2235

Кто не курит и не пьёт. Как сегодня живут в «зонах трезвости»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Зона без самогона 30/09/2020

На карте России появилось ещё одно официально трезвое село – это Ульяновка Забайкальского края. И хотя в рейтинге наименее пьющих регионов уже который год все первые места удерживают наши кавказ­ские республики, крепнет надежда, что скоро к ним присоединятся и другие области. Что нужно, чтобы это движение набирало силу?

Жители Ульяновки.
Жители Ульяновки. Фото: Правительство Забайкальского края

«Люди устали выпивать»

Победному шествию трезвости по стране помогают… президентские гранты.

– Мы выиграли президентский грант на проект, который предполагает создание Информационно-методического цент­ра «Территория трезвости», – рассказывает зампредседателя региональной общественной организации «Трезвое Забайкалье» Валентина Сапунова. – Пошли по пути жителей Республики Саха (Якутия), где сегодня уже 188 трезвых поселений. Будем поддерживать сёла, где люди приняли решение отказаться от употребления спиртных напитков.

На празднике, посвящённом присвоению Ульяновке звания «Трезвое село», присутствовали депутаты и чиновники, представители УМВД и общественности. Местные жители накрыли столы в Доме культуры, угощали выпечкой, овощами, ягодой, рассказывали, как отмечают праздники без алкоголя и почему считают, что за трезвыми людьми – будущее.

«После того как люди выбирали трезвый образ жизни, всё менялось на глазах, – говорит Елена Колесникова, председатель Якутского республикан­ского отделения Общероссий­ской общественной организации «Общее дело». – В сёлах, где не торгуют алкоголем, к нулю сведена статистика по преступности против жизни и здоровья. К примеру, ещё недавно село Бясь-Кюёль было «вымирающим», люди спивались там от безысходности, уезжали семьями, пустели целые улицы. А в этом году посмотрите: из 11-го класса выпустился один человек, зато в первый класс пошли сразу 18 ребят! Это говорит о том, что моло­дёжь в село возвращается. В Бясь-Кюёле растёт число предпринимателей, а по количеству сельскохозяйственной техники на одного человека этот населённый пункт лидирует во всём нашем регионе. Наши исследования показывают: продолжительность жизни на селе у мужчин увеличилась на два года».

Согласно данным одного из аналитических докладов, Забайкальский край вошёл в число самых пьющих регио­нов России. Экс-министр здраво­охранения края Сергей Давыдов в своё время говорил о настоящей алкогольной эпиде­мии в регионе. Самой уязвимой категорией являются дети и молодёжь. Забайкалье занимает 6-е место по показателям зависимости от алкоголя среди несовершеннолетних и входит в тройку лидеров по количест­ву курящих детей и подростков. Не радует и другая статистика: показатель смертности в Забайкалье сегодня в 2 раза превышает среднероссийский уровен­ь. И первопричина высокой смерт­ности – алкоголизация населения.

Появление «трезвых сёл» даёт надежду на то, что не всё в регионе настолько безнадёжно, как принято считать. Может быть, по опыту Ульяновки и другие сёла откажутся от употребления спиртных напитков. Во всяком случае уже несколько поселений из Читинского, Сретенского, Борзинского и Балейского районов выразили намерение полностью отказаться от алкоголя. Но вот беда: главы поселений эту идею поддерживать не хотят. Хотя, казалось бы, именно они в первую очередь должны быть заинтересованы в нормализации жизни на вверенных им территориях.

– Почему они сопротивляются? Прямо причину они не называют, но догадаться можно, – рассуждает Валентина Сапунова. – Например, в Журавлёве (Балейский район) люди высказывают желание полностью исключить алкоголь. Мы провели анкетирование, сход, собрание, но получить протокол от главы поселения не можем. То ему некогда, то опять сильно занят, то считает, что не было кворума. Глупость какая-то! Люди же сами проявляют инициативу. Мы только помогаем!»

Кто не рад «безалкогольным зонам»?

Продажу алкоголя с 20.00 до 14.00 следующего дня на территории Якутии запретили ещё 1 января 2013 г. За прошедшие семь лет количество «зон трезвости» в республике подходит к двум сотням.

Местные антиалкогольные меры тогда назвали «самыми жёсткими в России». Купить «горючее» в Якутии в течение дня можно в специализированных магазинах, а вечером приобрести что-то крепче кваса получится только в ресторанах, кафе и ночных клубах. На время пандемии коронавируса период продаж зелёного змия сократили ещё больше – до четырёх часов: с 14.00 до 18.00. К прежнему графику работы алкомаркеты вернулись в середине августа. А полный запрет на реализацию спиртного действует на территории 188 сёл республики.

Якутяне к «трезвой» реформе относятся по-разному: одни обеими руками «за», другим ограничения создают неудоб­ства. «Я живу в одном из «трезвых» якутских сёл – Бясь-Кюёль Горного района. У нас запрет продажи алкоголя ввели, если не изменяет память, в 2013 г. Мне лично от этого ни холодно ни жарко, потому что я равнодушна к спиртному. Но, думаю, для села в целом это решение на благо. По сравнению с моим родным Олёкминским районом разница большая – на улицах меньше пьяных, не дебоширят, стало намного спокойнее», – говорит жительница села Александра Ефремова.

Кроме того, администрация района готова активно поддер­живать «трезвые» праздники. Если кто-то решил сыграть, скажем, безалкогольную свадьбу, новоиспечённая семейная пара получит подарок от муниципалитета.

Но у всех этих инициатив есть и другая сторона медали. «Мы с друзьями часто путешест­вуем по республике, и этот запрет на продажу алкоголя только действует на нервы. По пути в маленьких сёлах и деревнях ничего из крепких напитков не купить, даже в установленное время. Ну зачем такие трудности создавать? При этом не раз видел, как по улицам этих же сёл шатаются пьяные. Своим продают, получается?» – говорит житель Якутска Дмитрий Прокопьев.

Жёсткие меры местные власти объясняли желанием покончить с алкоголизмом и пьяной преступностью. По данным информационного центра МВД Якутии, в 2015 г. количество убийств на почве пьянства (из числа расследованных случаев) снизилось на 29%.

В 2018 г. в Якутии было продано 4 299 517 декалитров алкогольной продукции, в том числе 672 201 декалитр водки. В 2019-м – 3 718 729 декалитров спиртного, в том числе 477 971 декалитр водки. А мест­ные жители и власти теперь ждут статистики по увеличени­ю рождаемости и снижению смертности пропорционально уменьшению количества выпиваемой водки.

«Пить просто некогда – все работают!»

Есть в 30 км от Белгорода село Бессоновка, жители которого уже более полувека ведут трезвый образ жизни. 

Большинство бессоновцев (а всего в селе живут порядка 3000 человек) работают на мест­ном агропредприятии, которое является одним из крупнейших в регионе. Это колхоз имени Василия Горина. Нынешнее процветание села – плод усилий всех жителей, но прежде всего это наследие, бережно хранимое всеми, кто помнит Василия Яковлевича. Ещё при его жизни ему поставили здесь памятник как дважды Герою Соцтруда, а в бывшем здании правления в рабочем кабинете теперь музей его имени. 

55 лет руководил Василий Яковлевич колхозом – случай для России уникальный. «Знаете, я народник, – объяснял он принципы, которыми руководствовался. – Я всю жизнь работал для человека. Для меня человек – главное богатство. Наши люди, наши земли – ведь они способны чудеса творить, надо только создать им условия! Я вижу, как изменилось и само общество, и наш трудовой коллектив. У нас 1500 работающих, 40 подразделений в хозяйстве, и вы никогда не услышите от человека на работе ни запаха алкоголя, ни матерного слова!» 

Василия Яковлевича выбрали председателем колхоза 2 февраля 1959 г. На первом же собрании он предложил перейти на хозрасчёт – а ведь тогда колхозники денег вообще не видели, оплата труда шла на трудодни. Это была революция – работать и получать заработанное. А главными условиями успеха Горин поставил трудолюбие и трезвость. С тех пор бессоновцы работают по-горински и зарабатывают раза в два больше городских жителей. Отсюда и красивые дома в селе, и новенькие иномарки в каждом дворе. 

Председатель колхоза имени М. В. Фрунзе (Белгородская область, село Бессоновка) дважды Герой Социалистического Труда - Василий Яковлевич Горин (в центре). 1972 г.
Председатель колхоза имени М. В. Фрунзе (Белгородская область, село Бессоновка) дважды Герой Социалистического Труда - Василий Яковлевич Горин (в центре). 1972 г. Фото: РИА Новости/ Иван Денисенко

«Когда Василий Яковлевич стал председателем, он очень заботился, чтобы у каждого было своё хозяйство. Колхоз всем работникам помогал, помогает и сейчас, – говорит глава Бессоновского сельского поселения Зоя Афанасьева. – Запрета на продажу спиртного в нашем селе нет, но люди его почти не покупают – им некогда, все работают».

Колхоз им. Горина – целая агро­империя. Здесь производят качественное мясо и мясные изделия из свинины особой крупной белой породы – чисто русской, которую издавна разводили в Бессоновке. Занимаются молочным животноводством, растениеводством, есть свой комбикормовый завод – в общем, полный цикл производства. И работы на всех хватает, было бы желание.

А ещё на средства колхоза активно развивается инфраструктура – чтобы жизнь была комфортной. Это красивый дом культуры, детская школа искусств, детский сад, средняя общеобразовательная школа – одна из лучших сельских школ в регионе. Есть Дворец молодёжи, не уступающий городскому, есть свой спортивный комплекс и стадион, на котором чуть ли не первыми в области положили искусственное покрытие. Про детский сад Василий Яковлевич не без гордости говорил, что редкая женщина, побывав там, не захочет потом сама родить ребёнка. Дети колхозников ходят в него бесплатно – всё оплачивает колхоз.

«Для Василия Яковлевича работа с людьми была основной задачей, причём начиная с дет­ского садика и школы, – говорит зампредседателя колхоза Василий Борзенков. – Молодых он направлял учиться в вузы, чтобы они потом вернулись в родное село. Он понимал, что воспитывать надо с раннего дет­ства, и воспитывать культурой, спортом. У нас не только дети, но и взрослые поют и играют на музыкальных инструментах. Наш духовой оркестр знаменит на весь район. Каждый год мы проводим в мае фестиваль хоров под названием «Победный май», участвуют пять окрестных сёл. Помните фильм «В бой идут одни «старики»? Там была поющая эскадрилья, а у нас поющий колхоз. Так что надо петь, а не пить!» 

«У народа просто накипело!»

В 1995 г. в России было 12 официально зарегистрированных трезвых сёл. К началу 2020 г. таких населённых пунктов уже насчитывалось более 1700. Такую картину рисует руководитель проекта «Трезвая Россия» Султан Хамзаев.

– Такую инициативу снизу я бы охарактеризовал как «накипело». Каждое третье преступление в стране происходит по вине алкоголя. Плюс сломанные судьбы, потеря трудо­способной части наших граждан. Поэтому люди, видя весь негатив, идущий из-за чрезмерного потребления алкоголя, вынуждены принимать такие, кому-то кажущиеся крайними, а на самом деле справедливые и логичные меры по защите собст­венного здоровья, здоровья своих семей и близких. Ведь эти решения принимаются не сразу, а в результате общего консенсуса – как правило, на сходе села. И среди тех, кстати, кто голосует, есть и потребители алкоголя, и те, кто зависим от него.

К сожалению, количество исчезающих сёл и деревень в России очень высоко. Поэтому трезвые деревни – это попытка защитить себя от вымирания. Это говорит о здравости нашего общества. А ещё о том, что оно разочаровалось в регулирующих госорганах, которые были бы обязаны навести в этом вопросе порядок.

К сожалению, месяцы социаль­ной изоляции неутешительно сказались на положении дел: народ потянулся к бутылке-утешительнице. Алкоголь ведь в широких массах у нас воспринимается как антистресс. Мы ещё в начале пандемии предупредили правительство, чтобы ограничили его продажи, – что, увы, не было сделано. В итоге доля продажи алкоголя выросла в отдельных регионах на 120–130%. И так во всём мире.

Можно ли окончательно искоренить пьянство? Всё зависит от принимаемых мер и системы контроля за их исполнением. К примеру, 7 лет назад вступил в силу закон о запрете продажи алкоголя в ночное время – многие говорили, что он не будет работать. И в первый год всё было именно так. Когда мы проводили антиалкогольные рейды, 9 магазинов из 10 продавали алкоголь ночью. В 2019 г. соотношение разительно изменилось: из 10 магазинов торгуют спиртным ночью только 3. Это прогресс.

Чтобы ситуация стабильно улучшалась, нужна мягкая, плавная, аккуратная работа по системе контроля и регулирования рынка алкоголя. Правительство вводит сегодня ограничительные меры: повышение цен на спирт­ное, закрытие маленьких кафе-наливаек в жилых домах, ограничение времени прожали алкоголя и т. д. Дают ли они эффект? 

Безусловно, да. Эти ограничения нужны в первую очередь для того, чтобы снизить статистику смертности по вине чрезмерного потребления алкоголя.

Что ещё можно предпринять? Например, увеличить возраст продажи алкоголя до 21 года. Мы с этой инициативой бьёмся уже 7 лет, но соответствующий закон пока не принят. А сколько молодёжи можно было бы спасти, если бы он заработал хотя бы лет 5 назад! Лоббисты алкогольного рынка говорят: «Уже много чего ограничили, давайте уже остановимся». Но если ничего не предпринимать, то к 2050 г. население России уменьшится на 20 млн человек.

Может ли помочь мировой опыт? Думаю, да: например, тот же запрет продажи алкоголя в ночное время мы позаимствовали. Запрет пивнушек в жилых домах и увеличение возраста продажи алкоголя до 21 года – тоже международная практика. Или ужесточение за вождение в пьяном виде: в Японии, скажем, если водитель и пассажир едут в машине, а водитель пьян, вину они разделяют поровну. В России такого правила пока нет.

Лучше водки хуже нет? 

Универсального рецепта, как победить пьянство, не существует. Но это не значит, что не надо пытаться бороться с этим злом.

Василий Мельниченко, фермер, председатель общественного движения «Федеральный сельсовет»:

В начале 90-х у нас в посёлке Рассвет царило повальное пьянство. Бились с этим злом как могли, но всё без толку. А потом поняли: самое важное на селе – это авторитет соседа. Если он успешнее, это заставляет тебя стремиться к чему-то большему.

В 1992 г. сельским сходом было принято решение: запретить на территории посёлка продажу любого спиртного! Результат пришёл не сразу, к новому, трезвому образу жизни сельчане привыкали в течение 4–5 лет, но в конце концов у нас всё получилось: жители посёлка перестали пить.

Одними запретами тут дей­ствовать нельзя. У нас, во-первых, был большой выбор мест работы. Действовали пекарня, мельница, кондитерская, различные фермы, детский сад и школа, активно работал женсовет, была разработана целая программа улучшения русского человека (так мы её называли). Физический труд оплачивался дороже, чем ум­ственный, – больше всего получали те, кто трудился в лесу.

Во-вторых, мы придумали особую систему поощрений, своеобразную премию за трезвость. Премия носила накопительный характер, она составляла до 50% от зарплаты, начислялась раз в месяц, но получал её человек раз в год. Если в течение года он, что называется, срывался, совершал даже одно правонарушение (например, ушёл в запой или по неуважительной причине не вышел на работу), премии он лишался. Для людей это был хороший стимул не пить вообще!

Со временем жизнь в посёлке совершенно преобразилась! Мы стали выпускать больше продукции, практически приблизился к нулю уровень бытовой преступности. Молодёжь, будучи уверенной, что её обеспечат работой и гарантированной зарплатой, перестала уезжать в большие города. Во многом именно благодаря трезвому образу жизни мы смогли создать в посёлке первый в России цех подвесных потолков, а в 1995 г. – первый в стране кремниевый завод. А главное – у людей сформировался культ ребёнка, они поняли, что будущее своих детей в нетрезвом виде не построить.

Не скрою, мы действовали кнутом и пряником, причём кнута было больше. Люди получали равный доступ ко всем ресурсам, а уж дальше всё зависело от конкретного человека.

Уверен, что такой метод борьбы с пьянством будет эффективен по всей России и даже по всему миру. Не надо никаких Кашпировских, никаких гипнозов и кодировок, нужно просто запретить продавать алкоголь. Но сам по себе запрет – полдела, необходимо ещё и дать людям соответствующую замену – возможность работать и получать за свой труд достойную, справедливую оплату. У них должна быть материальная заинтересованность.

А все разговоры о том, что запрет на торговлю спиртным серьёзно ударит по экономике государства, считаю полным бредом. По этой логике получается, что чем больше люди станут пить – тем больше будет процветать страна. На самом же деле водка нужна человеку только для компрессов! И ещё: если Россия будет жить только на доходы от нефти и от акцизов на алкоголь, мы никогда не поднимем ни образование, ни медицину, ни науку.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы