Примерное время чтения: 9 минут
14376

«А если я вам по лицу вмажу?» Избивший пациентку врач отделался штрафом

Ольга Спецова.
Ольга Спецова. Из личного архива

Штраф 30 тысяч за избиение пациентки. Мировой судья Одинцовского района вынес приговор врачу Зауру Цоколаеву, который в ноябре 2020 года в одной из ковидных больниц Звенигорода избил онкобольную Ольгу Спецову. После удара врача пациентка перестала слышать с левой стороны. Сейчас Спецова находится на лечении, недавно у нее была операция на ухе.

Пока Ольга не знает, будет ли обжаловать приговор: «Я нахожусь в шоке от нашей судебной системы и от того, как у нас все решается. Я онкологический пациент и завтра ложусь на несколько дней в больницу. Выйду из нее, буду, наверное, что-то решать. С другой стороны, ни во что не верю, есть ли смысл? Непонятно, почему следователь поменял статью».

Как рассказывает потерпевшая, инцидент случился 20 ноября 2020 года, когда она находилась на лечении в ковидной больнице. С самим врачом женщина виделась всего 3 раза, но в отделении его все боялись: «Пациенты между собой говорили, что с ним лучше не спорить и не разговаривать, он неадекватный».

Ольга вспоминает, что проблемы с заведующим отделением начались сразу после поступления: «Я попала в больницу в ночь, когда дежурил Заур Цоколаев. Он меня и оформлял. Зашел в палату, не поздоровался, сказал “Спецова за мной” и ушел. Я не знала куда идти, просто шла по коридору, понимая, что мне, наверное, в ординаторскую. Затем в кабинете уже стал записывать историю моей болезни и разговаривал на грани хамства: “Что вы принимали? Антибиотики. Кто их назначил? Мой онколог. Ваш онколог — дурак”. По словам женщины, она не обратила на это внимание: “Все понятно, человеческий фактор, усталость”. В тот момент у меня была температура около 40, я стала терять сознание. Там находилась банкетка, на которую я хотела прилечь. Он сказал, здесь не курорт, сядьте. Я села и тут же потеряла сознание»

Второй раз она встретилась с врачом, когда начала задыхаться: «Мои соседки по палате надели мне маску, прибежали врачи, пришел и он. Принесли аппарат ЭКГ, а он не работает. Они при мне разговаривают об этом. Я рядом потихонечку пытаюсь дышать, на выдохе чуть постанываю, потому что так легче боль переносить. В итоге аппарат включился, кардиограмму сделали, а Цоколаев мне говорит: вы поете или стонете? Я на «стонете» делаю кивок. На что он мне отвечает: «А если я вам по лицу вмажу?! Для него это нормальное общение с пациентами».

Фото: Из личного архива

В день инцидента у пострадавшей и ее соседки по палате было назначено ЭКГ: «Утром мы встали, отсидели очередь, и нам сказали, что исследование отменил заведующий. У меня на тот момент были сильные боли в груди, не могла ни спать, ни дышать. И я решила подойти узнать у него, почему он отменил. Соседка сразу сказала, что не пойдет, не будет с ним связываться.

Со слов девушки, она встретила Цоколаева, когда тот выходил из ординаторской и поздоровалась с ним: «На мой вопрос, завотделением сказал, что ему некогда. Но я повторила, что вопрос именно к нему, потому что он отменил ЭКГ. В этот момент Цоколаев разворачивается, а он огромный 2 метра ростом, и как закричит на меня: „Почему ты, овца, вообще решила, что я с тобой буду разговаривать?“ Меня это возмутило: почему вы так себя ведете?»

А дальше, вспоминает Ольга, когда он втолкнул ее в ординаторскую, Цоколаев заметил в ее руках телефон: «Он подумал, что я его записывала. У него изменилось лицо, начал орать „Ты что, тут пишешь меня?“ Отобрал телефон, посмотрел, что не может войти в него, и стал наносить удары по лицу, их было 5-6. Он меня бил до того момента, пока я не отлетела к стене, не ударилась головой.

Дальше я помню, что лежу на полу, была без сознания. В ординаторской в тот момент находилась моя лечащая врач и еще мужчина, он тоже доктор, но я его до этого не видела — у них не было никакой реакции на происходящее. Поэтому я сделала вывод, что это у них в порядке вещей.

Когда я открыла глаза, она сидела на корточках около меня и сказала мне: тише, ваша задача сейчас уйти отсюда. Затем стала меня поднимать. В этот момент Цоколаев говорит, нет, никуда я оттуда не уйду. Закрыл дверь, меня посадили на банкетку. Он вылил мне на грудь две 1,5-литровых бутылки с водой, когда я уже в сознании была. У меня вся одежда была мокрой, конец ноября, окна открыты».

Ольга утверждает, что после этого избиение продолжилось: «Он продолжил наносить удары по лицу, вырвал ЭКГ, плевал в меня, кричал, что он мне жизнь спасает. В какой-то момент я отпихнула его, попала ногой в пах. И затем он нанес мне удар по левому уху, после которого я перестала этой стороной слышать. Поворачиваюсь к лечащему врачу, говорю об этом. Она отвечает: ничего страшного, это контузия, пройдет».

Пострадавшая говорит, что ей мало кто поверил: «Но я прошла полиграф и есть подтверждение, что я никого не обманываю».

После избиения, по словам Ольги Спецовой, он заставил написать ее заявление, что она сама на него напала.

Оба участника конфликта тогда обратились в полицию.

Как рассказывает Ольга, когда ее перевели в другую больницу, после подачи заявления ничего не происходило. Только после того, как пострадавшая обратилась в СМИ, Минздрав и прокуратура начали проверку, открыли дело по статье о превышении должностных полномочий: «До августа шло следствие. Я прошла полиграф, сделали экспертизу, но в нее не вошли выписки из больницы, где я лечилась. Следователь знал, что я прохожу лечение со своим ухом в коммерческой клинике, хоть и прописана в Москве, но живу в Подмосковье.

В конце июля или в августе меня следователь вызвал на ознакомление с делом, сказал, что врач сознался, что из хулиганских побуждений наносил побои. Но при этом статью переквалифицировали на 115 часть 2, пункт а — „Умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений“. Я же еще без адвоката, и не знала, что надо там было писать, что я с чем-то не согласна в экспертизе.

Уже на заседании прокурор сказала, что документы из коммерческой клиники судом не принимаются, только из государственной. Потом я уже из нее приносила бумаги о своем лечении, документы об операции, ходатайствовала суду, чтобы дело вернули на доследование. Но суд отклонил прошения, прекратил уголовное дело и назначил выплатить в казну Цоколаевым штраф 30 тысяч рублей».

Врач несколько раз пытался связаться с потерпевшей: «Перед первым судом мне от него пришло 25 тысяч, которые я отправила обратно через банк. Через несколько дней Цоколаев отправил уже 30 тысяч рублей, которые тоже вернула ему. И уже после первого заседания я по почте получила письмо с извинениями», — вспоминает Ольга.

«Хочу заверить, что мотив моего поступка, не раз обдуманный мной, кроется не в отношении к Вам, и не во внезапно вспыхнувшей к Вам неприязни, а скорее есть результат тех сложностей, которые выпали за два прошедших года на долю каждого врача, посильно боровшегося с несправедливостью и беспощадностью этой страшной болезни, вспыхнувшей по всей земле. Видимо, проблема формировалась глубоко во мне, постепенно поднимаясь на поверхность, и выплеснулась так неудачно в тот злополучный день» — написал ей Цоколаев.

Оцените материал
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах