5081

По России - на «Ракете». Почему француз верит, что лучшие часы - русские?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Получится ли совместно бороться с терроризмом? 18/11/2015
Председатель совета директоров и креативный директор марки «Ракета» граф Жак фон Полье. Фото:
Председатель совета директоров и креативный директор марки «Ракета» граф Жак фон Полье. Фото: © / Владимир Астапкович / РИА Новости

Он сидит на третьем этаже старинного особняка в Москве и долго и терпеливо объясняет мне, русской, почему через 5 лет эти часы во всём мире станут таким же символом России, как Шанель - Франции: «Потому что у них есть история - заводу почти 300 лет. Уникальное ноу-хау - это один из всего четырёх заводов в мире, который может позволить себе изготовление механизма от а до я. Эти часы знают во всём мире без рекламы. Каждый день к нам приходят письма от коллекционеров из-за границы. Я знаю профессора ядерной физики из Кембриджа, у которого в коллекции советских часов одних «Ракет» 1900  штук».

Граф, просто граф

Жак фон Полье приехал в Россию в 1995 г. - случайно. Собирался в Китай, но в последний момент китайское посольство отказало французскому студенту с графским титулом в визе. «Я изучал китайский язык в университете, хотел поехать в Шанхай. Когда получил отказ, мне предложили Гарвард, другие ведущие университеты мира. Но они мало чем отличались от Франции, а я хотел иного, - объясняет он. - Поэтому я стал первым студентом, который приехал из Франции по обмену в Академию Плеханова в Москве».

Он задержался здесь уже на 20 лет. Почему? «У меня русские корни. По женской линии моя прабабушка родилась в Крыму, в Керчи, я ездил туда, нашёл могилы предков. По мужской линии мой предок пришёл в Россию с армией Наполеона, влюбился в русскую девушку и остался. Она была из рода Шуваловых, царь не давал разрешения на брак - 1812 год на дворе. Но через год запрет снял. В Русском музее я могу полюбоваться на портреты моих предков, в Санкт-Петербурге есть маленький, но очень симпатичный дворец Полье - я туда ходил, там сейчас какая-то армейская структура работает, что-то изобретают. Но не это меня здесь держит». 

Жак честно говорит, что скучает по хаосу 90-х. Что эти 20 лет нигде в мире не было такой интересной жизни, как в Москве. Он, как и многие русские, работал где придётся: был журналистом, фотографом, банкиром, бизнесменом - с друзьями расселял коммуналки, ремонтировал и продавал иностранцам.

Знающие Жака люди по-доброму называют его авантюристом. И Россия - не самая большая авантюра в жизни французского графа. Когда в 1998 г. в России случился кризис и его небольшой бизнес рухнул, он с друзьями на «Ниве» поехал в путешест­вие: Россия, Монголия, Китай, Средняя Азия, Афганистан, Иран и, наконец, Франция. А потом была Северная Корея - он просто послал запрос в посольство, там о-о-очень долго думали, а в результате Жак две недели находился в Пхеньяне.

Сегодня Полье, по его словам, почти каждый день думает о том, где мог бы ещё жить. «Но я так привык к русской свободе, которой нет во Франции и во многих других местах - пожалуй, это главная причина, почему я до сих пор живу в России. Многие русские не понимают этого. Но та же Ксения Собчак, которая свободно говорит о том, как несвободна её жизнь в России, во Франции, например, за критику элиты, власти могла бы иметь гораздо больше проблем». 

Часовщик Жак

Но кроме свободы есть ещё одна зацепка, что держит его в России. Последние 6 лет француз болен часами. Не какими-то редкими, коллекционными или штучными швейцарскими - русскими часами, которые начали выпускать ещё в Советском Союзе. Когда в 2009 г. его друг, тоже француз с русскими корнями, предложил ему по­участвовать в покупке Петро­дворцового часового завода, основанного ещё Петром I в 1721 г., его привлекла как раз история. Завод уникальный, в советское время предприятие работало на оборонку. «А всё, что связано с оборонной промышленностью и космосом в России, обречено на успех на Западе, - уверен Жак. - Если бы Гагарин не носил часы «Ракета» (кстати, в честь его полёта в космос они и были разработаны и выпущены впервые в 1962 г. - Ред.), никто в мире об этих часах не знал бы, даже несмотря на то что у них мегакрутой механизм и качество». 

В 60-е эти часы «рекламировал» Ю. Гагарин. Образцы дизайна часов «Ракета» модели «Петродворцовый классик».
В 60-е эти часы «рекламировал» Ю. Гагарин. Образцы дизайна часов «Ракета» модели «Петродворцовый классик». Фото: РИА Новости/ Владимир Астапкович

Он может долго рассказывать про часы, показывать модели разных лет - в его кабинете собран архив всех часов, которые когда-либо были выпущены в Петергофе, где находится завод. Но Жак нервно реагирует на вопросы о том, насколько успешен этот бизнес: «Это не бизнес, понимаете! Бизнес - это закрыть завод, закупить всё в Китае, написать «Ракета» и продавать. Когда я только начал этим заниматься, друзья сказали мне: напиши на часах «сделано в Швейцарии», иначе прогоришь. Но мы, пожалуй, единственные, кто на своей продукции пишет крупными буквами «сделано в России». И ни один механизм не был заменён на западный - всё изготавливается на заводе». 

Сейчас те самые друзья носят русские часы как модный аксессуар и пропагандируют русскую марку по всему миру. Потому что среди друзей Жака - модель Наталья Водянова, которая, кстати, разработала для «Ракеты» модель женских часов, сноубордист и олимпийский чемпион Вик Уайлд, сменивший американское гражданство на российское, хоккеист Александр Овечкин и ещё много влиятельных политиков и бизнесменов, не только русских. Жак фон Полье всех их заразил своей любовью к уникальным русским часам. Этим делом он одержим. Одно из доказательств - его обнажённое фото на обложке одного из глянцевых журналов, где он честно признался, что ради часового завода готов на всё. 

Француз Полье верит в русский завод и готов его поднимать.
Француз Полье верит в русский завод и готов его поднимать. Фото: Пресс-служба Петродворцового часового завода
Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы