2006

«Чувствую себя детективом». Петербурженка ведёт расследования по открыткам

Мария держит в руках одну из любимых открыток.
Мария держит в руках одну из любимых открыток. / Елена Воложанина / АиФ

«Мы приносим счастье»

В прошлом году Мария Тычинина оказалась на «Удельном»: самом знаменитом блошином рынке Петербурга. Среди антикварных вещиц ей приглянулась дореволюционная открытка. На ней изображены слоны и надпись «Мы приносим счастье».

«Я подумала, что это знак, и взяла. Так и оказалось! — говорит Мария. — Хотя на самом деле это типичная открытка для того времени, тогда любили наборы из фарфоровых слонов». Открытка отправлена на Пасху ориентировочно с 1906 по 1917 год. Штемпель — «Санкт-Петербург», совсем скоро его переименуют в Петроград. Адрес — Митрофаньевское шоссе, дом 4, квартира 10. 

«Я пошла греться в ближайшее кафе и подробно рассмотрела открытку, — вспоминает Мария. — Поняла, что не знаю этот адрес, хотя сама коренная петербурженка. Стало интересно: что с этим домом сейчас? Оказалось, он входил во владения священнослужителей, здание сожгли буквально за год до того, как открытка оказалась в моих руках. Теперь там бизнес-центр. Меня зацепила судьба этого дома, и я выяснила, что в блокаду почти все его жильцы умерли, в живых осталась лишь одна квартира».

Слоны действительно принесли счастье. Мария всерьёз увлеклась работой в архивах, прошла обучение в Школе практической генеалогии, начала интересоваться историей своей семьи и параллельно расследовать открытки. 

Слоны, по поверью, приносят счастье.
Слоны, по поверью, приносят счастье. Фото: АиФ/ Елена Воложанина

«Это настолько увлекательное дело! Чувствуешь себя детективом. Вот кусочки головоломки, и ты можешь её разгадать. Затягивает безумно. Особенно, когда понимаешь, что расследуешь чьи-то истории, это реальные люди, которые жили», — говорит петербурженка. 

Сейчас Мария Тычинина — самый молодой член Русского генеалогического общества, регулярно сотрудничает с историками и активно развивает свой проект в Инстаграме «From past with love» («Из прошлого с любовью»). Там она рассказывает, с чего начать поиски предков, как работать с архивами, а также публикует истории людей, которые ей удалось разгадать.

Дело «Расстрел в Кронштадте»

Каждая история, которую может рассказать открытка, уникальна. Первым серьёзным расследованием стало дело семьи Рейн. «Я стараюсь регулярно ходить на блошиный рынок и обновлять архив, в тот раз пришли с мамой. Поначалу мне хотелось красивых, живописных открыток, а в старину, как ни странно, больше любили открытки видовые: для многих это была единственная возможность увидеть мир. Заметила серую, неприглядную открытку, даже брать не хотела, но она стоила 100 рублей, в итоге купила».

В результате выясняется, что открытка принадлежит некой вдове контр-адмирала Надежде Александровне Рейн. У нее был свой дом на Петроградской стороне, он до сих пор существует, там живут люди. Оказалось, что это мать героя русско-японской войны, офицера Николая Готлибовича Рейна. Во время революции его расстреляли в Кронштадте. Сохранилось описание казни: Николай встретил смерть достойно, один из немногих не просил пощады и остался верен присяге, чем крайне раздосадовал большевиков. Этакая «пощёчина» на прощанье.

«У его отца было два брата, истории этих двух братьев опубликованы Русским генеалогическим обществом. А историю ветви его отца никто не знал. В результате я немного дополнила исследование просто потому, что у меня была открытка с адресом и я знала, где они жили в конкретный отрезок времени. Это дало возможность исследовать определённые архивные документы и открыть новые факты в их биографии». 

Встречаются и подписанные, и чистые открытки.
Встречаются и подписанные, и чистые открытки. Фото: АиФ/ Елена Воложанина

Дело «Привет из США»

Ещё одну увлекательную историю поведала открытка, отправленная из Нью-Йорка 7 апреля 1916 года. В ней описывается путешествие в Америку. «Многоуважаемый Анатолий Данилович! Переход через океан, хотя и совершенно благополучно, но вместо 8 дней шли 12. Из них последних 4 дня переживали все удовольствия снежной морской бури, которая захлестывала пароход...». 

«Узнав судьбу конкретного человека, порой восстанавливаешь память всей семьи», — отмечает Мария. Так получилось с открыткой из США, которая была отправлена Анатолию Чеманскому его подчиненным. «Анатолий оказался сыном банкира. Был целый клан Чеманских в Петербурге. Они активно поддерживали сиротские дома, служили в банке, занимали высшие чины. Среди них был и статский советник, и управляющий несколькими направлениями железных дорог. А Анатолий Чеманский активно продвигал деятельность „Красного креста“ в Петербурге и России», — рассказывает Мария. 

Нью-Йорк начала XX века удивляет многоэтажными постройками.
Нью-Йорк начала XX века удивляет многоэтажными постройками. Фото: АиФ/ Елена Воложанина

После публикации этой истории в Инстаграме выяснилось, что на страницу Марии подписаны некоторые историки. Ей сообщили, что видели фамилию Чеманского в документах «Красного креста» из Женевы. Во время революции часть семьи эмигрировала, а Анатолий, судя по всему, уже был за границей в командировке и просто не смог вернуться обратно в Россию.

«Историк написала, что удивительно, как это она раньше не обращала внимания на эту фамилию, пока не прочитала про открытку у меня на странице в социальной сети. Сейчас совместно планируем написать о нём научную статью», — отмечает Мария Тычинина. 

Обороты речи на старых открытках прекрасны.
Обороты речи на старых открытках прекрасны. Фото: АиФ/ Елена Воложанина

Открытка — находка для исследователя

Сейчас в коллекции Марии Тычининой около 200 открыток, отправленных с 1900 по 1925 год. Особняком стоит полевая почта времён Великой Отечественной. 

«Открытки — недооценённый источник исторических исследований, — считает Мария. — Они дают много зацепок: адрес, имя, фамилию, отчество человека, временные рамки, когда он жил в конкретном месте. Когда начинаешь работать с архивом и у тебя есть адрес, всегда встаёт вопрос: а когда он там жил? Люди после революции часто переезжали с места на место, их выселяли, уплотняли. Важны штемпели, марки — все они помогают определить конкретное время, адрес. По почерку можно понять характер, уровень образования. Иногда пишут, чем человек занимался, например, „фельдшеру такому-то“».

По закону все дела старше 75 лет рассекречены, получить к ним доступ может любой желающий. Для этого нужно прийти на личную встречу с директором архива, объяснить свои цели, получить пропуск. 

По мнению Марии Тычининой, из-за незнания истории люди живут в некоем виртуальном мире. Отсюда появляются идеи, что в блокаду надо было сдать Ленинград немцам и другие одиозные предположения. Память о многих событиях была сильно политизирована. В первую очередь это касается революции 1917 года.

«Чем больше знакомлюсь с революционным движением, тем в более отрицательных тонах оно предстаёт, — говорит Мария. — Когда начала изучать историю своей семьи, узнала, что прапрабабушка умерла от того, что в стране после революции был голод. Она ездила в деревню на подножке поезда менять вещи на еду, чтобы прокормить своих шестерых детей, в дороге заболела и умерла. Или вспомним Рейна Николая Готлибовича — человека, который всю свою жизнь посвятил стране, был готов отдать жизнь за Родину, а его расстреляли просто потому, что он из высших чинов».

Открытки имеют самые разнообразные изображения.
Открытки имеют самые разнообразные изображения. Фото: АиФ/ Елена Воложанина

По мнению Марии, мы воспринимаем историю страны очень абстрактно. Другое дело — судьбы конкретных людей с их радостями и трагедиями, из которых складывается эпоха. В своём проекте она надеется восстановить связь времён. «Можно расследовать любую открытку, как и любую родословную, — уверена Мария. — У каждого из нас есть уникальная возможность узнать о своих корнях. Мой опыт это доказывает: я знала только то, что написано в открытках, но разгадала уже множество судеб. Значит, и вы обязательно сможете!»

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество