаты оказывают помощь тем, кто не может проживать самостоятельно дома, а рядом нет близких или они не могут организовать уход. Кроме того, требуется столичная регистрация, а также учитывается среднедушевой доход претендента на получение социальных услуг.

Что касается денег, пожилой человек частично участвует в оплате, эти условия прописаны в федеральном законодательстве и одинаковы для всей страны. За постоянное проживание он отдаёт 75% своего дохода — как правило, пенсии (без городской доплаты, она неприкосновенна). Если речь идёт об участнике или инвалиде ВОВ, с него берут только 50%. Остальную сумму выплачивают из городского бюджета. Бесплатно обслуживаются пострадавшие в результате чрезвычайных ситуаций, вооружённых конфликтов. Если гражданин не признан нуждающимся в социальной помощи, не имеет столичной регистрации, хочет получить больше услуг или, например, проживать в одноместной комнате, он может оформить платный договор. 

Что влияет на размер платежей? Во-первых, количество дополнительных услуг. У каждой есть свой тариф (согласно приказу столичного Департамента труда и соцзащиты № 48 от 27 января 2021 г.). Во-вторых, важно, к какой из четырёх групп нуждаемости в постороннем уходе относится пожилой человек. Новые стандарты оказания социальных услуг для каждой группы прописаны в приказе Департамента труда и соцзащиты № 1558 от 29 декабря 2020 г. Наибольший объём помощи требуется несамостоятельному, лежачему пациенту или страдающим деменцией. В результате ценник за один день варьируется от 1,7 до 2,9 тыс. руб.

В частных московских пансионатах и домах престарелых средние расценки — 40–60 тыс. в месяц (не считая расходов на памперсы, одноразовые пелёнки и персональные лекарства). Хотя, конечно, есть и учреждения, где за одни сутки берут 5 тыс. руб. Особенно ценятся дома, у которых есть большая и закрытая территория для прогулок. Это один из основных критериев, по которым родственники подбирают учреждение для человека с деменцией. Дышать свежим воздухом и гулять надо каждый день. Но проблема в том, что такой пациент может уйти или уехать на общественном транспорте «на работу», а потом его приходится искать полиции, родным и волонтёрам. Тем не менее коммерческих учреждений для пожилых в Москве много, потому найти пансионат недалеко от дома, чтобы навещать родственника как можно чаще, вполне реально. 

Как устроиться бесплатно?

В Москве действует упрощённый порядок признания нуждающимся в стационарном обслуживании. Подаётся заявление в центр госуслуг «Мои документы», социальные инспекторы проводят диагностику претендента и обследование его жилищных условий. В течение 10 дней принимается решение. Если человек может оставаться дома, ему предлагается соцобслуживание на дому с посещением от нескольких раз в неделю до нескольких раз в день. Если дома оставаться нельзя, выдаётся направление в дом-интернат. У претендента также не должно быть медицинских противопоказаний. Квартиру отдавать взамен не надо (это совсем другая история, когда пожилой москвич может передать свои метры городу и получать пожизненную ренту). А чтобы пустующая недвижимость не привлекла внимания мошенников, руководство пансионатов передаёт в Правительство Москвы данные о собственности, которая числится за их жильцами. Все посещения отслеживаются, доверенных лиц и родственников в пансионатах знают, и с их визитами особых проблем не возникает. 

Кто доплатит ветерану?

В Москве вполне реально устроить пенсионера в частный пансионат так, чтобы большая часть расходов покрывалась из регионального бюджета. Это общероссийская практика. Главное, чтобы соблюдались три условия:

  • частный пансионат входит в Реестр поставщиков социальных услуг г. Москвы;
  • с этим пансионатом заключён договор на предоставление субсидии из столичного бюджета;
  • будущий жилец признан нуждающимся в стационарном социальном обслуживании.

Размер и порядок оплаты при этом будут такими же, как при размещении в городских домах-интернатах.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество