aif.ru counter
75082

И деревня, и дворец. Как живут люди в другом Крыму

Алия Шарафутдинова / АиФ

Дорога до Крыма татарского от Казани неблизкая, около пяти часов. По асфальтированной дороге въезжаем в раскинутую в холмистой местности деревушку. По сторонам встречаются как старые избы, так и новые дома — видно, что село с двухвековой историей развивается.

И деревня, и дворец

Название деревни в переводе с татарского буквально — Крым-дворец. Хотя этимология не связана ни с дворцом, ни с другим Крымом.

Село расположено в холмистой местности
Село расположено в холмистой местности. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

«В 80-е годы XVIII века сюда были отправлены старообрядцы, участвовавшие в крестьянском восстании Пугачёва. Вдоль безымянной тогда речки, которая ныне именуется Крымка, заработали топоры и пилы. Пять лет ссыльные вырубали леса, жгли пни — готовили землю под будущие пашни. Им разрешили построить для себя бревенчатые избы и остаться тут на поселении. Изначально село называлось Большая Ефановка. По рассказам старожилов, так любили крымчане речку около села, что решили переименовать поселение. С берега Крымки, густо заросшей ивняком, не было слышно шума воды. Жители говорили, что она течёт тихо, «будто под сараем». Отсюда и появилась приставка «Сарай» в названии поселения. «Крым» же произошёл якобы от слова «закрытый». Так и стала деревня Крым-Сараем», — невысокая женщина со стальным характером Елена Зелепугина любит рассказывать об истории села.

Елена Зелепугина глава Крым-Сарайского сельского поселения
Елена Зелепугина — глава Крым-Сарайского сельского поселения. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Сама она выросла в Крым-Сарае. С детства наблюдала за трудом своей матери, которая на протяжении 15 лет была главой Крым-Сарайского сельского поселения. Затем сменила мать на этой должности.

«Я здесь и за директора, и за участкового», — смеётся она. За советом да за помощью крымчане идут к главе. Приходится решать не только административные вопросы, но и бытовые ссоры.

Нашла свой Крым

У околицы встречает самая позитивная местная жительница — Лидия Моргачёва. Она работает в доме-интернате для престарелых, помогает в местной церкви, вышивает полотна, выращивает цветы в саду, а также держит всех местных мужиков «в кулаке», чтобы те не спились: то попросит их убрать улицы, то скосить сорняки. Те всегда выполняют.

Лидия Моргачёва активистка села
Лидия Моргачёва — активистка села. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Уроженка Туркмении, прожившая 40 лет своей жизни в Самарканде, переехала в татарский Крым после распада Советского Союза. «К этой деревне ведут корни по отцовской линии. В Крыму уже 20 лет, — смеётся она, вышивая крестиком очередную картину. — В начале 90-х оставили с мамой, дочкой-инвалидом дом, баню, друзей и переселились в Татарстан. Мы тогда были, как нынешние переселенцы с Украины. Начинали жизнь с нуля, а крымчане помогали нам: кто-то картошку принесёт, кто-то крупы».

Лидия Моргачёва всю жизнь работала в строительной организации, а приехав в Крым-Сарай, стала дояркой. «Впервые в жизни увидела коров и даже не знала, с какой стороны к ней нужно подходить, — улыбается она. — Ко всему человек привыкает на этой земле. Вот и здесь нашла свою родину».

Лидия Моргачёва любит вышивать
Лидия Моргачёва любит вышивать. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Знает всех крымчан с пелёнок

Большая часть крым-сарайцев живёт в двухэтажных домах. Малоэтажки построили в советское время, чтобы сельчане жили с городским уютом. Проложили здесь и асфальт за счёт средств меценатов.

«Сижу одна в четырёх каменных стенах», — сетует Мария Баркалова, проработавшая всю жизнь фельдшером-акушеркой. Она родом из Луганской области, а попала в Крым-Сарай ровно 55 лет назад, когда вышла замуж.

Мария Баркалова родом из Луганской области
Мария Баркалова родом из Луганской области. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Хрупкая и маленькая женщина с длинными и густыми седыми волосами просматривает старый фотоальбом. Своего единственного ребёнка от болезни уберечь не смогла — полуторамесячный мальчик умер у неё на глазах. Всю жизнь Мария Баркалова помогала односельчанкам при родах, она знает всех жителей Крым-Сарая буквально с пелёнок.

«В Луганской области у меня есть родные братья и сестра. Я созваниваюсь с близкими. Они меня утешают, что бои в Красном Луче не идут, — плачет Мария Ивановна. — Здоровья уже теперь нет, переживаю. Моя молодость пришлась на годы Великой Отечественной войны. Но тогда был один враг на всех — фашизм. А сейчас что творится? Брат на брата идёт».

Толерантный Крым

В татарском Крыму живут 935 человек девяти национальностей: основная часть населения — русские и татары, но, кроме них, есть ещё азербайджанцы, армяне, грузины, немцы. Есть в Крым-Сарае украшение — церковь Покрова Пресвятой Богородицы, построенная в 1846 году, а также мечеть, возведённая недавно.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Крым-Сарай была построена в 1846 году
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Крым-Сарай была построена в 1846 году. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Мария Гайнутдинова, а в девичестве Мария Миллер, попала в Крым тоже неслучайно. Предки — семья Миллер — приехали в Россию ещё при Екатерине I и обосновались на территории нынешнего Краснодарского края. «Во время Великой Отечественной мать, отца и меня репрессировали в Казахстан, — говорит немка. — Полюбила я татарина и переехала в Крым-Сарай».

«Крымчане у нас толерантные. Мы и праздники все вместе справляем. Татары на Пасху яйца красят, а русские на Уразу-Байрам блины пекут, — признаётся Ольга Лыкова, заведующая домом культуры. — В деревне все, как одна семья».

Тяжело в Крым-Сарае только с работой. Сегодня в деревушке есть своя школа, детский сад, дом культуры, на территории расположен дом-интернат для пожилых и инвалидов республиканского значения.

Мария Гайнутдинова, в девичестве Миллер
Мария Гайнутдинова, в девичестве Миллер. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Дела совхозные

Местные сельчане славились хлебопашеством, разводили скот. В советское время был создан совхоз, хозяйство процветало, пока 10 лет назад предприятие не разорилось.

«Мы с женой всю жизнь проработали в этом совхозе, — говорит активист села Николай Чернышов. — Жили, честным трудом зарабатывая деньги. Зарплата была смехотворная. Задолженность за два года — около 13 тысяч в год. «Панаринский» обанкротился, а работникам долг по зарплате так и не выплатили. В таком положении остались 66 человек. Не было ни работы, ни денег».

В последние несколько лет дела в Крым-Сарае пошли в гору. Основной заработок сельчан теперь — это фермерские хозяйства. Их в деревне целых семь. Но на КФХ трудятся только по 3–5 человек, поэтому с заработком в татарском Крыме туго.

В Крым-Сарае живут 935 человек
В Крым-Сарае живут 935 человек. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Женщины устраиваются в детский сад или дом-интернат для инвалидов. 

Мужчинам в Крым-Сарае заняться нечем. Приходится искать работу за пределами села, например в 8 км на мебельном заводе. Другие находят применение своим силам на Крайнем Севере, трудясь вахтовым методом.

Несмотря на это, по словам директора Елены Зелепугиной, Крым-Сарай процветает, в деревне растёт рождаемость. В этом году в садике открыли дополнительную группу.

«Крымсарайцы» в шутку называют свою деревню татарским Крымом и зовут гостей в свой живописный уголок.

«В последнее время мы всерьёз занялись строительством дорог, освещением улиц. Доходы у нас небольшие. Приходится участвовать в конкурсах, чтобы получать гранты, — говорит Елена Зелепугина. — Необходимо ещё построить детские площадки, заложить скверы. Мои мечты — и о материальном достатке земляков, чтобы они получали достойную зарплату. Хочу превратить Крым-Сарай в маленький городок, чтобы люди ездили к нам, как в Крым».

Дом культуры в Крым-Сарае
Дом культуры в Крым-Сарае. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы