9391

Прорыв или профанация: как российскому программисту пересадят голову?

Валерия несколько последних дней атакуют журналисты.
Валерия несколько последних дней атакуют журналисты. / Фото Валерия Спиридонова / Из личного архива

Последние несколько дней 30-летний Валерий Спиридонов находится под прицельным вниманием СМИ. Программист из России получил известность после того, как заявил, что стал первым кандидатом на пересадку головы, которую собирается провести итальянский нейрохирург Серджио Канаверо.

«У меня совершенно нет времени, журналисты просто атаковали», — сказал Валерий, отвечая на звонок корреспондента АиФ.ru.

Шанс на новую жизнь

Валерий Спиридонов страдает от редкого заболевания — спинальной мышечной атрофии*. Итальянский врач выбрал его, так как планирует и в дальнейшем проводить подобные операции пациентам с аналогичным диагнозом.

Заболевание атрофии мышц у Валерия диагностировали ещё в первый год жизни. Тогда его родители перепробовали все возможные методы лечения.

«Меня ещё в детстве обследовал врач Валентин Дикуль — он сказал, диагноз неизлечим и, мало того, будет прогрессировать. Так и жил, мама выхаживала. Потом стали друзья помогать. Многие с таким диагнозом, как у меня, и до 20 не доживают. А мне уже 30. Никакой поддерживающей терапии не существует. И особого интереса врачи к этому заболеванию не проявляют, может, потому, что такой случай 1 на 100 тысяч заболеваний», — объяснил программист.

Валерий решился на операцию, потому что других методов лечения его заболевания не существует
Валерий решился на операцию, потому что других методов лечения его заболевания не существует. Фото из личного архива Валерия Спиридонова

Именно поэтому Валерий и решился на такую сложную операцию.

«Эта операция — радикальная мера. С телом мне расставаться не страшно, я надеюсь, приобрету большее», — поделился пациент доктора Серджио Канаверо.

С итальянским нейрохирургом, который планирует провести первую в мире трансплантацию головы, Валерий познакомился в интернете. Узнав о его разработках, он предложил себя в качестве волонтёра для операции.

«Он открытый, общительный, мы постоянно поддерживаем связь. Что заставляет меня верить в успех операции? Тут вопрос не веры, вопрос в действии. Кто-то должен быть первым в этом, так же как кто-то был первым в космосе. К тому же у Канаверо есть успешный опыт. Конечно, таких трансплантаций мир ещё не знает, но он восстановил девушке все функции организма после травмы спинного мозга. У него есть технологии. Он продумал операцию в деталях. Она будет длиться 36 часов, месяц уйдёт на сращивание тканей — это время я буду в коме, затем электротерапия и год физиотерапии. У врача уже продуманы четыре метода сращивания нейронов. После месяца комы и реабилитации мозг и организм привыкнут друг к другу», — объяснил Спиридонов.

 Пока мои друзья к моему решению относятся скептически
«Пока мои друзья к моему решению относятся скептически». Фото из личного архива Валерия Спиридонова

По его словам, друзья к его решению отнеслись скептически, но сильно не отговаривают.

«Но, надеюсь, вскоре мама и они одобрят моё решение, — говорит Валерий. — Без этой операции моё будущее определено, и оно сомнительное. Я буду становиться всё слабее и слабее. А так у меня есть шанс на новую жизнь».

Предварительно операция назначена на 2017 год. Ближе к этому времени будут оговорены все технические детали. Канаверо пока только предстоит найти финансирование и набрать штат из 150 докторов и медсестёр, которые будут ассистировать ему во время операции.

Тайна или профанация?

О своём желании провести цефалосоматический анастомоз, то есть пересадку головы, Серджио Канаверо заявил в феврале 2015 года. Несмотря на то, что нейрохирург уверен в успешном исходе трансплантации, научное сообщество скептически отнеслось к громкому заявлению. Это и неудивительно: предыдущие опыты на животных, на которые ссылается Канаверо, заканчивались смертью подопытных.

Итальянский хирург выпустил статью с описанием методики GEMINI, с помощью которой он планирует трансплантировать голову русскому программисту. Однако она скорее похожа на литературный обзор, чем на научный труд, замечает российский нейрохирург Алексей Кащеев. По его словам, в работе нет никакой научной базы, а само описание этапов операции «по сути, мало что означает».

«Возможны два варианта: либо он скрывает уникальную технологию, или, вернее, совокупность технологий, либо это профанация», — предположил кандидат медицинских наук Кащеев.

Несмотря на то, что описание операции кажется сравнительно простым, после прочтения возникает больше вопросов, чем ответов. Сначала Канаверо планирует охладить тело, чтобы не допустить кислородного голодания мозга и его смерти.

«Кровообращение в голове сложное, и мозг погибает при гипоксии в среднем за 6–10 минут. Именно поэтому на первом этапе он предлагает гипотермию, то есть погружение мозга в холод», — объяснил российский врач, добавив, что достаточно перекрыть всего один сосуд, чтобы началось кислородное голодание.

Далее Канаверо планирует отделить две головы с помощью наноножа из нитрида кремния или микротома с алмазным лезвием. При этом учёный уверен, что нервные пути пострадают меньше, если прилагать больше усилий во время перерезки.

«Если происходит анатомический перерыв спинного мозга, то есть он пересекается чем-то — пулей или, например, осколком при падении, современная медицина не знает методов восстановления целостности спинного мозга», — пояснил российский нейрохирург.

Присоединить голову Канаверо планирует с помощью полиэтиленгликоля.

«Никогда не пользовался таким материалом. Есть разные методы улучшения роста нервных тканей при помощи коллагена третьего типа — он используется в периферической хирургии. Но это не так, что можно разрезать, его (коллаген) положить и всё зарастёт, — сказал эксперт. — Спинной мозг — это сотни тысяч проводящих путей. В принципе, нет такого материала, который бы мог их соединить».

Кащеев предполагает, что итальянский нейрохирург может использовать для восстановления нервных окончаний мезенхимальные стволовые клетки**.

«Чтобы направить клетки по правильному пути развития, нужно огромное количество абортивного материала — зародышей, полученных от абортов. Это этически запрещено на территории ЕС, и вообще во всём мире практически запрещено», — рассказал о ещё одной сложности Кащеев.

Даже если операция пройдёт успешно, нет никакой гарантии, что со временем иммунная система не отвергнет чужеродный орган.

«Я представить себе не могу, какие параметры совместимости должны быть, а главное, какую терапию должен получать теоретически человек после такой операции. Ему нужно серьёзное подавление собственного иммунитета, это если предположить, что он переживёт операцию», — объяснил врач.

Совершенно неясно, как Канаверо смог подсчитать длительности операции. Ведь во время первой в мире трансплантации головы могут возникнуть самые разные осложнения. Непонятно Кащееву, по его словам, и почему итальянский хирург решил объявить об операции заранее.

«При проведении уникальных операций, таких как пересадка лица или кишечника, в трансплантологии особенно, да и в любой хирургии, о хорошем результате сообщают через годы или десятилетия после операции», — сказал кандидат медицинских наук, пояснив, что побочные эффекты могут проявляться спустя годы после операции.

По его словам, можно предположить, что Канаверо подобным образом добивается финансирования. Однако на Западе, как утверждает специалист, существует большое количество доступных грантовых программ.

Российский нейрохирург, впрочем, не исключает варианта, при котором итальянец действительно сможет добиться прорыва в трансплантологии.

«Конечно, хирургия полна самых удивительных экспериментов, когда-то и самых простых операций не умели делать», — напомнил Кащеев, отметив, однако, что в современном мире сделать подобное открытие самостоятельно практически невозможно. Для этого нужна помощь самых разных специалистов.

Стоит отметить, что пока неясно, состоится ли операция, назначенная на 2017 год. И дело даже не в финансировании. Чтобы нейрохирургу разрешили сделать операцию, ему нужно пройти ряд этических комитетов. Притом, как предполагает Кащеев, дискуссия об этом будет вестись и на уровне парламента страны, где пройдёт трансплантация головы. И пока неизвестно, разрешит ли комитет проводить экспериментальную операцию даже при согласии Спиридонова.


*Болезнь Верднига-Хоффмана (спинальная мышечная атрофия) — наследственное заболевание, тяжёлая форма мышечной атрофии, характеризующаяся дегенеративными изменениями нейронов передних рогов спинного мозга. Заболевание характеризуется симметричным ослаблением мышц. Часто при этом поражаются дыхательные мышцы и мышцы лица. Больные дети обычно умирают, не дожив до двух лет из-за дыхательной недостаточности. Лечения данного заболевания в настоящее время не существует.

** Мезенхимальные стволовые клетки выделяют из костного мозга, жировой и мышечной тканей, плаценты и пупочного канатика. Имеют широкий спектр возможного применения в трансплантационной медицине.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество